В темноте камеры, скрывавшей чередование дня и ночи, единственной


с. 1
Глава 11.

В темноте камеры, скрывавшей чередование дня и ночи, единственной нитью реальности был тюремщик, приносивший еду. И именно с ней оказалась связана странность, проявившаяся после визита Тонгила: Венда перестали кормить обычным малосьедобным варевом, предназначенной для узников. Теперь ему приносили еду если не с господского стола, то уж точно со стола самих стражников. Или для неких таинственных целей Венд нужен был чернокнижнику исключительно откормленным, или стражники неправильно поняли указание своего господина.

Сперва ар-Син даже раздумывал над тем, чтобы отказаться от еды, но здравый смысл принял сторону голода, заявив: физически ослабнув, он никак не приблизится к цели. Главный шанс уничтожить врага Венд упустил, но пока он жив, оставалась надежда захватить мага врасплох. Крохотная надежда, но ее хватало, чтобы поддержать в воине решимость и желание жить.

Обострившийся в заключении слух уловил отголосок речи за массивной дверью, и Венд подобрался: для обычного прихода стражника было еще не время. Значит…

Яркий факел слепил, и Венд против воли зажмурил слезящиеся глаза.

- Помнишь меня? – любезно поинтересовался смутно знакомый голос. Не Тонгил.

Венд, сильно щурясь, приоткрыл глаза. Вздрогнул – в лицо ему усмехался друг юности, изменившийся, но все равно безошибочно узнаваемый:

- Мэль? – спросил недоверчиво, но память уже услужливо подсунула услышанный в столице дикий слух, будто Темному магу служит полуэльф, и служит добровольно. Невозможно? Возможно…

- Почему ты здесь, Мэль? – спросил Венд, даже не пытаясь скрыть горечь в голосе. Полукровка приподнял брови, его черные глаза – наследство матери-кочевницы – насмешливо блеснули:

- Тонгил велел подготовить для тебя, мой дорогой бывший друг, новые покои. Надеюсь, тебе понравится.

- Мэль! Почему ты служишь ему?

Полуэльф хмыкнул:

- Почему нет? - обернулся к кому-то за своей спиной, отрывисто приказал. - Отведите его, - и, передав факел одному из тюремщиков, вышел.

Незнакомый стражник споро расстегнул на Венде ошейник, но оставил кандальные, соединенные толстой цепью, браслеты на руках. Подтолкнул к двери:

- Пошевеливайся!
*****
- Арон!

Маг, стоящий у высокой башенной бойницы, обернулся. Лицо Тонгила казалось безмятежно, словно ничто для него не имело значения, кроме прекрасного вида, открывавшегося с башни.

- Да, Мэль?

- Этот… человек, - Мэа-таэль скривился, словно укусил нечто горькое. - Которого ты решил перевести в «гостевые покои»…

Тонгил приподнял брови, ожидая продолжения.

- Когда закончишь опыты, отдай его мне.

- Для развлечений? Заскучал? – с легкой ехидцей уточнил маг.

Мэа-таэль глубоко вздохнул, изо всех сил заставляя себя не злиться:

- Ты прекрасно знаешь, почему я спрашиваю. Из-за него погибли моя мать и сестра. Я сам хочу убить его.

Пауза. Потом – уже серьезный вопрос:

- А если от него ничего не останется?

Мэль разочарованно вздохнул, но тут же добавил, осененный новой идеей:

- Может, поменяемся? Отдай мне его сейчас, а я добуду тебе для опытов любого человека в империи, любого, кого назовешь. Хоть самого императора.

Вновь пауза, потом Тонгил медленно покачал головой:

- Извини, Мэль, но нет. Мне нужен именно ар-Син… Если будет чем поделиться – получишь его в свое распоряжение. Если нет – то нет.

И бесшумно скользнул мимо вверх по ступеням, оставив Мэа-таэля глядеть себе вслед, хмуря брови.


*****
Арон поднялся на площадку башни и несколько минут простоял там, смотря вокруг, но на самом деле ничего не видя. День был прекрасен: безоблачный, сияющий в лучах радостного солнца; но с тем же успехом он мог быть и днем пасмурного ненастья.

Ведь Арон уже продумал, что делать с самой насущной проблемой – Вендом, оказавшимся узником его подземелий. Уже все решил, но тут полуэльф сказал одну фразу, и северянин почувствовал, как осознание реальности, осознание правильного и неправильного ускользает, словно вода сквозь пальцы.

Что в действительности он знал о том Венде, который смотрел на него как на врага? Какой была у того жизнь? Что здешний Венд совершил, кому служил?

Венд из его прошлого не убивал женщин, никогда. Это был обет, который он дал много лет назад своей Богине и свято выполнял. Здешний же Венд…

Впервые закралась мысль, что, возможно, идея подарить ар-Сину жизнь и свободу - ошибка. Мысль казалась подлой, и Арон попытался подавить ее в зародыше, но потом к ней присоединился голос здравого смысла, нашептывая, что не стоит торопиться. Конечно, не следует убивать Венда самому, и, тем более, позволять это сделать мстительному полукровке. Но не стоит ли подождать, узнать больше? Пусть пройдет два-три дня, а лучше – неделя. А уже потом…

Арон встряхнул головой, сбрасывая наваждение.

Венд был его другом, Венд погиб из-за него. И пусть теперь все иначе, и никто, кроме него, не помнит, что могло быть по-другому… Пусть так, но Арон в должниках у Венда, и свой долг он отдаст. А будущим пусть распоряжается судьба.
*****
Один из стражников назвал место, куда его вели, «гостевыми покоями», другой с усмешкой уточнил, что предназначались эти покои для «самых дорогих гостей». Венд молчал, не позволяя себе реагировать на слова и издевки врагов. И прятал в глубине души недоумение, почему обычные люди согласились служить такому чудовищу, каким был чернокнижник. Разве они не знали, что он творил, чтобы получить нынешнюю силу, чтобы захватить власть? Или предпочли закрыть глаза и заткнуть уши?

«Покои» оказались совсем не тем, что Венд ожидал, никаких мрачных залов с алхимическими ретортами, наполненными кровью девственниц и ядами.

И стены, и потолок комнаты были покрыты пластинами зеркал, создавая иллюзию бесконечных, уходящих вглубь себя коридоров, каждый последующий – уменьшенная и затемненная копия предыдущего. Зеркала сбивали с толку, мешая определить, насколько покой велик, понять, как сюда попадает свет.

Никто из стражников не пожелал заходить внутрь. Они просто толкнули узника вперед и захлопнули дверь, оставив его в одиночестве разглядывать зеркальное убранство и себя в десятках отражений.

Когда Венд обернулся, двери за спиной не оказалось – лишь еще одно, во всю стену, зеркало.

А Тонгил был уже здесь. Еще мгновение назад покои казались пусты, и вот – маг стоит в нескольких шагах перед воином.

Венд не успел уловить момент появления чернокнижника. Должно быть, одно из зеркал скрывало потайную дверь.

Какое-то время они просто стояли друг напротив друга.

Тонгил склонил голову набок и внимательно рассматривал бывшего друга, а Венд прикидывал, с какого расстояния у него есть шанс достать мага. Многие чародеи так заколдовывали свою плоть, что любой металл соскальзывал, не причиняя вреда, и мог разве что разрезать одежду. Но убивает не только клинок. Достаточно одного движения рук – и хребет мага, как обычного человека, переломится.

- Ты не сможешь меня достать, - мягко произнес Тонгил, словно прочитав мысли Венда. - Если попытаешься, пострадаешь сам. Магов нужно убивать правильно, ар-Син, а не как придется. Но на всякий случай, чтобы у тебя не возникло ненужных искушений, имей в виду: нас разделяет не только расстояние в пару шагов.

Настороженно глядя на Тонгила, Венд попробовал подойти ближе, но на полушаге уперся в прозрачную стену. Поднял скованные руки – и они, словно по стеклу, скользнули по невидимой преграде вниз.

Последний шанс, последняя возможность уничтожить чудовище в человеческом облике – значит, ее никогда не существовало. И его смерть окажется столь же бесполезной, как и смерти смельчаков перед ним.

- Убедился? – Тонгил криво улыбнулся.

- Для чего я тебе понадобился? – большой нужды спрашивать не было: Венд и без того знал, что вкусившие «гостеприимство» чернокнижника не возвращались обратно даже по частям. Говаривали, в дело шло всё…

Но Тонгил ответил совсем другое:

- Завтра я выведу тебя к лесу – и будешь свободен. Можешь идти на все четыре стороны.

- Какая доброта! – не выдержал этого бреда воин. - А что потребуешь взамен? Клятву на крови?

- Ничего.

- Не верю, - нежданное милосердие пугало больше пыток. Темные маги не отпускают своих несостоявшихся убийц, а значит, каким-то образом живой Венд окажется чернокнижнику полезнее мертвого. - Я не буду служить тебе!

Тонгил покачал головой:

- Я же сказал: мне ничего от тебя не нужно. Считай это даром в знак… в знак старой дружбы.

- Дружбы? – в душе поднялась новая волна ненависти. - Эта дружба не помешала тебе уничтожить всех, кто был мне дорог, но теперь ты вспомнил?

Пауза. Потом ответ:

- Лучше поздно, чем никогда.



- Будь ты проклят, - прошептал Венд, чувствуя, как в горле встает ком. - Будь же ты проклят!

с. 1

скачать файл