Владимир шенаев


с. 1



Э кономика Евросоюза на рубеже веков

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

________________________________________________________________________




Владимир ШЕНАЕВ



Экономика Евросоюза на рубеже веков1

Европа сегодня переживает нелегкие времена. Она вынуждена включиться в общепланетарные глобализационные процессы в условиях, когда интеграция ее собственных хозяйственных структур и проведение в жизнь единой финансово-экономической политики, призванных дать ответ на вызовы глобализации, пока еще далеко не закончены.

И тем не менее лидеры Старого Света полны решимости отвоевать себе законное место под мировым экономическим солнцем. Состоявшийся в марте 2000 года в Лиссабоне саммит глав государств-членов Европейского Союза принял амбициозный план превращения ЕС к 2010 году в “самое конкурентоспособное и динамичное экономическое сообщество в мире, которое бы основывалось на знаниях и обладало способностью к непрерывному экономическому росту и обеспечивало все больше по количеству и лучше по качеству рабочих мест в условиях растущей социальной сплоченности2”. Этот план, получивший название Лиссабонской стратегии, предусматривал создание к 2010 году 20 млн новых рабочих мест, повышение средних ежегодных темпов роста в странах ЕС с 2,1% на протяжении последнего десятилетия до 3% в период с 2001 по 2010 год.

Для достижения этих целей авторы Лиссабонской стратегии наметили проведение в жизнь назревших политических и экономических реформ, направленных на форсированное развитие информационных систем, поощрение исследовательской и инновационной деятельности, устранение еще сохраняющихся препятствий на пути функционирования единого рынка, создание эффективной системы финансовых услуг, содействие предпринимательству путем сокращения сферы государственного регулирования и улучшения условий для мелкого и среднего бизнеса. Предполагалось, что реализация этих мероприятий позволит существенно ускорить темпы экономического роста в зоне ЕС, сократить существующий ныне неблагоприятный для Европы разрыв в основных экономических показателях между нею и США, а если удастся, то и вырваться вперед.

В действительности с началом ХХI века экономическое развитие Евросоюза не только не ускорилось, но, наоборот, резко замедлилось. Вместо намеченного в Лиссабоне 3%-го роста экономика стран ЕС вот уже третий год топчется вокруг одной трети этого показателя. Хуже всего то, что тон в этой стагнации задают “флагманы” европейской интеграции – Германия и Франция. В первой из них экономический рост практически остановился, во второй – оптимисты и пессимисты спорят лишь о том, вырастет ВВП страны в 2003 году на 1,2 или всего на 1,1%.

Сложившаяся ситуация, как уже не раз бывало за полвека европейской интеграции, используется ее недоброжелателями для самых мрачных оценок как нынешнего состояния положения в ЕС, так и будущего этой группировки. Так, авторы опубликованного недавно под эгидой Всемирного экономического форума аналитического обзора выполнения Лиссабонской стратегии с нескрываемым злорадством пишут, что экономика Европейского Союза по всем намеченным направлениям экономической деятельности демонстрирует худшие показатели по сравнению не только с США, но и с другими странами ОЭСP1. Причину этого они видят в неспособности стран ЕС проводить действительно единую экономическую политику. “Понятие согласованной европейской экономической стратегии остается иллюзией”, – констатируют авторы обзора. В будущем положение в ЕС, считают они, будет только усложняться, так как предстоящее вступление в эту организацию стран Центральной и Восточной Европы ухудшит ее экономические показатели.

Чем же вызваны нынешние неурядицы в ЕС и каково действительное будущее этой группировки? Для того чтобы ответить на эти вопросы, необходимо обратиться к более глубоким закономерностям экономики современного капитализма.

Как известно, капиталистическая экономика развивается циклически в двух разновидностях: большие циклы (образующие новые уклады) и малые (перепроизводства). Большие циклы в Европе начали формироваться после промышленной революции конца XVIII века. С тех пор сменились четыре уклада, или технико-экономические системы. В конце ХХ века завершился четвертый, и начался пятый большой цикл2. С его развертыванием связан переход к постиндустриальному информационному обществу, когда информатика и коммуникационные технологии оказывают влияние на все стороны хозяйственной жизни. На повышательной волне особенно быстро развиваются новые отрасли, составляющие основу технико-экономического уклада хозяйственной системы, которую в настоящее время называют “новой экономикой”. В ходе пятого цикла ускоряются интеграционные процессы в сфере науки и техники, интернационализация общественного воспроизводства в целом в связи с глобализацией и углублением международного разделения труда.

Основу современного уклада составляют: информатика, средства электронных коммуникаций, комплексная автоматизация на базе микроэлектроники, вычислительная и оптоволоконная техника, биотехнологии и новые материалы, атомная физика, генетика, космическая техника, электронная промышленность и роботостроение. Главным признаком этого технико-экономического уклада являются научно-техническая интеграция, образование регионального научно-производственного комплекса. Западная Европа вошла в ХХI век с концепцией европейского технологического пространства. В ЕС проводится единая политика НТП, осуществляются совместные научно-технические проекты и программы, во многих случаях достигается синергетический эффект для других сфер производства, общеевропейских НИОКР.

Объективно современный, пятый, большой цикл и складывающийся по мере его развертывания новый технико-экономический уклад с упором на интенсивные наукоемкие технологии в условиях интеграции и сложения сил в масштабах обширного и высокоразвитого региона открывают перед Европой возможности для мощного рывка вперед как в области экономики, так и в социальной сфере. В сущности, осознание такой перспективы и было зафиксировано в документах Лиссабонского совещания. И если эти возможности пока не реализуются, а перспективы Евросоюза вызывают вопросы, то причины следует искать в специфически неблагоприятном для Европы совпадении завершения длинного и короткого (воспроизводственного) экономических циклов, а также в перенасыщении рынка ЕС товарами и услугами, заставляющем эту организацию искать решение своих проблем путем “освоения” новых территорий.

Циклические кризисы перепроизводства



Наряду с большими циклами, связанными с переходом от одного уклада к другому, базирующимися на НТП и нововведениях- инновациях, существуют малые циклы, связанные с кругооборотом капитала в его денежной, производительной и товарной формах1. Эти циклы расширенного воспроизводства капитала в его различных формах отражают метаморфозы капитала и его движение по фазам примерно в течение десяти лет. Взаимосвязь между этими циклами просматривается в том, что при новых информационных технологиях в производстве обнаруживается более высокая оборачиваемость капитала. Если большие циклы обладают конституирующим признаком образования нового экономического уклада, то малые циклы кругооборота капитала на расширенной основе имеют конституирующую фазу в виде экономического кризиса или депрессии.

После Второй мировой войны и до начала 90-х годов Европа пережила три воспроизводственных цикла, сопровождавшихся усилением интеграционных и глобализационных процессов, когда многие проблемы переросли национальные границы прежде всего в таких сферах, как энергетика, природно-сырьевые ресурсы, экология, валютные отношения и т. п.



Сейчас завершается четвертый воспроизводственный цикл, начавшийся после выхода из кризиса 1992–1993 годов. Его особенностью является, прежде всего, стремление стран ЕС решать поставленные Маастрихтскими соглашениями задачи, определенные в 1993 году в форме критериев в области денежной, кредитной, финансовой и валютной политики. Для 12 стран, образовавших в 1999 году Евроленд, эти критерии носят обязательный характер.

Развитие событий показывает, что достичь этого оказывается непросто. Экономический подъем, начавшийся в 1995 году, к 2001 году сошел на нет. В настоящее время экономика Западной Европы находится в состоянии депрессии и стагнации, пока еще не вступив в фазу кризиса с абсолютным падением производства и инвестиций. Вместе с тем происходит усиление инфляции, рост денежной массы, безработицы, падение реальных доходов трудящихся. Наибольшая опасность идет со стороны рынка ссудных капиталов, что обычно предшествует падению производства.

Поскольку на Германию приходится одна треть экономического потенциала Еврозоны, то оценка состояния экономики этой страны позволяет понять положение всей интеграционной группировки. Ганс Айхель, министр финансов Германии, считает, что в 2003 году произойдет полное приостановление роста. В предыдущие два года, 2001-й и 2002-й, рост был соответственно 0,6 и 0,2%. По данным Германской ассоциации розничной торговли ожидается, что в 2003 году общий объем продаж в розничной торговле снизится на 1,5%. По данным Министерства труда Германии, к январю 2003 года количество безработных достигло 4,6 млн человек, что является рекордом за последние пять лет.

Происходит снижение объемов экспорта. Уже два года несут значительные потери банки. Так, убытки Ипотечного банка в 2002 году составили 858 млн евро (2001 г. он закончил с прибылью в 938 млн евро)1. В 2002 году было 10 крупных банкротств, а общее число банкротств увеличилось на 20%. В четвертом квартале 2002 года объем заказов снизился на 4,4%. Директор ИФО – Института Ханс-Вернер Зинн полагает, что ждать столь желанного возрождения экономики в этом году не следует. Канцлер Г. Шредер опасается, что в связи с событиями в Ираке Германия не выполнит критерии Маастрихта. Глава ЕЦБ В. Дуйсберг заявил 20 февраля, что война в Ираке приведет к пересмотру всех основных экономических принципов ЕС2.


Мирохозяйственные связи Европы

В более широком плане судьба Европы, в том числе ее экономического ядра – ЕС, зависит не только от того, как она обустраивает свое собственное хозяйство, но и от того, как сказываются ее отношения с остальным миром.



В международной практике при анализе финансового состояния страны или группировки стран используется платежный баланс по внешней торговле, услугам (транспорт, туризм, страхование и т. п.), внекомерческим платежам (переводам, платежам по процентам, дивидендам, оплате имущества и т. д.), а также расчетам по движению капиталов в форме прямых иностранных инвестиций (ПИИ), по ценным бумагам (акции и облигации), и банковским кредитам. (См. таблицу № 1).

Таблица № 1. Платежный баланс стран Еврозоны (млрд евро)


Статьи

1999

2000

20013

20024

1

2

3

4

5

А. Текущие статьи

- 19,0

- 60,4

- 13,8

+ 37,2

1. Товарооборот

1.561,0

1.948,0

1990,2

1.472,1

Экспорт (фоб)

818,0

989,8

1.033,0

784,2

Импорт (фоб)

743,0

958,2

957,2

687,9

Сальдо

+ 75,7

+ 31,6

+ 75,8

+ 96,2

2. Баланс услуг

- 94,7

- 91,9

- 90,0

- 58,9

  1. Нефакторные

услуги1

- 10,7

- 11,5

+ 0,9

+ 7,9

  1. Факторные

услуги2

- 84,0

- 80,4

- 90,6

- 66,8

Б.3. Сальдо по переводу

имущества



+ 12,8

+ 9,9

+ 8,9

+ 8,9

В.4.Баланс капиталов

(чистый экспорт капи-

талов:)


+ 11,7

+ 70,0

- 40,5

- 92,1

1) ПИИ

- 120,1

- 12,3

- 101,5

- 24,7

Инвестиции вне еврозоны

- 320,5

- 436,3

- 255,8

- 120,2

Иностранные инвестиции в еврозоне

+ 200,4

+ 423,9

+ 154,3

+ 95,5

2) ценные бумаги

- 43,0

- 115,2

+ 38,1

+ 49,8

Инвестиции вне

еврозоны


- 311,3

- 411,3

- 287,0

140,0

Иностранные инвестиции в еврозоне

+ 268,3

+ 296,1

+ 326,1

+189,8

3) деривативы

+ 3,8

- 2,2

- 3,7

- 9,2

4) кредиты

+ 160,8

+ 182,0

+ 8,8

- 107, 0

5) изменение ва-

лютных резервов

(увеличение:)


+ 10,1

+ 17,6

+ 17,8

- 0,8

Г.5. Сальдо статистически не разделенных операций

- 5,4

- 19,4

+ 45,4

+ 45,9




0

0

0

0


Как известно, главным видом международных экономических связей является внешняя торговля. Товарооборот стран еврозоны достиг наивысшей величины в 2000 году, после чего он остановился и уже в течение двух лет держится на уровне около 2 трлн евро3. Товарооборот подсчитан с учетом внутризональной торговли, поскольку Евроленд представляет собой объединение, которое сохраняет государственный суверенитет своих членов. В 2001 году экспорт стран еврозоны впервые превысил 1 трлн евро. При этом вывоз товаров значительно оторвался от импорта, что привело к увеличению положительного сальдо торгового баланса более чем в два раза. Несмотря на это, странам еврозоны только в 2002 году впервые удалось перекрыть пассив баланса услуг. Этот пассив в основном связан с расходами на дивиденды, проценты и денежные переводы. Что касается нефакторных услуг, т. е. расходов на оплату транспортных перевозок, туризм, строительство и т. п., то здесь показатели тоже отрицательные, но не в значительной мере1.

Второй по важности формой внешнеэкономических связей является движение капиталов и кредитов. В миграции капиталов важнейшее место занимают прямые инвестиции. Только за три года, с 1999-го по 2001-й, страны еврозоны экспортировали прямых иностранных инвестиций на сумму более 1 трлн долларов, тогда как импортировали за это время 778,7 млрд долларов.

Несколько отличается ситуация с торговлей ценными бумагами. До 2001 года поступления в страны еврозоны были также меньше, чем их расходы по этой статье в других регионах мира. Однако в 2001 году картина изменилась. Поступления значительно обошли суммы, израсходованные членами Евроленда за пределами еврозоны. Эта тенденция сохранилась и в 2002 году. За три года, с 1999-го по 2001-й, страны еврозоны затратили на приобретение ценных бумаг вне еврозоны один триллион евро, тогда как поступления от иностранцев в еврозону, связанные с ценными бумагами, составили 890 млрд евро. В 2002 году картина изменилась в обратную сторону, т. е. поступления в еврозону превзошли расходы на ценные бумаги вне еврозоны.

Произошли перемены и в кредитных отношениях между странами еврозоны и другими государствами. Если до 2001 года сальдо по кредитной задолженности было положительным для стран еврозоны, то в 2002 году произошли резкие изменения. За те же три года (1999–2001), прирост поступлений в кредитные институты ЕС составил 343,3 млрд евро, а за три квартала 2002 года произошло сокращение поступлений на 51,7 млрд евро, причем целиком за счет уменьшения долгосрочных ссуд (75,9 млрд евро)2.

Рождение евро

В наше время, в начале XXI века, происходят крупные изменения в валютно-финансовом хозяйстве мира: начинается переход к биполярной, третьей по счету, мировой валютной системе3. Это важное новое явление стало следствием происходящих в Европе в условиях глобализации мощных процессов региональной экономической и политической интеграции, которая породила не только возможность, но и необходимость создать региональную международную денежную единицу – евро.


Путь к евро был долог и сложен. Борьба за стабильность валютного курса в Европе происходила и происходит в тесной связи с региональной европейской интеграцией, в подходах к которой у Франции и Германии имелись существенные различия. Французы, в частности, исходили из того, что интеграционные процессы должны начинаться с валютной стабильности. Для них интеграционные процессы в валютной сфере являлись “мотором” всей экономической интеграции. Немцы же исходили из другого принципа. Они считали, что валютная интеграция должна завершать экономическую интеграцию и служить как бы “короной” в интеграционном процессе. Эти подходы нашли отражение в планах француза Р. Барра (1969 г.) и немца К. Шиллера (1970 г.)


Усилиями специальной комиссии во главе с П. Вернером (премьер-министр Люксембурга) был найден компромисс, предусматривавший мероприятия в три этапа примерно по три года с завершением в 1980 году. Хотя не все намеченные задачи были решены, некоторые положительные результаты были достигнуты. К ним относится создание Европейского фонда валютного сотрудничества (ЕФВС), с перспективой стать впоследствии Европейским Валютным Фондом (ЕВФ). В 1979 году была образована европейская валютная система (ЕВС), в основе которой лежала синтетическая валюта – экю. К тому же сохранились идеи Плана Вернера, которые были воплощены позднее, когда интеграционные процессы в Европе достигли значительного успеха.

В июне 1989 года был принят трехэтапный План Делора по созданию Экономического и валютного союза (ЭВС). На сей раз интеграция значительно углубилась во многом потому, что в бóльшей мере учитывались и французские и немецкие предложения. Экономический и валютный подходы были даны в единстве, что нашло отражение в критериях Маастрихта 1992 года, предопределивших успех, который наблюдается в настоящее время.

Введение евро стало венцом этого процесса. В качестве международной денежной единицы евро существенно отличается от СДР и экю, которые тоже назывались международными, но по существу были синтетическими, т. е. основанными на “корзине” ряда валют.

Впервые в мире в 1999 году сначала в безналичных расчетах, а с 2002 года и в наличном обороте появилась международная региональная валюта евро, которая опирается на единое экономическое пространство двенадцати стран ЕС.

Принципиальное отличие евро от доллара состоит в том, что доллар – это национальная денежная единица США, которая фактически выполняет роль мировой валюты и претендует на это в будущем. Выход доллара за пределы территории США определяется платежным балансом этого государства, а не реальными потребностями мирового товарооборота, платежей и т.д. Эмиссия долларов не соответствует требованиям объективных экономических законов в сфере валютного обращения. В этом слабость доллара.

Доллар, являясь американской национальной денежной единицей, образует свыше половины мировых валютных резервов, обслуживает более половины мирового товарооборота, где удельный вес товаров и услуг США составляет всего примерно 13%. Около 90% произведенной США продукции реализуется на их внутреннем рынке. Таким образом, доллар берет на себя выполнение функций мировых денег сверх вклада США в мировой товарооборот. В результате, возник парадокс: эмитированная американская валюта образует “долларовый навес” в резервах и накоплениях других стран.

Например, в России доллары официально выполняют функцию денежного накопления, находясь в резервах. Выполнять функцию средств обращения и средств платежа в расчетах доллару запрещено. В официальных резервах России накоплено свыше 50 млрд долларов, на депозитах в коммерческих банках приблизительно 15 млрд – это как бы узаконенные средства. Кроме того, нужно учесть приблизительно 50 млрд долларов сбережений населения вне кредитной системы. Если учесть “теневую экономику”, где сумма долларов приблизительно равна сбережениям населения, то получится примерно 150 млрд долларов. По существующим оценкам, почти одна треть наличных долларов, обращающихся вне США, находится в России, образуя “долларовый навес”, который требует внимания и выработки конкретных мер привлечения в оборот долларовых сбережений населения и долларов, находящихся в “теневой экономике”.



Теперь в мире функционирует евро – денежная единица, не имеющая национального характера. Он эмитируется не национальными центральными банками, а Европейским центральным банком (ЕЦБ), действующим на едином экономическом пространстве пока двенадцати стран ЕС, образующем Евроленд. В этом наглядно проявился процесс глобализации в валютной сфере. Таким образом, возникла денежная единица, международная по содержанию, хотя и ограниченная регионом, которая способна не только конкурировать с долларом (курс евро уже превзошел доллар), но и стать мощным самостоятельным фактором в мировой валютной системе.

В ближайшей перспективе борьба между долларом и евро, безусловно, обострится. Евро имеет под собой весьма существенную основу на региональном экономическом пространстве. Евроленд по своему экономическому потенциалу сравним с США. Это касается и валового продукта, и промышленного производства, и особенно внешней торговли со свободным движением товаров, услуг, капитала и рабочей силы. По существу, начался процесс вытеснения доллара в обслуживании этих сфер за пределами США. Роль доллара будет уменьшаться, прежде всего, на европейском пространстве.

Очевидно, переходить с доллара на евро будут не только страны ЕС, но и другие государства. Перспективы у евро большие. Великобритания, Дания и Норвегия, хотя еще и не вступили в Евроленд, ориентируют свои валюты на евро. Босния и Герцеговина, Эстония и Болгария проводят политику “валютного правления”, основанную на евро. Евро объявлен официальной валютой в Черногории, Андорре, Косово, т. е. введен в обращение. В целом в настоящее время уже около 50 стран, особенно в Африке и в Восточной Европе, переориентируют свои валюты на евро.

Для перспектив евро большое значение, естественно, имеет расширение территориально-экономического пространства ЕС, которое прошло уже в трех направлениях: в западном (Великобритания, Дания, Ирландия в 1973 г.), южном (Греция в 1981 г., Испания и Португалия в 1986 г.) и северном (Австрия, Финляндия и Швеция в 1995 г.). Образовалось пространство из пятнадцати стран в соответствии с концепцией Делора “о концентрических кругах”.
Евросоюз накануне новых испытаний

Теперь стоит вопрос о расширении ЕС на восток за счет стран Центральной и Восточной Европы. Образованы две группы претендентов. Первая группа – Польша, Чехия, Венгрия, Словения, Эстония, Словакия, Латвия и Литва, а также Кипр и Мальта. Какая из этих стран выдержит Маастрихтские критерии, та и сможет вступить в ЕС и в Еврозону, введет в обращение евро. Ратификация соглашения назначена на 2004 год. Другая группа формируется для 2007 года.

Расширение рамок Союза сразу на десять государств (с 15 до 25), к тому же не самых экономически развитых, рождает понятные озабоченности и тревоги. Как это отразится на состоянии экономики Евросоюза – вопрос, вызывающий в его странах немало дискуссий.

Например в 2001 году в экспорте стран-претендентов на вступление доля ЕС составляла 67% (из них 31%, т. е. почти половина приходилась на ФРГ). На страны ЦВЕ – 14%, а на Россию – 2%.

Что касается структуры внешней торговли, то в 2000 году в экспорте вступающих в ЕС стран ЦВЕ на сырье приходилось 5%, предметы потребления – 23%, инвестиционные товары – 19%, а более половины остального образуют оборотные средства для будущих периодов, т. е. промежуточная продукция.

В структуре импорта на сырье приходилось 11%, т. е. в два раза больше, чем в экспорте, а на предметы потребления – 15%, т. е. в полтора раза меньше, чем в экспорте. Что касается инвестиционных товаров и промежуточной продукции, то их доли почти совпадают в структуре экспорта и импорта.



Что же привнесут эти страны, вступив в ЕС?

Во-первых, в отличие от нынешних стран ЕС, у вступающих начиная с 90-х годов значителен дефицит торгового баланса, который, несмотря на позитивный баланс услуг, тянет за собой и текущий платежный баланс в целом.

Во-вторых, у всех кандидатов наблюдается постоянный пассив баланса капиталов, определяемый поступающими в эти страны ПИИ. Это означает, что расчетный баланс, как годовой, так и на определенную дату, у них отрицательный. Следовательно, вступление в ЕС этих новых стран может ухудшить экономическое положение Союза. Почти все они далеки по своим показателям от критериев Маастрихта.

У Евросоюза, впрочем, уже было немало прецедентов, когда принятым в его ряды странам требовалось длительное время, для того чтобы поднять свои показатели хотя бы на средний уровень в Союзе. К примеру, Ирландии для этого нужно было тридцать лет. Греция, Испания, Португалия, вступившие в 80-е годы, до сих пор еще не вышли на средний уровень.

По мнению специалистов, нынешним странам-претендентам в среднем потребуется для этого примерно двадцать лет. Как свидетельствуют эксперты ЕБРР, наиболее остро эта проблема стоит перед Польшей, крупнейшей из стран региона, с населением 38,8 млн человек. Ей для достижения конвергенции с Евросоюзом может потребоваться до сорока лет1.

И тем не менее новые страны, вступающие в ЕС, в конечном счете во многом выиграют. Евросоюз продолжит расширяться. Будет расширяться и зона евро.

___________________________________________
P.S.

России тоже следует думать и решать, на какую иностранную валюту ориентироваться, т. к. на полную обратимость рубля в обозримой перспективе рассчитывать нельзя. Но внутреннюю конвертабельность рубля нужно сохранить. В биполярной валютной системе России придется, как прежде, иметь дело с долларом, который активно применяется в международных расчетах на Западе, но в то же время работать с евро. ХХI век начинается с укрепления связей России со странами ЕС, поэтому логично предположить, что в валютных отношениях будет преобладать ориентация на евро, при постепенной и последовательной дедолларизации. У евро более благоприятные перспективы в конкурентной борьбе с долларом.



Иногда возникает вопрос: могут ли члены СНГ претендовать на создание собственной международной региональной валюты? Судя по ходу дел в СНГ, мы можем приступить к решению данной проблемы не ранее чем через пять лет. Нельзя недооценивать возможности Евразийского экономического и валютного союза, который способен использовать примеры ЕС, ЕАСТ и Евроленда. Несмотря на трудности, единая валюта в странах СНГ более реальна, чем их вступление в ЕС и Евроленд. Нельзя исключать и того, что Болгария и Румыния, претендующие на вступление в ЕС, обнаружат, что им потребуется для этого слишком много лет, и проявят интерес к СНГ.

СНГ необходимо развивать интеграционные процессы постепенно, как в ЕС, начав со стран, наиболее приспособленных к этим процессам и критериям Маастрихта, применяемым на Западе. Углубление интеграции группы стран СНГ, связанных узами экономического сотрудничества (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргызстан, Таджикистан) уже началось с Таможенного союза, а 23 февраля 2003 года было подписано соглашение о создании Единого экономического пространства (Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан), к которому могут присоединиться другие члены СНГ. То есть “процесс пошел”. Странам СНГ объективно трудно оторваться от России, ибо значительная часть их международных экономических связей приходится на Россию, хотя и постоянно сокращается.


_________________________________________

1 Окончание. Начало в № 4. 2002 г.

2 The Lisbon Review 2002–2003 An Assessment of Policies and Reforms in Europe. P.1.

__________________________________________________

Шенаев Владимир Никитович, член-корреспондент РАН, заместитель директора Института Европы

© 2003


1 Ibid. P. 7.

2 Наряду с М. Кондратьевым большой вклад в исследование больших циклов в 20-е годы внесли российские экономисты, среди которых: М. Туган-Барановский, С. Губерман, В. Богданов, А. Генненштейн. В наше время большое внимание данной проблеме уделяют: С. Глазьев, Л. Абалкин, С. Меньшиков, Л. Клименко, Ю. Яковец, В. Маевский, С. Никитин, В. Циренщиков, Н. Мокашова, И. Савельева, И. Рыжов, В. Фальцман и некоторые др.


1 Проблемам воспроизводства и экономическим циклам посвятили свои работы российские ученые: Л. Мендельсон, А. Манукян, С. Меньшиков, А. Милейковский, Е. Громов, С. Никитин, П. Хвойник, Н. Фаминский, Ю. Шишков и др.

1 Коммерсантъ, 25.02.03.

2 Там же.


3 С 1 января 2001 года включена Греция.

4 За три квартала.

1 Транспортные расходы (включая страхование), туризм, строительство и пр.

2 Проценты, дивиденды, переводы и пр.

Источник: Deutsche Bundesbank. Monatsbericht № 1, 2003. S. 67.



3 Deutsche Bundesbank. Monatsbericht Januar 2003. S. 67.

1 Ibid.

2 Ibid.


3 На протяжении 30 лет, с 1944 по начало 70-х годов, в мире господствовала Бреттен-Вудская валютная система. Ее основу составляли три принципа: долларовый стандарт, фиксированные курсы валют (привязка к доллару, что было прообразом “currency board” или валютного правления), международные расчеты в долларах.

С 1978 года вступила в силу новая, вторая мировая валютная система, получившая название Ямайкской (конференция проходила в 1976 году в городе Кингстоне – столице Ямайки). К этому времени была впервые введена международная синтетическая денежная единица – СДР.



Обе эти мировые валютные системы характеризовались господством доллара. По существу, в обеих основу составлял долларовый стандарт, хотя у них существовали определенные различия.

1 БИКИ NN 149-150, 26.12.2002 г.

с. 1

скачать файл