Тема межкультурная коммуникация на современном этапе


с. 1
ТЕМА 8. МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ


  1. Модели межкультурного взаимодействия и уровни межкультурной коммуникации.

  2. Деятельность ЮНЕСКО в развитии межкультурного обмена.

  3. Языковая политика в сфере распространения информации и особенности функционирования СМИ в условиях глобализации.

Литература:



  1. Милославская С.К. Межкультурная коммуникация в сфере задач межкультурной коммуникации // Мир русского слова. 2001. № 04, 2001.

  2. Республиканское общественное объединение «Белорусская Ассоциация клубов ЮНЕСКО» ( Режим доступа: www.belau.info)

  3. Alleyne M.D. International Power and International Communication. 1995.

  4. Ерасов Б.С. Социальная культурология: пособие для студ. высш. учеб. завед. М., 1996.

Поскольку XXI век – век мультикультурного диалога, важным является развитие многоязычной и поликультурной языковой личности, а также обоснование лингводидактического статуса категории «многоязычная и поликультурная компетенция».


1.

Модель межкультурного взаимодействия можно изобразить посредством следующего рисунка.

Ресурсы кодирования и декодирования человека опосредованы культурой, особенностями личности и восприятием межличностных отношений (все эти факторы действуют избирательно). При осознании «различий» происходит стремление уменьшить неопределенность и тревогу и создать третью культуру, которая будет комфортной для обоих участников коммуникации.

Б.С. Ерасов выделяет следующие уровни взаимодействия культур.

Этнический уровень взаимодействия осуществляется между локальными этносами, этноязыковыми, культурно-хозяйственны­ми (по общности материальной культуры), историко-этнографи­ческими (по сходству духовной культуры), этноконфессиональными и другими общностями. Во взаимодействии культур этого типа проявляются двойственные тенденции. Взаимное усвоение элементов культуры, с одной стороны, способствует интеграци­онным процессам, взаимному обогащению, обмену и т.д., а с дру­гой - сопровождается усилением этнического самосознания, стремлением к закреплению этнической специфики. Само по себе этническое общение, выражающееся в усилении контактов, дву­язычии, увеличении числа смешанных браков и т.д., еще не ведет к установлению общности. Как известно, культура этноса обес­печивает не только его интеграцию и стабильность как системы. Элементы этой культуры имеют и вторую жизнь, так как выпол­няют и этнодифференцирующие функции, становятся основой для различения «мы» и «они». Для каждого этноса бытие других этнических групп - внешнее явление, отличающееся не только по содержанию жизнедеятельности, но и в силу несходства куль­турного облика. Конечно, отношение к этому внешнему нача­лу может варьироваться в зависимости от различных внутрен­них или внешних факторов. Оно может вызывать интерес, но не вести к взаимодействию. Может возникать и взаимное или одностороннее проникновение, ведущее к использованию каких-либо элементов без утраты взаимной разделенности. Несомнен­но, что и на этом уровне формируются элементы межэтнической культуры, на основе которой и происходит прежде всего обще­ние между первичными общностями. К такой культуре отно­сятся прежде всего языки межэтнического общения, не обяза­тельно имеющие национальную привязанность. Так, в Тропи­ческой Африке это не только суахили и хауса, но и более мел­кие этнические языки, а также различные варианты смешанных жаргонов (пиджин), используемые для торгового и хозяйствен­ного общения.

Однако такая культура не обладает необходимой степенью зрелости, чтобы обеспечить интенсивное взаимодействие и со­гласие разнородных элементов. Разногласия и конфликты, в ко­торых дифференцирующие характеристики могут служить поводом и критерием для вражды и насилия, делают необходимым формирование устойчивого единства на более высоком уровне.



Национальный уровень. Национальное единство возникает как на моноэтнической, так и на полиэтнической основе через об­щую хозяйственную деятельность и государственно-политичес­кую регуляцию. Это дополняется созданием и соответствующей культуры - языка, идеологии, норм, обычаев и т.д. В странах Азии и Африки национальное единство в большей степени скла­дывалось на основе общего исторического опыта, накопленного в ходе колониального угнетения и борьбы за национальную неза­висимость и национальное самоопределение. Хорошо известно, что в освободившихся странах национальное объединение преж­де всего осуществляется государством. В сфере культуры оно так­же выступает важнейшим средством утверждения единства.

Тем не менее - процессы культурной консолидации нации не­редко оказываются двойственными и приводят, в свою очередь, к росту межнациональных противоречий в рамках одного государ­ства или между ними. В Индии прямое осуждение вызывают тен­денции этнической и языковой консолидации, вызывающие на­пряженные столкновения между представителями разных этноя­зыковых групп. Многие индийские ученые и политики видят в локальном национализме причины конфликтов и трений, веду­щих к дезориентации государственного единства.

Нередко меры по укреплению территориального и государст­венного национализма ведут к ограничению прав или изгнанию инонациональных групп. Так, например, в 70-х гг. в Гвинее, Уган­де, Кении, Замбии изгонялись «инородцы» (иногда проживаю­щие в данной стране в течение ряда поколений) не только из соседних и смежных, но и более отдаленных стран (средиземно­морских, азиатских). В 1989-1992 гг. подобные процессы охвати­ли ряд стран бывшего Советского Союза. За такими мерами боль­шей частью стоят экономические причины, так как тем самым ослабляется конкуренция для «титульного этноса» в доступе к местным ресурсам, что нередко наносит длительный хозяйствен­ный ущерб из-за оттока активного населения и вражды с соседя­ми. Тем не менее существуют и социокультурные причины, если возникает сильная потребность в ускоренном формировании на­ции и преодолении локальных барьеров.

Цивилизационный уровень. Именно в общении между цивили­зациями достигались в прошлом наиболее существенные резуль­таты в обмене духовными, художественными, научными дости­жениями. В средние века европейская цивилизация многое заим­ствовала из мусульманского региона, а позднее Индия и Китай.

По мнению С.К. Милославской, любой факт и процесс межкультурной коммуникации может быть охарактеризован по уровню/глубине проникновения коммуникантов в контактирующие культуры. С этой точки зрения могут быть выделены следующие уровни:

1) культурное взаимоприятие;

2) культурное взаимопонимание;

3) культурное «взаимоединение».

Первый уровень можно условно представить через утверждение: «Я предполагаю, знаю и учитываю, что другой думает и действует по-другому».

Второй уровень — через утверждение: «Я знаю и понимаю, почему другой — другой, и я готов согласиться с объяснением его инакости и принять ее».

Третий, высший, уровень можно попытаться выразить утверждением: «Я понимаю и принимаю концептуальные ценности другого и готов разделить их».

Целью первого уровня будет гарантирование взаимной культурной толерантности, целью второго — обеспечение взаимной культурной адаптации, а целью третьего — достижение взаимного культурного ассоциирования (единения).

Нужно, однако, учитывать, что в процессе межкультурной коммуникации человек выступает не как некая природно и социально воспроизводимая сущность, а как существо творческое, homo creator. Поэтому реальное межкультурное общение на более высоких, чем первый, уровнях начнет тяготеть не к категории типичного, не к «мы», «они», «обычно» или «всегда», а к «я», «ты», «здесь», «сейчас».

Очевидно, высшего уровня можно достичь только при условии выхода, во-первых, за пределы культурного быта в сферу культурного события, и, во-вторых, за пределы знания факта культуры как такового в область личностной интерпретации этого факта как культурного события.

2.


Разум – двигатель материального прогресса, гуманистических ценностей мира и прав человека. Опираясь на этот постулат, и родилась 16 ноября 1946 года ЮНЕСКО – Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. В последнее время мы добавляем к трем названным областям еще одну – коммуникации, вследствие важности того места, которое занимает коммуникация в современном развитии человечества. ЮНЕСКО преследует ту же цель, что и другие организации системы Объединенных Наций. Как записано в ее Уставе, это «международный мир и всеобщее процветание», которые в свою очередь являются плодом «сотрудничества» между всеми нациями. Миссия Организации лежит главным образом в области этики и духовности, осуществляемая прежде всего через международное интеллектуальное сотрудничество.

Принципы, на которых была создана ЮНЕСКО, гласят, что просвещенные граждане, сознавая свои основные права, вероятнее всего, будут совместно пользоваться плодами демократии; что совместное использование народами мира на равноправной основе выгод развития науки и техники улучшит их здоровье и благосостояние; что осознание своей собственной и других культур расширяет взаимопонимание между народами и информированность об общих ценностях и что свободное распространение идей словом и образом является условием развития демократии.

В своем послании по случаю 50-й годовщины Организации Генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор писал: «…в рамках своей деятельности в области образования, наук, культуры и коммуникации ЮНЕСКО должна, если она хочет выполнить стоящую перед ней этическую миссию, внедрить в сознание основополагающие ценности, которыми являются терпимость и солидарность».

Но как сблизить народы с понятием «интеллектуальной и моральной солидарности человечества», которое основатели ЮНЕСКО признали в качестве основы этого мира? Группы людей спонтанно нашли ответ на эти вопросы, объединившись в рамках движения «Клубы ЮНЕСКО». Название этих клубов уже само говорило о принадлежности идеалам ЮНЕСКО и желании способствовать их осуществлению.

Клубы ЮНЕСКО занимаются конкретной деятельностью: создают широкое движение неформального образования, имеющего цель сформировать взаимоотношения в духе мира, сохранить природное и культурное наследие, создать условия для свободного обмена информацией, добиться уважения прав каждого и способствовать образованию в области прав и основных свобод личности. Совместная деятельность дает возможность каждому попробовать и узнать, что такое общественная жизнь, попытаться ее понять и самоутвердиться.

Исходя из своей специфики, клубы могут выбрать одну или несколько из многочисленных сфер деятельности (изучение и пропаганда деятельности ООН и ЮНЕСКО, права человека и ребенка, культура мира и пропаганда ненасилия, охрана окружающей среды и устойчивое развитие, пропаганда здорового образа жизни и т.д.)

Содержание, которое можно предать этим направлениям, практически бесконечно и зависит лишь от воображения и активности членов клубов.

С точки зрения межкультурного обмена значимы следующие направления их деятельности:



Изучение и сохранение национального и мирового культурного наследия.

Одной из задач клубов ЮНЕСКО является восстановление, сохранение и пропаганда культурного богатства своей нации и мирового сообщества в целом. Выбирая это направление, клубы ЮНЕСКО могут:

- изучать культуру других стран путем организации бесед, круглых столов, диспутов, лекций, выставок, обменов, показов слайдов, фильмов, аудио и видео программ;

- заботиться о сохранении своего культурного наследия через организацию фольклорных экспедиций, фольклорных групп, кружков и секций;

- создавать этнографические музеи, фольклорные группы, пропагандирующие культуру своего региона;

- участвовать в проведении восстановительных и реставрационных работ по сохранению памятников культуры;

- выступать инициаторами проведения национальных праздников;

- создавать летописи своего края, региона;

- организовывать постановки культурных и исторических преданий о различных событиях той или иной страны, народа;

- изучать и исполнять музыку и песни этнических групп, что способствует пониманию их ценностей;

- выступать инициаторами проведения фестивалей народных обрядов, парада народных костюмов и т.д.;

- проводить творческие конкурсы с целью пропаганды национального культурного наследия.



Изучение иностранных языков, как моста для установления контактов между народами.

- организация в клубе секции по изучению иностранных языков (например, «Творчество на английском»);

- участие в языковых лагерях, языковых программах;

- выпуск двуязычных информационных бюллетеней;

- организация работы «Почтамта дружбы»;

- организация лингвистических лагерей;

- обмены с целью совершенствования языковых навыков.

Информационная деятельность.

Информационная деятельность является составляющей всех сфер деятельности клубов ЮНЕСКО. Однако, есть программы и проекты, позволяющие рассматривать ее как отдельно взятую сферу. Занимаясь информационной деятельностью, клубы могут:

- переводить и адаптировать на национальные и местные языки основные тексты и документы ООН и ЮНЕСКО;

- издавать периодический бюллетень новостей, другие информационные материалы;

- создавать календарь, знакомящий с наиболее значительными датами, событиями месяца, года;

- вести летопись знаменательных событий;

- быть инициаторами организации работы пресс-центра;

- сотрудничать со СМИ с целью расширения информационного пространства о деятельности клуба;

- организовывать и проводить семинары, тренинги по проблемам журналистики, информационной деятельности;

- участвовать в международных конференциях, форумах для журналистов;

- создавать Web-site, базы данных, библиотеки по различным сферам деятельности клубов ЮНЕСКО.

Культурная и спортивная деятельность.

Деятельность, которую осуществляют клубы в области культуры, многочисленна и разнообразна. Это и:

- организация литературных, поэтических, художественных и фотоконкурсов по различным тематикам;

- организация литературного карнавала;

- участие в творческих конкурсах;

- проведение фестивалей, концертов, конкурса «живых» картин, фестиваля рисованных фильмов;

- организация культурных мероприятий для членов клубов и общественности, вечеров «Поэтических чувств», «Состязания неизвестных пока поэтов», смотра поэтических жанров;

- организация и посещение выставок;

- проведения дней здоровья, участие в спортивных мероприятиях, организация эколого–туристических центров и лагерей;

- организация дня открытых стартов;

- проведение смотра народных спортивных игрищ, «Сюиты туристических игр»;

- межкультурные обмены.



Международное сотрудничество. Экскурсии и учебные поездки, обмены между клубами.

Все клубы организуют поездки, экскурсии, путешествия с целью дать их участникам, с одной стороны, более конкретные знания экономических, социальных и культурных реалий, и, с другой стороны, возможность лучше узнать своих соседей по планете. Обмены между клубами могут включать как непосредственно поездки делегаций, так и организацию «Почтамта дружбы», постоянные обмены печатной и аудиовизуальной документацией, публикациями, информацией и т.д. Возможны организация и проведение совместных акций с клубами из других стран.


Белорусская Ассоциация клубов ЮНЕСКО (РОО БелАЮ) – республиканская общественная организация, объединяющая клубы ЮНЕСКО, которые работают по программам в области науки, культуры и образования с целью пропаганды гуманных принципов и идеалов ЮНЕСКО. Клубы объединяют молодежь и взрослых и действуют в средних школах, гимназиях, в профтехучилищах, в центрах творчества детей и молодежи, ВУЗах, самостоятельно.

БелАЮ создана в декабре 1989 года. 3 июля 1991 года на III Конгрессе Всемирной Федерации ассоциаций, центров и клубов ЮНЕСКО Белорусская Ассоциация клубов ЮНЕСКО принята в полноправные члены Всемирной Федерации ассоциаций, центров и клубов ЮНЕСКО.



Некоторые сферы деятельности Белорусской Ассоциации клубов ЮНЕСКО:

1. Завершение трехстороннего обменного проекта образовательных семинаров по подготовке социальных работников и педагогов (Беларусь – Франция - Германия), г. Париж декабрь 1993г., г. Минск апрель 1994г.

2. Участие в организации и проведении семинара для молодых специалистов по работе с молодежью при участии делегаций из 7 стран: Франции, Беларуси, России, Германии, Италии, Бельгии, Испании. Проект проходил под патронажем Европейского Сообщества. Февраль 1994 года г. Брюссель, Бельгия.

3. Организация выезда 100 человек из минских школ для участия в детском фестивале “По радуге дружбы”. Апрель 1994 года, г. Киев, Украина.

4. Реализация программы образовательных семинаров по конфликтологии, воспитанию в духе мира совместно с Проектом “Надежда”, Великобритания, для психологов средних школ и внешкольных учреждений, центров социальной работы, учителей, руководителей клубов ЮНЕСКО.

5. Реализация молодежного проекта “Культурный треугольник” с участием молодежи из Беларуси, Германии и Италии. Июнь 1994 года, г. Вальтроп, Германия.

6. Организация молодежных трудовых лагерей молодых политиков Беларусь-Германия. Август 1994 года, Нарочанский край; август 1995 года, г. Гамбург.

7. Начало реализации долгосрочного проекта обменов “Развитие”, целью которого является установление и развитие дружеских и деловых контактов между школами Беларуси и Норвегии, обмены визитами школьников и учителей из двух стран. Один из самых крупных проектов Ассоциации.

8. Проведение семинаров по детской психологии совместно с Национальным Центром творчества детей и молодежи, с участием психологов из Франции для психологов белорусских школ и внешкольных учреждений.

9. Начало реализации совместной с Норвежской Ассоциацией содействия ООН программы по организации образовательных семинаров по экологии, созданию сети школ-партнеров, сотрудничающих по экологическим программам.

10. Подключение к американскому проекту англоязычных лингвистических лагерей “Bridges for Education”.

11. Подключение к международному проекту установления двухсторонних связей между школами (school twinning) “Life-Link Foundation”.

12. Участие делегации БелАЮ в Европейском Конгрессе по воспитанию в духе мира “Образование в области прав человека”.

13. Реализация программы “Адраджэнне”. Включение во все проекты Ассоциации белорусского культурного блока.

• Организация работы секции “Спадчына” на зимних и летних университетах клубов ЮНЕСКО;

• Включение в программу этих мероприятий дней Беларуси;

• Организационная помощь белорусским фольклорным коллективам в выезде за рубеж, участии в музыкальных и фольклорных фестивалях.

3.

Языковая политика

Анализ состояния различных европейских языков является достаточно адекватным средством для осуществления оценки эволюции политики Сообщества в области коммуникации и культуры. С этой точки зрения нет основания для того, чтобы и далее продолжать считать государства в качестве единого «субъекта речи» либо сферы очерчивания европейской культурной идентичности.

Слияние культурной и коммуникационной политик имеет явный характер в этой сфере: сегодня в Европе, за некоторым исключением, наблюдается значительное отсутствие в СМИ языков «меньшинств».

Можно ли говорить о демократической защите культурной идентичности в Европе, если 12 государств-членов ЕС, которые совместно выступают за создание культурной арены единой европейской коммуникации, вносят свой вклад в исчезновение языков на своей собственной территории?

Следует помнить, что сегодня в Европе существует много языков, которые еще не достигли существенной степени присутствия в СМИ или в школьной среде. Это происходит не только в рамках сообществ эмигрантов, но также касается языков, которые забыты на их собственной естественной территории

Некоторые из этих языков (каталонский, язык басков в Испании, уэльский в Великобритании) в результате длительной политической борьбы стали первыми языками без государства, которые смогли создать собственные сферы аудиовизуальной коммуникации.

Языки являются значимой частью, но не единственной мерой культурной идентичности. По этой причине в противовес защищаемым интересам аудиовизуальной индустрии Европы, защита культурной идентичности не может быть поручена переводу (телесериалов или телевизионных шоу). Культурная гомогенность сегодня очерчивается посредством лингвистической гомогенности, а также посредством гомогенности символических языков. Поддержка сообществом переведенных программ, без соответствующего поощрения аудиовизуальной продукции различных европейских культур, приведет к новому дисбалансу, который, вероятно, будет не экономическим, а наверняка культурным.

Условия производства аудиовизуальной продукции, жизнестойкость культурной индустрии находятся в центре будущей европейской культурной политики, а также в центре будущего состояния их различных культурных идентичностей.

Особенности функционирования СМИ в условиях глобализации

Глобализация культуры

Общие структурные направления транснационализации

Одним из немногих эффектов новых коммуникационных технологий является тенденция к интернационализации массовой коммуникации. Вопрос о вытекающих из этой тенденции потенциальных культурных эффектах широко обсуждается до сих пор. Движение к глобальной медиа культуре имеет несколько источников, среди которых можно отметить возросшую способность передавать звуки и (движущиеся) изображения через границы по всему миру при достаточно низких денежных затратах, преодоление пределов времени и пространства, а также рост глобального медиа бизнеса (глобальные рынки медиа продукции), которые представляют собой организационные рамки и движущую силу глобализации. Ни одно из этих условий не возникло внезапно, равно как и сама идея транснациональной культуры (она намного опережает идею национального), но что является новым, так это возросший транскультурный коммуникативный потенциал изображений и музыки.

Процесс культурной «транснационализации», который, как предполагается, имеет место, характеризуется разнообразием значений. Он отсылает к распространению определенных широких типов культурных медиа содержаний, а также к некоторым потенциальным эффектам восприятия культуры.

Типичное содержание каналов транснациональных СМИ будет выбрано в соответствии с принципами межнациональной трансляции, даже если изначально оно разработано преимущественно для внутреннего рынка. Это предполагает снижение статуса культурной специфичности в выборе темы и предпочтение форматов и жанров, которые считаются более универсальными. В силу влияния США на рынке аудиовизуальной и музыкальной продукции, транснациональное содержание иногда рассматривается как североамериканское или среднеатлантическое с точки зрения культурной принадлежности. Общее направление эффектов предполагает удаление оригинальной культуры принимающих стран и/или побуждение к имитации международной модели.

Исследователи указывают на различение между «межнациональным» отправленным медиа содержанием, реально полученным содержанием актуальными условиями принимающей культуры. Переход от первого к третьему длителен. Даже первый аспект значительно сложнее, чем кажется, поскольку межнациональное содержание может быть транслировано различными способами: многосторонне, т.к. не существует специфического направления и одно и то же содержание принимается во многих, различных странах (это касается большинства фильмов, видео и музыки); двухсторонне, когда контент движется через границы в соседнюю страну (например, из США в Канаду, из Франции в Бельгию) или в бывшую колонию (например, из Великобритании в Нигерию); и национально, когда внутренне предложение содержит пропорцию импортированных материалов (как это происходит в большинстве мировых телесистем). Эти различия могут иметь существенное значение при разговоре о типе и степени транснационального потока, который имеет место, а также о его условиях. Некоторые аспекты транснационализации достаточно сложны для исследования, особенно всемирное принятие или всемирная адаптация иностранных культурных моделей во внутристрановом медиа производстве. Это усиливает глобальную гомогенизацию, хотя также является нормальным аспектом культурных изменений.

Процесс глобального потока и обмена очерчен и модифицируется многими факторами. Различия или сходства языка и культуры партнеров могут как осложнять, так и стимулировать коммуникационный поток. Объем медиа продукции и относительное богатство национальных медиа систем также уместны, поскольку небольшие и более бедные страны наиболее уязвимы к восприятию иностранных медиа, и наоборот. Другими словами, существует много различным барьеров транснационализации медиа культуры, некоторые их которых невольно возводятся национальной культурной политикой. Но в целом условия функционирования потоков и информационного обмена далеки от сбалансированности. Процесс также может варьироваться в зависимости от средства трансляции, степени устойчивости СМИ к трансграничному влиянию.


Globalizing effects: pro and con

Theorizing about the cultural impact of transnational flow has been shaped by different value perspectives, and there are different issues involved. Commentators have broadly divided into critics and celebrators of ongoing trends (see Ferguson, 1992). The positive view of transnationalization has taken several forms, beginning with the notion (see page 84) that mass communication could be the primary 'mobility multiplier' to spread modem ways and democracy. Global communication may seem to exend the shared symbolic space, helping to liberate people from the constraints of place and time — thus extending 'semiotic power'. It may be regarded as potentially culturally enriching. It can be viewed positively compared with the possible ethnocentricism, nationalism and even xenophobia of restricted national systems. More recently, international communication has been celebrated (gaining strength from a 'globalist' variant of 'videotopia') as the potential basis for a new world order of international peace and understanding, in the wake of the proclaimed end of the Cold War.

For critics, the earliest doubts about media-cultural internationalization probably stemmed from its being framed in terms of worldwide US imperialism (Schiller, 1969). During the 1970s an influential movement of resistance developed on behalf of developing countries in their struggle to retain their cultural integrity and political autonomy, said to be threatened by Western media-cultural imperialism (Boyd-Barrett, 1977, 1982). The term 'cultural imperialism' implies invasion and an element of coercion, although the latter was largely confined to the pressures of a market system whose terms favoured the dominant suppliers of mediа culture. In this debate, the interests of the poorer 'South' were posed against those of the developed 'North' in media matters.

'North' in media matters Concepts of cultural identity

A new issue has been added by the concern with a European cultural identity (in the context of European political and economic unification) (Schlesinger, 1987). It has been suggested that European culture (and different national cultures within Europe) might be undermined by transnational (especially North American) cultural importation (Thomsen, 1989). On the other hand, cultural transnationalization within the boundaries of Europe would support the unification project, helping to create a more distinctive and homogeneous European culture. The framing of the issue and the motivations (in part economic and political) behind it are not so very different in essence from the case of North-South cultural flow just described. Cultural relations between Canada and the USA have also long been treated in similar terms.

Within Europe, the relations of inequality or dependency which exist between the different nations have given rise to a further dimension of the debate — an issue highlighted by the ending of the division between Eastern and Western Europe, since there are now sharper divisions between the haves and have-nots in the material resources needed to support cultural identities. The situation is further complicated by the fact that a more international media culture is also likely to be a more commercialized culture, often meaning less control by national cultural policies (see below). The accelerating trend to more commercialism in Europe is also seen by many to work against both national and European cultural identity.



Towards a global media culture?

One cultural consequence of media globalization may be overlooked because it is obvious — the rise of a globalized media culture as such. Media internationalization probably does lead to more homogenization or 'cultural

synchronization'. According to Hamelink (1983, p. 22), this process 'implies that the decisions regarding the cultural development of a given country are made in accordance with the interests and needs of a powerful central nation and imposed with subtle but devastating effectiveness without regard for the adaptive necessities of the dependent nation'. As a result, cultures are less distinctive and cohesive and also less exclusive.

Another commentator observes that we increasingly encounter a form of culture which is

tied to no place or period. It is contextless, a true melange of disparate components drawn from everywhere and nowhere, borne upon the chariots of the global telecommunications system. . . . There is something equally timeless about the concept of a global culture. Widely diffused in space, a global culture is cut off from any past ... it has no history. (Smith, 1990, p. 177)

Some of these points can be seen to connect with the characterization of a postmodern culture, of which McLuhan has been hailed as precursor (Docherty, 1993). Postmodern culture is also detached from any fixed time and place, and has no moral standpoint or even meaning, except to be destructive of meaning and anti-Utopian (Harvey, 1989). Not by chance, the international media are given some credit (or blame) for promoting this type of culture, and, in turn, the preferred style of media culture may sometimes be described as postmodemistic.



While such a global media culture may appear value free, in fact it embodies a good many of the values of Western capitalism, including individualism and consumerism, hedonism and commercialism. It may add to the cultural options and open horizons for some, but it may also challenge and invade the cultural space of pre-existing local, indigenous, traditional and minority cultures.

с. 1

скачать файл