В. А. Татарников Краеведческому клубу «Тетюхе» 10 лет


с. 1 с. 2 ... с. 5 с. 6
В.А. Татарников

Краеведческому клубу «Тетюхе» 10 лет

10 лет назад в жизни Дальнегорска произошло знаменательное событие, сначала мало кем замеченное, но приобретшее в дальнейшем большое значение для развития краеведения в северо-восточном Приморье. 3 ноября 1997 г. в дальнегорском Музейно-выставочном центре собрались люди, неравнодушные к родному городу, к своей малой родине: геологи Александр Васильевич Иванченко, Николай Васильевич Колесников, Вадим Васильевич Берлизов, директор и сотрудники Музейно-выставочного центра Маргарита Астемировна Эбингер, Надежда Васильевна Булавко, Людмила Васильевна Сулла, путешественник Юрий Николаевич Бражник, писатель Евгений Степанович Сюсюркин, археолог Виктор Анатольевич Татарников, краевед Василий Васильевич Омельченко. Это было первое заседание краеведческого клуба «Тетюхе», инициаторами создания которого были Ю.Н. Бражник, А.В. Иванченко, Н.В. Колесников, В.А. Татарников. В этот день был озвучен проект устава клуба, определены его задачи и цели: изучение истории старых поселений, аборигенов, древних памятников. В дальнейшем эти задачи были расширены: к работе клуба присоединились ботаники, библиотекари, учителя школ. Началось изучение истории Дальнегорска и других населенных пунктов, геологии и геоморфологии района, развития туризма. На первом заседании председателем клуба был избран В.А. Татарников, ученым секретарем - Л.В. Сулла. В последующем количество членов клуба расширилось, сменилось место заседаний: сегодня краеведы собираются в зале краеведения центральной библиотеки, сменились ученые секретари: на смену Л.В. Сулла пришел В.В. Берлизов, а теперь это Т.А. Тютькина.

10 лет - совсем немного, но членами клуба за это время была проведена большая краеведческая работа, а именно:

* С июля 1998 г. была начата работа по написанию книги «Дальнегорск. Очерки по географии и истории», которая первоначально создавалась как своеобразный энциклопедический словарь по Дальнегорскому району и не имела определенного названия, затем авторы решили расширить рамки книги и сделать учебное пособие для школьников, а в итоге получилась книга для всех категорий читателей.

* В газетах «Трудовое слово» и «Вечерний Дальнегорск» по инициативе клуба была создана краеведческая страничка клуба «Тетюхе», где в течение 1998-1999 гг. было опубликовано несколько десятков статей членов клуба по истории и археологии. В дальнейшем этой страницы не стало, но статьи клуба и сейчас публикуются в местной печати и востребованы читателями. Темы публикаций разные: история населенных пунктов, родословные старожилов, археология, памятники природы, геология, музей и формирование музейных коллекций, вопросы топонимики и возврата на карту района некоторых исторических названий.

* Н.В. Колесников и Ю.Н. Бражник участвовали в поездках по местам лагерей японских военнопленных и в сборе материалов на эту тему. В результате Н.В. Колесниковым подготовлена к печати рукопись «На пути к добрососедству (японцы в Тетюхе)».

* С 1998 г. Н.В. Колесников начинает плодотворно заниматься составлением родословных старожилов Тетюхе, Лидовки, Монастырки, Эстонки, Бринеровки, Мономахова, Краснореченского и Тайги. Является членом краевого клуба «Родовед». В последние годы к работе по родословным подключилась В.А. Гуларьянц. Ею опубликован ряд статей на эту тему в местных газетах.

* На заседаниях клуба (а их за 10 лет было 240) обсуждаются статьи и доклады по краеведению, результаты поездок и экспедиций. Проходили встречи со старожилами А.Ф. Журавлевым, В.И. Залевским, В.Д. Смагловым, коллегами-краеведами из Кавалерова Е. Кальницким, Т. Тюнис, Н. Кошман и известным российским родоведом В.П. Хохловым.

* В 1998 г. члены клуба посетили международный лагерь археологов на р. Зеркальной, где познакомились с японскими и американскими археологами и пригласили их в Дальнегорск, где позднее совместно изучили на предмет будущих раскопок пещеру Николаевскую и грот в районе Верхнего рудника (грот Бориса Бринера). Осенью 2007 г. в Дальнегорск в составе группы археологов Владивостока приехали японские археологи, специалисты по Бохаю, с целью посещения бохайских памятников долины реки Рудной. В.А.Татарников показал гостям городища Руднинское и Эстонское, древний могильник и Золотой Рудник. На следующий день с японцами встретился Н.В. Колесников, подарил им образец оловянной руды и показал на карте место, где эта руда добывалась.

* Организовано и проведено 2 научно-практические конференции - «Тетюхинские чтения-2001» и «Тетюхинские чтения-2006» по проблемам истории и географии, археологии, этнографии, культуры и экономики северо-восточного Приморья. Материалы этих конференций были опубликованы, и здесь уместно отметить, что издание «Тетюхинских чтений-2001» было осуществлено благодаря спонсорской помощи Н.И. Баевой.

* В.А. Татарниковым был подготовлен проект туристического комплекса «Бохай», который должен был стать центральной туристической базой северо-восточного Приморья для приема российских и иностранных туристов в 25 км от Дальнегорска, против села Мономахово, рядом с Руднинским городищем бохайского времени. С этим проектом В.А. Татарников в 2002 г. участвовал во Владивостоке на международном инвестиционном форуме, и там проект вызвал значительный интерес среди участников форума.

* Полевыми краеведческими исследованиями клуба – однодневными поездками (их было более 100) и многодневными экспедициями (около 45) была охвачена не только территория Дальнегорского района, но и других районов Приморья – Тернейского, Ольгинского, Кавалеровского, Лазовского, Красноармейского. Одна из экспедиций была за пределы Приморского края, в Амурскую область, откуда были привезены фрагменты костей динозавров, пополнивших палеонтологическую коллекцию Музейно-выставочного центра Дальнегорска. Основной целью всех поездок и экспедиций было обследование территорий с целью поиска новых археологических памятников, пещер, разных природных объектов, мест старых поселений. Наиболее значительные открытия были сделаны в 1998 г.: в Кавалеровском районе, вблизи с. Устиновка, было найдено Сибайгинское городище - большое средневековое укрепление государства Восточное Ся, а в Дальнегорском районе было обнаружено Бринеровское поселение бохайского времени на скалистой гряде в п. Садовом. Неоднократные исследования ключа Ущельного на реке Кривой, где 1300 лет назад действовал бохайский рудник по добыче золота, позволили не только уточнить масштабы горных работ древних рудокопов, но и послужили основой для обоснования гипотезы о существовании на реке Тетюхе одного из горнодобывающих центров государства Бохай, где велась добыча золота, серебра, олова.

* Г.М. Гуларьянцем проведены значительные полевые ботанические исследования в Дальнегорском районе, собрана большая коллекция растений, ставшая основой гербария Музейно-выставочного центра, опубликовано несколько статей в различных научных изданиях.

* Очень плодотворным для краеведов был 2006 г., год 100-летия экспедиции В.К. Арсеньева (1906) по Приморскому краю. Члены клуба активно подключились к краевой историко-краеведческой акции «Сквозь тайгу – век спустя», т.к. часть маршрута Арсеньева проходила по территории Дальнегорского района. Была проведена историческая реконструкция участка прохода экспедиции 1906 г. по р. Тетюхе и морскому побережью до мыса Грозного. В верховьях р. Монастырки было найдено место 1-й ночевки Арсеньева и его спутников в Дальнегорском районе, проложен маршрут 1906 г. по современной карте и определено месторасположение сопки вблизи Краснореченского (в дневнике Арсеньева сопка названа Голой), на которую 7 сентября 1906 г. поднимался Владимир Клавдиевич и откуда сфотографировал и зарисовал в полевом дневнике грандиозную панораму с перевалами с верховьев р. Тетюхе на реки Нотто и Иман. В.А.Татарниковым был подготовлен к печати буклет «В.К. Арсеньев и Тетюхе» с текстом дневника Арсеньева и фотографиями мест, где шла экспедиция 1906 г., была проведена конференция «Тетюхинские чтения-2006», посвященная 100-летию экспедиции, и фотовыставка. Член клуба Г.В. Смирнов провел несколько туристических походов по следам экспедиции Арсеньева со школьниками, отдыхавшими в лагере «Чайка».

К сожалению, не дожили до юбилея клуба прекрасные люди и талантливые краеведы Ксения Ивановна Богацкая, Вадим Васильевич Берлизов, Николай Андрианович Носенко, Александр Васильевич Иванченко, которые немало сделали для развития краеведения. Память о них останется в их рукописях и публикациях.



8 июля 2006 года, во время поездки в Лидовку.

Фото В. Татарникова. Слева направо – Ю.Н. Бражник,

А.В. Иванченко, Н.В. Колесников.



Заседание клуба «Тетюхе», ноябрь 2007 года.

Фото В. Татарникова.

Слева – Г.В. Смирнов, В.А. Гуларьянц, Л.А. Деточенко,

Справа – Н.В. Колесников, Т.Г. Филиппова, Т.А. Тютькина.



В.В. Берлизов

Первая геологическая практика на метеоритном поле

1947 г. оказался важным для меня по нескольким событиям. Это был второй год, как замолкли залпы 2-й мировой войны, завершившейся разгромом гитлеровской Германии, когда тысячи солдат, сержантов и офицеров нашей страны смогли окончить свои ратные дела и приступить к мирному созидательному труду, учебе и отдыху.

1947 год отмечен ухудшением отношений между прежними военными партнерами - Соединенными Штатами Америки с Англией и Советским Союзом: наступил период в истории, получивший впоследствии название "холодной войны" (1946-1947 гг.).

Утром 12 февраля 1947 г. многие жители приграничной части Приморского и Хабаровского краев в радиусе до 300-400 км оказались свидетелями падения большого раскаленного тела, упавшего в западных отрогах хребта Сихотэ-Алинь, в 80 км к востоку от г. Дальнереченск, в нескольких километрах к северо-востоку от небольшой деревушки Харьковка (Красноармейский район Приморского края). Это выпал железный метеоритный дождь, названный заведующим геологическим сектором Дальневосточной базы АН СССР (Владивосток) Ф.К. Шипулиным Сихотэ-Алинским.



12 февраля 1947 г. Падение Сихотэ-Алинского метеорита.

Репродукция картины

дальнереченского художника

П.И. Медведева, очевидца

этого уникального

природного явления

Уже 15 февраля 1947 г. летчики Дальневосточного управления А. Агеев и П. Фирпиков, пролетая над тайгой на высоте около 700 м, заметили среди деревьев свежеобразованные воронки, резко выделяющиеся на фоне снега.

В течение 3-х дней в конце февраля место падения было обследовано геологом Дальневосточного геологического управления В.В. Онихимовским, Г.Т. Татариновым и В.А. Ярмолюком и упомянутым выше Ф.К. Шипулиным.

В результате было обнаружено около 30-и воронок диаметром от 1 до 28 м, составлен схематический план расположения воронок, найдены осколки железных метеоритов, опрошены многие очевидцы падения метеоритного дождя.

15 марта 1947 г. я был демобилизован из Советской Армии, где прослужил свыше 7-и лет, с 15 октября 1939 г., и прибыл во Владивосток, где был восстановлен в числе студентов горного факультета Дальневосточного политехнического института им. Куйбышева - ДВПИ (ныне это технический университет ДВГТУ), т.к. в 1939 г. проучился в ДВПИ на горном факультете 1,5 месяца до призыва в армию, поэтому мне был предоставлен академический отпуск до начала будущих занятий 1 сентября 1947 года. Декан горного факультета Евгений Александрович Пресняков заручился моим согласием использовать меня в летнее время на геологических вакансиях.

В начале апреля 1947 г. Е.А. Пресняков предложил поработать лаборантом в экспедиции Комитета по метеоритам Академии наук СССР, прибывшей во Владивосток для изучения метеоритного дождя и сбора его частей.

Возглавлял экспедицию председатель Комитета по метеоритам, известный советский астроном академик Василий Григорьевич Фесенков (1889-1972), автор гипотезы образования звезд из межзвездной газово-пылевой среды. В состав экспедиции входили: известный специалист по метеоритам, участник экспедиции Л.А Кулика к месту падения Тунгусского метеорита в 1908 г., ученый секретарь Комитета по метеоритам Е.Л. Кринов, геолог Дальневосточной базы АН СССР Ф.К. Шипулин и др., всего 9 человек. Из участников экспедиции было создано 3 группы для выявления и опроса очевидцев этого уникального явления. В одну из групп, которую возглавил астроном Н.Б. Дивари из Алма-Аты, мой одногодок, попал и автор этих строк.

Опрос очевидцев мы с Н.Б. Дивари начали со станции Бурлит, расположенной южнее ст. Бикин, затем двигались через села Благовещенка, Новополтавка, Ивановичи, перешли в Картуне на левый берег р. Уссури и провели опрос по левому берегу до с. Ново-Покровка. Работа производилась в следующем порядке: нагруженные тяжелыми рюкзаками с запасом продуктов на 15 суток (карточная система в стране еще не была отменена) с утра до обеда пешком по дороге мы продвигались от одного селения к другому, затем в селе устраивались на постой, а после обеда выявляли очевидцев падения метеоритного дождя и расспрашивали о том, что они видели и слышали 12 февраля, тщательно фиксировали их рассказы в полевой дневник. Нас интересовало: где очевидец находился в момент падения; какое это было время; место появления небесного тела на небосводе и место его исчезновения (направление и угол замерялись горным компасом и эклиметром); продолжительность движения тела в атмосфере и его размеры; световые и звуковые явления при этом, а также другие впечатления очевидцев.

Помню, что по дороге заядлый альпинист Николай Дивари преподавал мне основы пешеходных переходов, что очень пригодилось мне впоследствии на будущей геологической работе в условиях горно-таежной местности Приморья. Для примера приведу рассказ местного лесника из села Новополтавка Ф.С. Ашлабана, который 12 февраля находился в лесу за 15 км к западу от места падения и следил за рубкой деревьев. Было ясное морозное утро. Он увидел вдруг, что от дерева появилась вторая тень, которая быстро вращалась вокруг ствола. Обернувшись, увидел яркое тело, в 2 раза больше солнца, по яркости света напоминавшее электросварку. От головной части отлетали искры. Сзади тянулся темный клубящийся след, казавшийся красного цвета, державшийся в течение нескольких часов. Приближаясь к горизонту, тело пошло круче, затем скрылось за отдаленной сопкой. Спустя некоторое время послышалась как бы канонада от многих орудий, и кверху поднялся высокий темный столб, который держался, постепенно рассеиваясь, до вечера. Остальные опрошенные рассказывали примерно то же с небольшими вариациями. Несколько человек указали точное время падения - 10 часов 38 минут по местному, владивостокскому времени. Это были связист, записавший время на календаре, и заведующий школой в Ново-Покровке. А вообще диапазон времени падения метеорита, по рассказам очевидцев, был в пределах от 8 до 14 часов.

Очевидцы рассказывали, что при падении небесных осколков с потолка осыпалась штукатурка, распахивались двери, вылетали стекла из окон, выбрасывались из топившихся печей пламя и зола с головешками. Падение метеорита вызвало панический страх и у животных. Лошади в сильном испуге ржали, коровы мычали, срывались с привязи и метались во все стороны. Собаки с визгом и воем забивались под укрытия или убегали в лес из селения.

При обработке эти данные рассказов очевидцев о видимых траекториях метеорита в атмосфере были нанесены на сетку в гномонической проекции, и было определено реальное его движение по отношению к земной поверхности. Метеорит двигался в том же направлении, как и Земля, и догонял ее под небольшим углом к ее орбите со скоростью не менее 20 км/сек.

Найден фотонегатив столба дыма, снятый завклубом прииска Незаметный. Экспедиция приобрела картину местного художника П.И. Медведева, наблюдавшего в г. Дальнереченске падение метеоритного дождя. Сейчас эта картина экспонируется в музее Комитета по метеоритам АН СССР.

Как анекдот мы восприняли заявление весьма пожилой колхозницы в одном из посещаемых сел, которая сообщила, что вследствие падения этого небесного тела у нее погиб гусь. Науке нужны точные и проверенные факты. Дело в том, что за всю историю метеоритики не было еще случая попадания метеорита в животных и человека. После тщательного опроса этой старушки и ее родичей выяснилось, что гусь погиб от других, не зависящих от метеорита, причин. Свои маршруты наша группа закончила в селе Новополтавка, куда 25 апреля прибыла в полном составе вся экспедиция.

На следующий день начался самый трудный участок пути по бездорожью к месту падения метеорита. Проводником являлся местный лесник Ф.С. Ашлабан. Эти 18 км к месту ученые преодолевали почти весь день: мокрый снег, ручьи, гористый рельеф, груз, транспортирующийся на вьюках. Наконец часов в 5 вечера на пологом склоне небольшой сопки среди березовой рощицы стали попадаться обломки камней, бурые от свежей глины, так хорошо различимые на прошлогодней листве и особенно на местах сохранившегося площадками снега.

Едва разгрузив лошадей и сложив все имущество и оборудование у построенного для экспедиции небольшого домика, мы помчались осматривать самые близко расположенные воронки, причем обломки камней встречались на расстоянии до 500-600 м. И вот мы подходим к первой воронке кратерного поля. Затем воронки следовали одна за другой. Каждая воронка окружена валом, состоящим из выброшенного грунта и обломков скальных пород.

Вокруг крупных воронок то там, то здесь встречались ржавые блинообразные, зазубренные обломки метеоритного вещества, отлетевшего от основного куска метеорита уже при ударе о земную поверхность.

Кратерное поле представляло собой поразительную картину: как будто бы мы попали на артиллерийский полигон. А затем в течение месяца проводилось изучение метеоритного поля. Вместе с Н. Б. Дивари я занимался съемкой района падения метеорита. Николай Дивари теодолитом, я и другой лаборант, С.М. Коноплев, мерной лентой промеривали расстояние. Таким образом, был составлен метеоритный полигон, обеспечивший получение предварительной карты эллипса рассеивания метеоритного поля. К опорным пикетам полигона привязывались метеоритные воронки, которые при этом тщательно измерялись. Всего экспедиция составила характеристику 106-и обнаруженных воронок разного размера. Самая большая воронка № 1 имела диаметр 28 м и глубину 8 м. 2 воронки имели диаметр 24 м и глубину 7 м. Остальные от 0,5 до 10 м в диаметре, глубиной до 5 м.

Все эти воронки образованы падением отдельных, наиболее крупных, частей метеорита, весом свыше 0,1 т каждый. Большая часть метеорита при ударе о скальные породы раскололась на многочисленные осколки, раздробив при этом и скальные породы.



Образец Сихотэ-Алинско-

го метеоритного «дождя».

Осколки заполнили внутренние склоны воронок и рассеялись вокруг на расстоянии нескольких десятков метров. Отдельные осколки встречались на расстоянии до 0,5-1,0 км. Вокруг крупных воронок в радиусе до 20-30 м наблюдались частью обломанные, частью вывороченные с корнем и лежащие рядами к воронке деревья.

Академик В.Г. Фесенков подсчитал, на основании скорости движения метеорита и явлений образования кратеров, что масса метеорита, образовавшая кратер № 1, должна быть порядка 30,0 тонн. Это эквивалентно железному шару радиусом в 1 м.

Скорость разлета осколков метеорита различна, иногда она достигала большой величины, т.к. один осколок смог пробить ствол кедра диаметром до 30 см. Этот кедр был обнаружен у воронки № 31, спилен и доставлен в музей в Москву.

Обнаружено также 78 лунок диаметром меньше 0,5 м, образованных в мягком грунте падением отдельных частей метеорита, весом в среднем меньше 100 кг каждый. Кроме того, на поверхности почвы было собрано 175 мелких частей метеорита, весом от 2,7 кг до сотых долей грамма. На метеоритном поле подобран самый маленький в мире метеорит весом 0,18 грамма. Метеоритик размером до 4 мм синей каплей лежал на буром прошлогоднем листочке.

Воронки обнаружены в южной (головной), а мелкие экземпляры преимущественно в северной (тыловой) части эллипса рассеивания. Общая масса собранного метеоритного вещества составляет около 37 тонн. Наиболее крупные части метеорита весят 1745, 700, 500, 450, 350 кг.

Не расколовшиеся при падении экземпляры покрыты корой плавления темно-синей до вороненой окраски и имеют резко выраженный, присущий только метеоритам, рельеф. На коре обнаружены отчетливые следы плавления, сдувания и разбрызгивания расплавленного вещества метеорита.

Осколки крупных частей метеорита отличаются отсутствием коры плавления, резкой деформацией, в большинстве случаев имеют загнутые и заостренные рваные края и обильно покрыты ржавчиной и намазками почвы. В воронках и почве между ними при помощи магнита обнаружена метеоритная пыль. Она состоит из мелких остроугольных частиц и представляет собой продукт дробления индивидуальных экземпляров при их ударе о скальные породы. В.Г. Фесенков относит этот метеорит к мелким малым планетам - астероидам.

Химический состав метеорита при анализе показал: железа - 93%, никеля - 5,8%, кобальта - 0,34%, и в небольшом количестве сера, фосфор, углерод, хлор и др.

Сотрудниками экспедиции производились раскопки нескольких кратеров - воронок на месте падения метеоритного дождя, с целью обнаружения главной массы метеорита, ушедшей на глубину, падением которой и последующим за этим взрывом был образован кратер. По современным данным, объясняется это тем, что при ударе о землю падающего с космической скоростью гигантского метеорита происходит взрыв, по силе равный взрыву нитроглицерина такой же массы, как и масса метеорита. Взрыв возникает вследствие мгновенного (под влиянием удара) перехода твердого вещества метеорита в раскаленные газы, во много раз превосходящие по объему массу метеорита. В результате взрыва образуется кратер, а основное тело метеорита превращается в газ. В окрестностях кратера выпадают только остатки метеорита - небольшая часть осколков с характерно рваными краями.

Вечерами, сидя у костра, мы с большим интересом слушали увлекательный рассказ Евгения Леонидовича Кринова о тунгусском "диве" 1908 г., его исследованиях, в которых он принимал самое активное участие вместе с Л.А Куликом.

В конце мая 1947 г. первая метеоритная экспедиция окончила свою работу и возвратилась в Москву. Место падения Сихотэ-Алинского железного метеоритного дождя было объявлено заказником сроком на 5 лет (чтобы сохранить для науки это редкое явление). На месте падения метеоритного дождя продолжили исследования еще несколько метеоритных экспедиций. Таким образом прошла моя первая производственная практика, в знакомстве с необыкновенным небесным явлением - падением Сихотэ-Алинского железного метеоритного дождя.



К.И. Богацкая

Улицы нашего города

До 1948 года наш город улиц не имел. Деление было по микрорайонам. Название микрорайоны получали, как правило, по промышленным объектам, а иногда по географическим названиям. Уже в 1913 году существует 3 микрорайона: Верхний (Верхний рудник), Склад руды и Нижний.



    I. Верхний



Поселок Верхний (на горе). 1910-1912 гг.

Фоторепродукция из фондов МВЦ Дальнегорска.



    Верхний находился в самом деле вверху, на сопке, в глубине которой разрабатывались свинцовые руды. В первые годы добыча руды велась сверху с поверхности. Руду спускали в долину с помощью канатной подвесной дороги и Борисовского бремсберга. Этим же путем спускались и поднимались люди и все, что было необходимо для жизни и работы в этом микрорайоне. В 1929 г., во времена концессии, на Верхнем находился дом генерального директора предприятия (пл. 297,84 м2), дом управляющего рудником; жилые дома (по плану - 17). На Верхнем помещалось главное управление дороги, управление рудником, лаборатория, склад динамита, другие склады, конюшни с сеновалом, мастерские. Из социальной сферы возле дома генерального директора была баня, теплица, мебельный склад. У бремсберга была другая баня, «Камчатская», для рабочих. По воспоминаниям В.Соломахиной, на Верхнем был магазин. На плане его нет, очевидно, потому, что он не принадлежал предприятию. Жили люди в Верхнем микрорайоне до 40-х годов. К этому времени добывать руду стали ниже, на уровне долины. В горе пробили широкую штольню - Артем. Канатная дорога и бремсберг бездействовали. Очевидно, содержать эти сооружения только ради людей, живущих наверху, стало невыгодно. И люди стали переселяться вниз. С 50-х годов из-за усиленной разработки месторождения начали появляться провалы, в которых постепенно исчезали фундаменты былых зданий. Верхним стали называть ниже расположенную падь. В 1913 г. в ней было всего 5-6 зданий и железная дорога. Речка, протекающая по этой пади, названа Инзой до впадения в р.Кедровку, вытекающей из пади Шубинской. И далее, до впадения в р.Тетюхе, течет р.Кедровка.

А по плану 1929 г. Инзой названа не только река, текущая по Борисовской пади, но и дальше, вплоть до впадения в р.Тетюхе, течет р.Инза.

Партизанская улица

Хотя на этом плане 1929 г. падь именуется Борисовской, в самом деле к этому времени жители поселка называли ее Партизанской. Эта первая улица нашего города, которая получила собственное имя. Документов о том, кто и когда впервые назвал ее Партизанской, я не нашла. Возможно, их и нет. Но в воспоминаниях всех старожилов, в 20-е годы ее уже называли Партизанской. Со времени обоснования здесь Бринеров падь получила имя второго сына Юлия Бринера, Бориса - Борисовская падь. Но, видно, не хотели жители нашего будущего города сохранять память о своих хозяевах.

В конце улицы Партизанской - Верхний рудник, в начале - железнодорожное дело, т.е. те цеха, в которых были наиболее активные революционные выступления рабочих. На Верхнем руднике проходили неоднократные забастовки. По Партизанской улице рабочие «прокатили» на тачке неугодного им десятника. Здесь жила семья Кудрявцевых и других участников партизанской борьбы в гражданскую войну. По этой улице впервые в ноябре 1918 г. прошла под красными знаменами демонстрация трудящихся, празднующих 1-ю годовщину социалистической революции. Очевидно, эти революционные события и стали причиной, по которой жители назвали свою улицу Партизанской. Улица Партизанская всегда была рабочей. Жили на ней в основном рабочие Верхнего рудника - основы нашего города. Первые стахановцы 30-х годов, герои трудового фронта 1941-45 гг., герои скоростных проходок 60-70-х гг. - все они родом с Партизанской.

В 1929 г. на улице Партизанской было более 20-и многоквартирных домов (по 6-8 квартир), в основном из могучих стволов лиственниц и кедров.

К 30-м годам в начале улицы появились несколько односкатных каркасно-засыпных бараков. Тут же был филиал клуба, спортивная площадка.

В 1948 г. решением Тетюхинского поселкового Совета № 6 от 21 ноября 1948 г. (председатель Заподойников, секретарь Ходзинская) было официально утверждено наименование улицы Партизанской.

В 50-х годах пришлось снести пришедшие в негодность односкатные бараки и филиал клуба. Чуть дальше возникали магазин и рабочая столовая.

У сопки за р. Инзой построили несколько шлакоблочных домов. Правда, они стояли очень близко к сопке. В ливни с сопок шел сель, засыпая камнями и затягивая глиной крылечки нового дома. С 60-х годов на улице Партизанской стало тесно. Узкоколейка, которая всегда проходила по этой улице, была переведена на более широкую колею; большими стали железнодорожные составы, интенсивнее автомобильное движение. Страшно стало выпускать детей из дома. Началось переселение старых «партизан», как себя именовали очень дружные жители Партизанской улицы, в 9-й квартал. Так тогда именовалось место интенсивной многоэтажной застройки в более широком месте долины р. Тетюхе (Рудной).

А с 70-х годов постепенно начался снос домов по ул.Партизанской. Сначала тех, что были ближе к дороге, потом всех. Жаль, конечно, что уходит в историю жизнь улицы Партизанской, ее революционные и трудовые традиции, ее быт.

До сих пор, когда встречаются «старые партизанки», начинают со слезами вспоминать, как дружно жили, как вместе горевали, вместе праздновали, как делились самым последним, как вместе белили и красили свои жилища, следили за поведением детей, своих и чужих; как, если кто-то затевал пирожки или блины, складывали их в большой таз и несли угощать всех соседей...

Но что поделаешь - прогресс неумолим. Целые города уходят в небытие, не то что улица. Но вот память, память о рабочей улице Партизанской, первой улице нашего города, надо сохранить!

Берзинская улица

К Верхнему руднику иногда относят и соседнюю с Партизанской - падь Шубинскую. Иногда этот микрорайон называли и до сих пор называют наособицу, ласково - Шубинкой. На планах 1913, 1929 гг. все строения, показанные у слияния рек Инзы и Кедровки (Шубинки), отнесены к другому микрорайону - Складу руды. По воспоминаниям О.И. Грейнер, дочери Ивана Шубина, первый русский дом с зимней печью был поставлен у места слияния Инзы и Кедровки (Шубинки). Был он бревенчатым, а печь - каменной. До этого рабочие и исследователи месторождения жили во временных бараках и фанзах.

Братья Шубины со своими семьями прибыли по переселению на Дальний Восток в конце прошлого века.

Примерно в 1900 или 1901 г. Иван Шубин нанялся к Бринеру на должность десятника, чтобы строить дома и бараки на Руднике Тетюхе. Впоследствии работал здесь же главным конюхом. В первом доме сначала жил Шубин с семьей, потом еще чья-то семья. В 30-х годах в нем помещалась типография и редакция газеты "Сихотэ-Алинский рабочий "(сейчас это "Трудовое слово"). В 40-х годах дом был снесен.

По детским воспоминаниям О.И. Грейнер, до Рудника Тетюхе из Владивостока их семья добиралась следующим образом: на поезде доехали до Спасска, потом ехали на подводе, а дальше верхом на лошадях по узким таежным тропам. Лошадей, по всей вероятности, закупил Бринер для последующей работы на руднике. На Рудник вышли где-то со стороны теперешнего Краснореченска и спустились по пади, которая до сих пор называется именем первопоселенцев - Шубинской падью. На плане 1913 г. у места слияния речек показано несколько домов, и больше никакой застройки нет. На плане 1929 г. видим 2 бани - для служащих площадью 51 кв.м и большая баня площадью 194 кв.м - та, что сохранилась до перестроечного времени; котельная для бань; парикмахерская в отдельном домике; 4 многоквартирных дома и несколько маленьких без нумерации (возможно, частных). Впоследствии в начале Шубинской пади было построено еще несколько домов барачного типа. По инициативе комсомольцев и молодежи в 30- е годы в свободное от основной работы время был построен 2-этажный дом. Дом стоит до сих пор. Выше по Шубинской стали отводить участки под индивидуальную застройку. На Шубинке также жили в большинстве рабочие Верхнего рудника.

В 1948 г. решением Тетюхинского поселкового Совета № 6 от 21 ноября 1948 г. улица стала именоваться Берзинской. Берзинь, житель с. Макарово (теперь Каменка), участник партизанского движения, был зверски замучен белогвардейцами в 1919 г. в районе теперешнего с. Сержантово.

Улица Берзинская до сих пор остается малоблагоустроенной. В середине ее в начале 60-годов был построен магазин, существующий сейчас. В это же время на Берзинской улице работал летний (без крыши) кинопередвижной пункт. С появлением телевидения он перестал функционировать.

Улица существует благодаря индивидуальным застройщикам и дачникам.



II. Склад руды

Второй старый микрорайон - Склад руды. Назывался он так по действительному складу руды, который был там, где кончалась канатная дорога - напротив железнодорожного депо. По плану 1913 г. Склад руды был самым застроенным микрорайоном. В 1929 г. здесь были промышленные объекты: депо, железнодорожная мастерская, литейный цех, водонапорная башня и подъемник, центральные и другие склады, мебельный цех, лесопилка, конюшня со всеми подсобными помещениями. Тут же были административные здания: отдел экономики, железнодорожная контора, контора лесопилки, а также: железнодорожная станция, почта, рудком, рабочий клуб, столовые ряды с навесом, булочная, пожарка.

Жилые дома большей частью были кирпичные, и было их не меньше, чем на Верхнем.

По тому же решению, что и предыдущие улицы, Склад руды с 21 ноября 1948 г. стал именоваться Коржевской улицей.

Названа улица по имени партизана Александра Коржова, погибшего в гражданскую войну. А. Коржов, уроженец с. Бринеровка (Садовое), ушел с партизанским отрядом из Тетюхе в Ольгу, а затем - в Сучанскую долину. Участвовал в бою за с.Новицкое (сейчас Партизанский район), где и погиб. Семья его жила на улице, впоследствии получившей его имя.



Склад руды в депо. 1910-1912 гг. Фоторепродукция из фондов МВЦ г. Дальнегорска.

Склад руды (ул.Коржевская) до 2-й половины 50-х гг. был центром поселка. На небольшой (по нашим теперешним понятиям) площадке у старейшего и единственного тогда клуба проходили все митинги, демонстрации, массовые мероприятия, у клуба находился первый в районе памятник В.И.Ленину. Сейчас он стоит во дворе школы № 2. Напротив клуба была построена в 30-х годах столовая - она же ресторан по вечерам, тут же 2 магазина и рудком. У начала (если идти сверху) улицы Коржевской до сих пор находится железнодорожное депо. Когда-то (до постройки автомобильной дороги) здесь же была и железнодорожная станция узкоколейки. Именно отсюда в 1941-45 гг. начинали свой путь на фронт мобилизованные тетюхинцы. Возле станции была почта, дальше сберкасса, неподалеку от депо стоял дом, где жила семья Архиповых. Старший из братьев, машинист паровоза Сергей Архипов, был большевиком по убеждению, умелым организатором. Принимал деятельное участие в подготовке и проведении Тетюхинского восстания, в результате которого власть в Тетюхе перешла в руки революционного комитета из рабочих и крестьян, и стали организовываться партизанские отряды для борьбы за власть Советов. С. Архипов погиб в стычке с белогвардейцами в районе с.Мономахово. Похоронен на старом тетюхинском кладбище.

В небольшом домике на пригорке в 40-х гг. помещался оргкомитет крайисполкома по Тетюхинскому району, выполнявший в то время функции райисполкома. В последующие годы в этом доме была ВГСЧ - военизированная горно-спасательная часть (Коржевская, 76).

А дальше стояла деревянная церковь, освященная в 1916 г. К церкви была сделана пристройка для одноклассной церковно-приходской школы. Церковь просуществовала недолго, в 1918 г. священник оставил свое рабочее место. А в 1924 г. на сходе граждан было решено церковь закрыть. По концессионному договору к зданию церкви пристроили 6 классов для 7-летней школы. В 60-х годах на месте церкви построили типовую среднюю школу № 9. Когда население с Верхнего и Коржевской переселилось в другие места, здание было использовано как межшкольный учебно-производственный комбинат (Коржевская, 72). Напротив железнодорожной станции были центральные склады АГОТ, в советское время - склады техснаба комбината «Сихали».

За рекой, до тех пор, пока использовалась конная тяга, находилась конюшня. Впоследствии на этом месте обосновалась автобаза комбината "Сихали".

На месте лесопилки, после окончания строительства автодороги Варфоломеевка - Тетюхе, построена современная автостанция (Коржевская, 1).

Клуб им.Ленина на Коржевской существовал с 1918 г. до постройки ДК «Горняк» в 1952 г. Он был центральным клубом поселка, в котором концентрировалась вся культурная жизнь не только поселка, но и района. С 50-х годов в этом здании помещался Дом пионеров, затем детская техническая станция. Неподалеку был единственный книжный магазинчик, суд, прокуратура, милиция, военкомат.

В первые послевоенные годы в конце улицы построили общежития комбината "Сихали (сейчас в этом здании ГАИ), два 2-этажных жилых дома (пр.50 лет Октября, 111) и большой дом под пожарку (пр.50 лет Октября, 117), но это здание быстро превратилось в магазин. Наверху некоторое время была гостиница, потом и 1-й, и 2-й этажи занял центральный магазин промышленных товаров. Сейчас там другие магазины.



с. 1 с. 2 ... с. 5 с. 6

скачать файл