Валентин Богатырев: «Центральная Азия – это не место интеграции и


с. 1
Валентин Богатырев: «Центральная Азия – это не место интеграции и регионализации, а место геополитического разлома»
Интервью подготовил Радислав Сафин, ВРС
«Тот факт, что президенты Туркмении и Узбекистана нашли общий язык, и даже более того, “общего врага”, в лице Таджикистана и Кыргызстана, говорит о том, что в регионе складывается новая ситуация», - сказал сегодня ВРС кыргызстанский аналитик Валентин Богатырев.
ВРС: По итогам недавней встречи лидеров Узбекистана и Туркменистана, Ислам Каримов заявил о том, что вмешательство третьих стран в водно-энергетические проблемы Центральной Азии является недопустимым. Как вы это можете прокомментировать?
Валентин Богатырев: На мой взгляд, встреча лидеров этих двух стран стала одним из самых знаковых событий последнего времени. Здесь надо отметить, что определенный старт данному процессу дали действия России в Кыргызстане, а именно тот факт, что состоялось Соглашение об инвестировании российских денег в развитие энергетики Кыргызстана. Этот процесс намечался давно, настолько же давно я и некоторые другие эксперты говорили о том, что Центральная Азия - это не место интеграции и регионализации, а место геополитического разлома. На мой взгляд, он сейчас начал четко прорисовываться, поскольку стало совершенно очевидным, что интересы Туркмении и Узбекистана нашли общие точки соприкосновения. Между тем, это было большой проблемой в отношениях между двумя странами.
Тот факт, что президенты Туркмении и Узбекистана нашли общий язык, и даже более того, «общего врага», в лице Таджикистана и Кыргызстана, говорит о том, что в регионе складывается новая ситуация. Фактически речь идет о формировании своего рода нового неформального блока из двух стран, которые, очевидно, начнут быстрое сближение и займутся выстраиванием совместной политики в вопросах водопользования.
На этой встрече Каримов сделал одно очень серьезное заявление, касающееся косвенно и напрямую Кыргызстана. Я говорю о том, что, по мнению Каримова, вопрос о воде не должен решаться с участием третьих сторон. Понятно, что он говорил не о США или Китае, а о России. Наряду с этим, понятно, что речь шла не о Казахстане или Афганистане, а о Кыргызстане и Таджикистане. Ислам Каримов четко заявил, что ни Россия, ни какая-то другая страна не должны вмешиваться в водно-энергетические проблемы внутри Центральной Азии.
ВРС: Какой вы видите реакцию на это российского руководства?
Валентин Богатырев: Я думаю, что с ее стороны не будет никакой реакции. Нужно понимать, что вопрос, связанный с Соглашением между Россией и Кыргызстаном лежит в несколько другой плоскости. Речь идет не о строительстве электростанций, как таковых, а о попытке использовать этот процесс, как мощный инструмент воздействия на ситуацию. С одной стороны, за счет этого строительства Россия может получить контроль над энергетикой Кыргызстана, с другой, – над Узбекистаном, за счет контроля над водой, которая поступает в это государство и южную часть Казахстана.
Это такой бизнес-проект, суть которого заключается далеко не в том, чтобы получать прибыль от продажи электроэнергии. У России, слава Богу, есть, где строить станции, на ее территории и без того дефицит электроэнергии, однако она вдруг бросается строить гидроэлектростанции именно здесь… Так что в данном случае речь идет об определенных политических интересах.
Поэтому Россия, как мне кажется, не будет особенно реагировать на заявление Каримова, поскольку она уже сделала то, что сделала. Она заявила, что готова контролировать водные ресурсы в этих странах, и хотя был сделан дипломатический реверанс в сторону Узбекистана во время визита туда Медведева, последние действия и подписание Соглашения с Кыргызстаном показали, что Россия не думает о том, чтобы считаться с Узбекистаном в этом вопросе.
Надо обратить внимание на то, что вода это реальная проблема, которая актуальна уже сегодня. В Узбекистане, по оценкам его экспертов, минувший год выдался крайне маловодным, так что сейчас будет довольно остро стоять вопрос, связанный с обеспечением его поливной водой. Уже сейчас в Узбекистане формируется образ врага в лице Кыргызстана, который не дает воду.
Я думаю, что постепенно это может вылиться в конфликты на данной почве. Конечно, они будут локальными, связанными с конкретной водой, но мы знаем, насколько они могут быть опасны в Ферганской долине. Хочу добавить, что предостережение Каримова касалось и этой части вопроса. То есть, он невольно высказал опасение насчет того, что Россия не должна вмешиваться в эти конфликты. Что она не должна предлагать свою помощь по урегулированию подобных инцидентов. Наряду с этим, все мы помним старую идею многих российских чиновников и особенно военных об открытии их базы на юге Кыргызстана. Так что я думаю, что эта идея вновь будет поднята и начнет муссироваться.
ВРС: Какие действия в создавшихся условиях, на ваш взгляд, необходимо предпринять Кыргызстану?
Валентин Богатырев: Во-первых, надо готовиться к тому, что вопросы объемов и графиков подачи воды будут стоять очень остро. Хочу заметить, что для Кыргызстана эта ситуация усугубляется тем, что мы должны выстраивать режим жесточайшей экономии воды. Известно, что, несмотря на большие ограничения, особых подвижек в исправлении ситуации в Токтогульском водохранилище не произошло. Воды как не хватало, так и не хватает. Поэтому совершенно очевидно, что нужно продолжать удерживать режим и копить воду, иначе мы потеряем водохранилище.
Наряду с этим, также очевидно, что с началом полива в интересы Кыргызстана входит максимальное ограничение подачи воды Узбекистану. Естественно, что это войдет в противоречие с узбекской стороной, и я думаю, что данный вопрос будет решаться Узбекистаном в достаточно жесткой форме. Такая же ситуация будет развиваться и с Таджикистаном относительно стоков Амударьи.
Во-вторых, если говорить о долгосрочной вещи, то позиция Узбекистана уже четко обозначилась. Узбекистан будет требовать международной экспертизы по проектам, связанным со строительством ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане. Здесь надо отметить, что подобного рода проекты так или иначе всегда подвергаются экспертизам. Дело в том, что строительство таких крупных объектов требует многомиллиардных инвестиций, и понятно, что это будут кредитные деньги. А в практике международных организаций, дающих такие большие средства, всегда используется оценка этих проектов. Причем, речь идет не только об экологической оценке, но и оценке политических рисков, которые возникают в связи с таким строительством.
Иными словами, если конкретная международная финансовая структура изъявит желание профинансировать такой проект, она в любом случае не даст ни копейки до тех пор, пока не убедится, что станция будет работать. Что она не будет стоять, потому что Узбекистан, например, выступил против этого и предпринял активные действия. Поэтому никто не даст денег до тех пор, пока не будет получено согласие Узбекистана.
Здесь возникает ровно такая же ситуация, как в случае со строительством железной дороги из Китая в Узбекистан через территорию Кыргызстана. Оно не начнется до тех пор, пока узбекская сторона не даст на это своего согласия. В противном случае, никто не будет финансировать этот проект.
В данном вопросе речь идет не просто об экологических соображениях. Я думаю, что какие-то экспертизы, в том числе экологические могут быть пройдены успешно, поскольку такие водохранилища строятся во многих местах. Они, конечно, влияют на экологию, но это влияние достаточно контролируемо, и серьезных сдвигов и проблем в себе не таит. Дело даже не в правовой экспертизе, потому что в мировом международном праве этот вопрос достаточно открытый. Есть прецеденты и того, что рекам придавался трансграничный статус, и вводились совместные права на их пользование, есть и такие прецеденты, что данные территории признавались зонами правового пространства одной страны и другая сторона не должна вмешиваться в ее дела. В этом смысле международно-правовая экспертиза не даст никаких результатов, проблемой будет именно финансирование этих станций.
Кыргызстану, прежде всего, нужно договариваться с Узбекистаном. Садиться и обсуждать эту проблему в конкретном аспекте. Лучше всего было бы провести эти переговоры таким образом, чтобы это было выгодно обеим странам. В этом плане, Ислам Каримов дал некоторый сигнал. Он сказал, что Узбекистан готов участвовать в инвестировании, если он убедится в том, что это соответствует его интересам. Таким образом, нам надо просто сесть за стол переговоров и договариваться по вопросу о водных режимах, о том, каковы могут быть последствия для лесного хозяйства, как их можно минимизировать и т.д. Остается лишь подчеркнуть, что проговаривать проблемы по этому вопросу нужно уже сегодня.

с. 1

скачать файл