Тагильские писаницы


с. 1

Дубровский Д.К., Грачёв В.Ю. «Уральские писаницы в мировом наскальном искусстве», 2011


ТАГИЛЬСКИЕ ПИСАНИЦЫ

Самая большая концентрация памятников наскального искусства в уральском регионе отмечена на берегах реки Тагил. Тагил — правый приток Туры, его общая длина 414 км. Река берет начало на восточном склоне Среднего Урала, место истока — гора Перевал в 7 км к западу от Новоуральска. Основные притоки: Баранча, Салда, Мугай, Кыртомка.

На участке реки от деревни Балакино до урочища Камельское сосредоточено 19 писаниц. На некоторых камнях сохранились по несколько фигур и знаков, на других — многофигурные сложные композиции. Балакинская писаница, Камни Балабан I, Балабан II и Соколий расположены на территории Нижнесалдинского административного округа, остальные — Алапаевского. Сегодня большая часть памятников находится в частных охотничьи угодьях. В наши дни это довольно глухие места, от некогда крупных деревень Новожилово, Кваршино, Гаево, Маскальское, Орехово, Камельская, практически не осталось каких-либо следов. О находившихся здесь богатых колхозах напоминают лишь остовы брошеной в полях сельскохозяйственной техники.


Зарисовки Тагильского Писаного Камня по Д.П. Шорину

Как мы говорили в начале главы, первым об изображениях на берегах Тагила сообщил Никита Саввич Попов. Он оставил сведения о скале Балабан и Писаном Камне. В XIX столетии изучение тагильских писаниц связано с именем Д. П. Шорина. Он скопировал рисунки, находящиеся на скалах: Балабан на правом берегу Тагила у деревни Прянишниковой; Балабан на левом берегу, несколько ниже первого; Соколий камень — также на левом берегу; Караульный камень; Балабанский утес Змиев камень и Писаный камень. Свои зарисовки он свел в альбом, который изготовил в нескольких экземплярах. О тагильских изображениях также упоминают краеведы И. Толмачев и И. Рябов.

В 1910 году И.Я. Кривощеков выпустил «Словарь Верхотурского уезда», где на основе материалов архива УОЛЕ, опубликовал данные о 13 пунктах с древними изображениями.

В 1927, 1938, 1959 и 1960 годах берега Тагила исследовались В.Н. Чернецовым, причем первые две поездки ученый совершил один. В первой части его работы «Наскальные изображения Урала» описаны 14 расписных скал. В начале 1980-х годов памятники изучались экспедицией под руководством В.Т. Петрина. В последние десятилетия изучение наскальных изображений этой реки связано с именем В.Н. Широкова.


ШОРИН ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ (1817–1907)

Дмитрий Петрович родился в семье служащего Нижнетагильского заводоуправления Петра Ивановича Шорина, служившего около 60 лет приказчиком Черноисточинского, Висимо-Шайтанского заводов. Окончил Выйское училище и поступил писцом в денежное отделение управления заводов. В 1835 году стал старшим помощником начальника счетного отделения.

Д.П. Шорин был страстным краеведом. Общие интересы сдружили его с двоюродным братом Иродионом Рябовым. Они изучали богатые архивы Тагила, Верхотурья, Невьянска, книги по истории края, в 1840-х годах объехали всю северную часть Тагильского заводского округа с целью описания чудских городищ и курганов, поиска рисунков на писаных камнях. 
Особенный интерес представляют произведенные исследователями раскопки неолитической стоянки на берегу реки Полуденки и Кокшаровского кургана по реке Тагил.


Еще одной заслугой Дмитрия Петровича Шорина является открытие плавильного комплекса V-VI веков до н.э. в селе Лая.

Собранный им материал лег использовался такими известными археологами ХХ века, как В.Н. Чернецов и А.И. Рассадович.

В Тагильском краеведческом музее хранится огромная коллекция предметов эпох каменного и бронзового веков, собранная Шориным. Зарисовки уральских писаниц и описания других памятников, сделанные Д.П. Шориным, хранятся в Институте археологии и фондах Толмачева в Санкт-Петербурге.

 
Изображения камней Балабан I и II

Камень, получивший название Балабан I находится примерно в 5 километрах ниже по течению урочища Пряничникова, места, где в 1673 году верхотурский стрелец Евдоким Пряничников основал деревню, просуществовавшую практически три столетия. Во время экспедиции 1927 года на берега Тагила В.Н. Чернецов встретился с потомком основателя деревни Павлом Дмитриевичем Пряничниковым и записал интересные воспоминания: «по словам его деда, в пещеру, расположенную на Камне Балабан II, ходил молиться старик вогул». Вероятно, это было в конце XVIII-начале XIX веков. Манси издавна жили в этих местах. Особенно крепким считался род «вогуличей Теляновых». К концу 1660-х годов Теляновы разорились, и часть их владений перешла к Пряничникову. Большинство вогулов позднее переселились на север, но некоторые старики остались доживать свой век на прежнем месте. Вероятно, камни Балабан долгое время, вплоть до XIX века, почитались коренными народами. Здесь располагались их родовые святилища.

Камень Балабан представляет собой три скальных выхода на правом берегу реки, в 800 метрах выше этого места в Тагил впадает небольшая река Широкая. Останцы сложены крупными каменными блоками. Тагил здесь достигает 50 метров в ширину.

Древние рисунки сохранились на левом и среднем утесах, расположенных примерно в 10 метрах от воды. Всего на скалах было обнаружено 5 групп изображений. Первая группа, самая яркая, она видна на высоте около 4 метров рекой. Здесь нанесены две вписанные друг в друга окружности, в центре которых находится фигура медведя. От спины зверя отходит вертикальный отрезок. Вероятно, первобытный художник изобразил сцену охоты на могучего обитателя уральских лесов.


Панорама Камня Балабана I, 2010 год
Ниже этой композиции нарисован лось, туловище животного передано контуром, внутрь которого нанесено небольшое пятно. Голову с двумя ушами и характерную волосяную серьгу под подбородком древний художник изобразил тонированным силуэтом.

Не смотря на относительную яркость этой группы, В.Н. Чернецову не удалось ее обнаружить. Поэтому он приводит описание этих фигур по тетрадям Д.П. Шорина. Дмитрий Петрович не только оставил качественные зарисовки изображений, но и пытался дать интерпретацию композиции с медведем: «Натурально, что у лесных старожилов, а могло быть и у лешей чуди, медведь считался князем бывших здесь темных лесов, поэтому то его изображение обведено двумя кругами как окружались имена фараонов в египетских иероглифах. Здесь же сгруппированы на недальнем расстоянии Медведева деревня, Медведь-Камень, и две речки Медведки. Надо полагать, что изображения на Балабане выражают культ обожания темного народа...»

Вторая группа находится в 3.5 метрах выше по течению от первой и состоит из пятна краски и двух плохо сохранившихся окружностей. Внутреннее пространство которых заполнено радиально расходящимися отрезками.


Первая группа изображений, Камень Балабан I, 2010 год



Тонированный силуэт лося, Камень Балабан I, 2010 год



Антропоморфная фигура как и предыдущее изображение сохранило следы карандашной обводки исследователей.
Третья и четвертая группы находятся примерно в двух метрах правее от предыдущих рисунков. Здесь отчетливо видна антропоморфная фигура и пятна краски. В четырех метрах от человекообразного существа и на той же высоте выполнена силуэтная фигура копытного, с четырьмя ногами и двумя небольшими ушами. В 14 метрах справа находится пятая группа. На высоте около 2.5 метров над рекой видны плохо сохранившиеся рисунки, состоящие из горизонтально вытянутого овала с острыми концами, внутри которого нанесено круглое пятно. Немного выше нарисован зигзаг, в некоторых местах напоминающий полуовалы, с небольшими, отходящими из его углов отрезками.

Рисунки среднего утеса представлены фрагментами антропоморфной фигуры и многочисленными вертикальными отрезками и длинной горизонтальной линией, концы которой загибаются кверху. Сверху на линию опущены 12 или 13 коротких, слегка наклонных отрезков. Эту фигуру можно сравнить с изображениями лодок на петроглифах Фенноскандии. 


В.Н. Чернецовым проведены раскопки на верхнем и среднем утесах, в результате «были обнаружены следы жертвенного места. В расщелинах и трещинах камней оказались угольки, мелкие кусочки пережженной кости и фрагменты керамики, а на верхнем утесе кованое медное плоское несомкнутое кольцо диаметром 6 см». Эти находки могут быть отнесены к петрогромской культуре и датированы концом I – началом II тысячелетия. В 1979 году В.В. Бушуевым были заложены шурфы на вершине утесов камня Балабан. Археолог обнаружил слой угля и золы с обломками сосудов и костными остатками животных. Судя по рисункам на керамике, этот материал также относится к петрогромскому типу и датируется второй половиной I тыс. н.э.

В последние десятилетия памятник неоднократно исследовался экспедициями В.Н. Широкова.

Камень Балабан I сегодня часто посещается туристами во время сплавов по Тагилу, фотографии его рисунков можно легко найти в Интернете.

Камень Балабан II. Расположен примерно в 1 километре ниже по течению от предыдущего памятника на левом берегу Тагила. Скала расположена в некотором отдалении от берега и просматривается с воды лишь в зимний период, когда на деревьях отсутствует листва. Камень представляет собой скальную гряду, протяженностью около 100 метров, сложенную крупными блоками.


ЧЕРНЕЦОВ ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ (1905 -1970)



Валерий Николаевич родился 17 марта 1905 года в Москве в семье архитектора. После революции некоторое время он учился на естественном факультете Пречистенского института, позже в Московском Электротехническом институте. В 1923 году в составе геодезической экспедиции Чернецов приезжает на Северный Урал. Именно в этой поездке определился круг его интересов: история, этнография и археология народов Северного и Среднего Урала.

За годы пребывания в этом регионе В.Н. Чернецов выучил язык манси и стал одним из авторов первой азбуки и учебника мансийского языка. С 1925 по 1930 годы он учится Этнографическом отделении Ленинградского Географического института и параллельно работает в этнографических экспедициях у лозьвинских, сосьвинских и обских манси. За время работы исследователю удалось собрать колоссальный этнографический материал.

До последних дней жизни Чернецов был членом редакционной коллегии журнала «Советская Этнография», а также вел активные археологические исследования. Открытые им памятники вошли в золотой фонд уральской археологии.

Валерий Николаевич был одновременно археологом, историком, этнографом, фольклористом и лингвистом, тесно соприкасался с естественными и техническими науками, историей искусств. Все это предавало широту и прочность его научным изысканиям.

Особое место в своей научной деятельности Валерий Николаевич уделил уральским писаницам. Их поиску, копированию и интерпретации посвящены многие годы его упорного труда. Сбор материалов по наскальным изображениям был начат Чернецовым в 1927 году на реке Тагил. Первые экспедиции он проводил в одиночку, но, не смотря на это и труднодоступность многих мест, сумел открыть и зафиксировать памятники на берегах Тагила, Нейвы, Режа, Туры, Серги. В конце 1950-х–1960-е годы исследования проводятся уже в рамках экспедиции Института Археологии АН СССР. Ученым был собран огромный материал, позже обобщенный в двух томах монументальной работы «Наскальные изображения Урала». Здесь Чернецовым анализировались и обобщались все известные к тому времени сведения о наскальных изображениях нашего края. Работа построена с учетом всей суммы собранных автором данных о духовной и материальной культуре коренных народов региона. Помимо публикации накопленного материала, касающегося непосредственно уральских писаниц, работа содержит многочисленные факты и наблюдения этнографического характера, собранные автором в течение жизни.

Чернецов нашел множество совпадений между рисунками на скалах и различными изображениями в традиционном искусстве манси — в орнаментах на различных материалах, бытовых рисунках, татуировках, тамгах, изображениях на священных предметах, затесах на деревьях, в том числе и на священных местах. Это позволило Валерию Николаевичу высказать мнение, что традиция нанесения рисунков на скалы была связана «хотя бы на поздних этапах» с угорским населением и, конкретно, с предками манси.


Копирование изображений с Ирбитского Писаного Камня участниками экспедиции В.Н. Чернецова, 1960 год
Сопоставляя изображения на скалах с традиционным искусством, религиозными взглядами, ритуальной практикой, данными фольклора коренных уральских народов, Чернецов убедился в обрядовом значении древних рисунков. Были обнаружены многочисленные следы жертвоприношений на вершинах и возле писаных скал. В результате своих исследований В.Н. Чернецов смог высказать несколько основных идей. Согласно его представлениям, писаницы отражают «коллективность мероприятий в области быта, промысла и культа». Еще одной особенностью писаниц он считал календарность связанных с ними обрядов, на это может указывать ориентировка скал с рисунками, наличие в композициях солярных и небесных символов и определенные параллели в сезонных обрядах обских угров.

Анализ уральских наскальных рисунков позволил В.Н. Чернецову выделить несколько сюжетных групп, или сюжетов с различными вариантами, отражавшими определенные темы в «комплексе некогда проводившихся обрядов и действий».

Сюжет первый, главным изображением является животное (лось, олень, косуля). Этот сюжет выделен в четырех вариантах, отличающихся друг от друга в некоторых деталях.

Вариант первый, изображение копытного в сочетании с солярным знаком и изображением небосвода и часто присутствием охотничьих ловушек и приспособлений. Этот вариант ярко представлен в композиции на Зенковской и Маскальской писаницах на реке Тагил. Такие композиции принадлежат к наиболее распространенным среди уральских писаниц. Подобные сцены можно видеть в долинах Режа, Нейвы, Вишеры.

Вариант второй содержит фигуру копытного и солярный знак и представляет собой «упрощенный вариант» описываемого сюжета. Примером могут послужить рисунки Исаковской скалы на Реже и Ирбитского Писаного Камня.

Вариант третий, изображение животного у загородки или в ловушке. Композиции этого типа отличают от первого варианта, с одной стороны отсутствие солярных знаков и изображений небосвода, с другой — более детально проработанными ловчими сооружениями. К этому варианту сюжета Чернецов относил рисунки писаницы на «Двуглазом Камне».

Вариант четвертый, cодержит антропоморфное изображение, фигуру животного и охотничьей изгороди. Композиции этой группы немногочисленны, к ним можно отнести фрагмент изображений со Змиева Камня на реке Тагил.

Сюжет второй, здесь главным изображением является птица. Эта группа содержит изображения водоплавающих птиц в сочетании с загородками, ловушками и иногда небесными и солярными знаками. Птица благодаря своей массовости имела большое значение в хозяйственной деятельности древнего населения Урала. Этот сюжет является аналогом первого, только ориентирован не на копытных животных.


Медвежий праздник у обских манси. Фото В.Н. Чернецова
В третьем сюжете главным изображением являются «условно-антропоморфные и антропозооморфные фигуры». Реалистичные изображения, характерные для первых двух сюжетов, здесь практически отсутствуют. По своему содержанию В.Н. Чернецов делит эту группу на два варианта композиций. Вариант первый содержит «переходные» от первого и второго сюжетов к третьему, здесь выделяется изображения охотничьих сооружений, около которых находятся какие-то стилизованные фигуры. Вариант второй, представлен изображениями массовых групп условно антропоморфных, птицеобразных, и человеческих фигур.

В наши дни многие композиции, на основе которых ученый выделял сюжетные группы, были уточнены и получили иную интерпретацию. Кроме того, были открыты новые памятники, изображения которых не вписывались в указанные Чернецовым группы. Тем не менее, вклад Валерия Николаевича в изучение наскального искусства неоценим. Он обследовал большинство известных на тот момент мест с древними рисунками и ввел в научный оборот много новых писаниц. Так же на основе составленных им таблиц с изображениями можно получить представление о тех рисунках, которые не сохранились до наших дней. 

Новожиловская писаница и Караульный Камень


Скала, на которой сохранились фрагменты красочных изображений, находится на левом берегу Тагила в 1.5 километрах от урочища Новожилово. Хорошим ориентиром может служить перекат, напротив которого и расположены каменные выходы.

Скала близко подступает к воде, она состоит из двух останцев расчлененных диагональным разломом. В разломе, на высоте около 12 метров над уровнем реки есть небольшой грот. Древние изображения сохранились на верхней по течению части скалы высотой около 30 метров. Плоскости с рисунками обращены к югу.

Фрагменты фигур можно увидеть в 5 местах. Первая группа сохранилась на высоте 4 метров от подножия камня. Рисунки были нанесены на блок, покрытый кальцитовыми натеками. Здесь можно различить геометрический мотив в виде сетки, небольшой тонированный круг и, вероятно, остатки фигуры животного. Этот рисунок выполнен в силуэтной манере. Сохранность этих изображений очень плохая.

В 2.5 метрах выше описанных рисунков можно разглядеть две вертикальные линии, соединенные наклонными отрезками. В 5 метрах справа от этой фигуры просматриваются остатки рисунков, можно выделить зигзаг длинной около 1 метра.


Новожиловская писаница, фрагменты рисунков, 2010 год



Новожиловская писаница, фрагменты рисунков, 2010 год



Антропоморфная фигура на Караульном Камне, 2011 год
Пожалуй, самое интересное изображение сохранилось в 4 группе, расположенной в нижней части скалы на высоте около 3-х метров. Это антропоморфная фигура, нарисованная при помощи контура, сегодня хорошо различимы круглая голова и овальное туловище и две ноги. Пятая группа отмечена в 2.5 метрах справа от предыдущей, на высоте 1.8 метра. На краю блока, по белесоватому натеку нарисована геометрическая форма в виде параболы с пересекающими ее отрезками.

Весной–летом 2010 года в окрестностях скалы с рисунками бушевали лесные пожары. Выгорела значительная часть прибрежной территории. Огонь поднялся вверх по скале, уничтожив траву и мелкий кустарник. Некоторые рисунки оказались покрыты слоем пепла и практически неразличимы.

Следующая писаница нанесена на скалу известную как Караульный камень. Памятник расположен в трех километрах ниже Новожиловских изображений, так же на левом берегу Тагила. Рисунки этой скалы известны еще по зарисовкам Д.П. Шорина и И.М. Рябова. На собранный этими исследователями материал опирался в своей работе В.Н. Чернецов, так как сам не смог обнаружить древние фигуры.

Караульный камень высотой около 40 метров, он вплотную подходит к реке и хорошо виден с воды. В средней части скальных выходов имеется небольшой грот, правее которого находятся первая панель с рисунками. Здесь виден вертикальный ряд из 11 коротких отрезков и человеческая фигура с опущенными на пояс руками. Голова персонажа показана округлой с небольшим «рогом» с левой стороны.

В 17 метрах ниже по течению расположены фигуры второй группы — горизонтальные линии и зигзаг от углов которого отходят маленькие отрезки. Справа от этих геометрических мотивов видны две наклонные линии и антропоморфная фигура. Она изображена с подтреугольным туловищем, разделенным вертикальной линией. Возможно, таким образом, древний художник показал позвоночник, либо деталь одежды. Массивные плечи продолжаются согнутыми вниз в локтях руками. Человек имеет длинную линейную шею круглую голову с двумя маленькими отростками. Справа от этой фигуры нарисованы две пары вертикальных параллельных линий и пятна краски.

Последняя фигура Караульного Камня сохранилась на 30 метров ниже. Это двойной зигзаг с двумя точками в местах перелома.



Зенковская писаница 

Находится примерно в 3 километрах вниз по течению от бывшей деревни Кваршиной, на левом берегу реки. Хорошим ориентиром могут служить постройки охотничьего кордона, расположенные на 1.5 километра выше по течению. Другой приметной отметкой является место впадения в Тагил его правого притока — реки Зенковки. От кордона к Зенковской скале ведет хорошо видимая тропа. Примечательно, что, не смотря на глухие места, она расчищена от поваленных деревьев, через ручьи и овраги сооружены мостики. Вдоль дорожки можно увидеть несколько сделанных из старых пней живописных ульев.

Скала высотой около 25 метров достаточно близко подступает к воде, поэтому прекрасно замена с реки. Рисунки на Зенковской скале известны по запискам Иллариона Толмачева и горного инженера Ивана Гендрихова. Эти копии нельзя назвать точными, кроме того они охватывают только небольшую часть изображений памятника.



Зенковская скала, 2011 год
Валерий Николаевич Чернецов исследовал эти скалы во время экспедиций 1938 и 1960 годов. Всего ученый выделил 7 групп рисунков. «Основная масса изображений находится на собственно Зенковской скале — башнеобразном утесе, стоящем на самом мысу у воды. Группы шестая и седьмая обнаружены в 1960 году на небольшой скале в некотором отдалении от берега».


Первая группа Зенковской писаницы расположена на высоте около 15 метров. Чтобы сфотографировать рисунки необходимо специальное скалолазное оборудование. Фигуры этой композиции отличаются хорошей сохранностью и благодаря яркости красок видны со значительного расстояния, 2011 год
Первое панно с изображениями расположено на высоте около 15 метров. Рисунки выполнены красной краской и сохранили превосходную яркость. Они нанесены на два блока, расположенных под небольшим карнизом, который обеспечил фигурам защиту от атмосферных осадков. Для того чтобы подняться и скопировать фигуры В.Н. Чернецову пришлось использовать веревочную лестницу. Исследователь называл эту группу «самой великолепной по композиции из всех тагильских писаниц».

До сих пор здесь можно увидеть дугообразную линию небосвода, замечательный рисунок солнца, состоящий из трех вписанных друг в друга окружностей и шесть фигур лосей, четыре из которых выполнены в скелетном стиле. В.Н. Чернецов перед самой левой фигурой животного различил «копьевидный предмет», современные исследования показали, что это фрагмент какой-то разрушенной фигурой. Еще раз стоит отметить хорошую сохранность рисунков, они видны с воды, при помощи бинокля их можно различить даже с противоположного берега.

Следующая группа фигур нанесена под первым панно, на высоте около 2.5 метров от земли. В работах В.Н. Чернецова и В.Н. Широкова она указана под номером 5. Здесь сохранились фрагменты двух или трех солярных знаков, зигзаги, сложный мотив в виде ряда многоугольных ячеек с отходящими в стороны ломаными отрезками, восемь вертикальных волнистых линий и возможно антропоморфная фигура с поднятыми вверх руками.


Вторая группа рисунков Зенковской писаницы, 2010 год


Фрагмент третьей группы изображений, 2010 год


Фигуры птиц, 3-я группа Зенковской писаницы, 2010 год
Немного правее находится вторая группа фигур, она состоит из трех изображений птиц и четырех или пяти V-образных фигур верхние из которых имеют загнутые концы.

Третья группа рисунков расположена в 8 метрах ниже по реке. Здесь можно разглядеть человекоподобную фигуру с контурным туловищем и ромбовидной головой. Справа от этого персонажа — сотовидный многогранник, внутри которого отмечено 6 линий, а с внешней стороны углов четыре сдвоенных отрезка. Ниже расположены 7 горизонтальных отрезков и фрагменты краски.

На другой плоскости этого блока, расположенной к третьей группе рисунков пол углом в 90 градусов, изображены две фигуры птиц, примечательно, что их туловища древний художник передал короткими штрихами.

В четвертой группе, расположенной примерно в 2.5 метрах от предыдущей, сохранились три заштрихованных уголковых фигуры, На их фоне изображено человекообразное существо и 5 вертикальных линий. В нижнем левом углу плоскости изображено еще одно антропоморфное существо, оно выполнено в скелетном стиле — в стороны от туловища отходят три пары ребер, имеет голову в виде развилки и согнутые к коленях ноги.

Шестая и седьмая группы находятся на другом скальном выходе. Он расположен в нескольких десятках метров выше по течению в некотором отдалении от берега. В шестой группе видны только неопределенные мотивы. В седьмой группе, на отдельном блоке изображена сложная ромбовидная фигура, на соседнем камне, видна композиция из двух птиц с овальными туловищами и овалом над ними. Слева от них имеются остатки фигур, ниже, на отдельном блоке, небольшой рисунок птицы с прямоугольным туловищем.

В 80 сантиметрах выше третьей группы на каменной поверхности выделяются семь горизонтальных полос. В.Н. Чернецов считал их выбитыми искусственно, «обозначающих какое-то фиксированное число или срок». Исследователь допускал, что высеченные знаки отмечали периодичность выполнения обрядов.

В.Н. Широков изучив эти выбитые линии, пришел к выводу, что они имеют естественную природу — «это обычная складчатость, создающая отдаленное сходство с подработанной поверхностью». Тем не менее эти линии сильно выделяются на скале и привлекают внимание зрителя. 

Тагильский Писаный Камень

Писаный Камень является одним из самых ярких памятников наскального искусства на берегах Тагила. На его каменных плоскостях сохранилось более ста нарисованных фигур и знаков. Причем большинство изображений отличаются хорошей сохранностью и яркостью красок. Многие рисунки видны с десятка метров.

Памятник уже более двухсот лет привлекает внимание исследователей. Первые работы по зарисовке изображений были выполнены в XIX столетии главным кассиром Нижнетагильского завода Д.П. Шориным и отставным писарем Топорковской волости И.Ф. Толмачевым. Интересно отметить, что фигуры скопированные Шориным прекрасно видны и в наше время. Видимых изменений с большинством древних фигур не произошло. Писаный Камень был включен в список уральских писаниц опубликованный И.Я Кривощековым в «Словаре Верхотурского уезда» в 1910 году.
Рисунки этого памятника были подробно описаны В.Н. Чернецовым, исследователь побывал здесь в 1927, 1938, 1959 и 1960 годы. В 1990-е годы ревизию изображений проводил В.Н. Широков. Современным исследователем удалось внести много уточнений в уже известные композиции и обнаружить ряд новых фигур.


Тагильский Писаный Камень, 2010 год
Писаный камень находится на левом берегу Тагила, в 4 км ниже по течению деревни Гаёва и примерно в 1.5 километрах от урочища Орехово, где еще в 1960-е годы располагалась одноименная деревня.

Скала сложена крупными блоками желтовато-коричневого цвета и имеет протяженность вдоль берега около 400 метров. В ее правой части расположен неглубокий грот, от этого места и начинаются первые рисунки, они тянутся примерно на 50 метров вверх по реке.




Тагильский Писаный Камень, 3-я и 4-я группы изображений, 2010 год
Весь массив изображений был условно поделен учеными на 6 групп. Изображения расположены на разной высоте, одни начинаются практически у самой земли, другие видны в 4–6 метрах от подножия скалы. Для копирования и фотосъемки многих фигур необходимо использовать специальные конструкции или скалолазное оборудование. Многие рисунки трудно разобрать на каменной поверхности, часть из них наложены друг на друга или перекрыты кальцитовой броней.

Одной из особенностей изобразительных мотивов Писаного Камня можно считать обилие человеческих фигур. Часть из них передана двурогими. Изображая такие существа, древний художник сделал акцент на ребра, не редко их руки и ноги украшены короткими отрезками. Другая часть имеет округлые головы и руки, опущенные на пояс. Нередко прорисован и признак мужского пола.




Уникальная фигура человека на Писаном Камне, 2010 год



Антропоморфные персонажи, фрагмент 4-й группы, 2010 год



«Знаменитое панно» Писаного Камня, 2010 год
В верхней части третьей группы сохранилась необычная антропоморфная фигура, она изображает человека с опущенными на пояс руками и широко раздвинутыми, согнутыми в коленях ногами. Голова этого персонажа округлая, вправо и влево от нее отходят горизонтальные отростки, заканчивающиеся утолщениями. Подобное изображение является уникальным для уральской традиции наскальных изображений. Яркость этой фигуры привлекла ненужное внимание со стороны охотников, избравших ее в качестве мишени. Сегодня на рисунке видны следы сколов от пуль.

Особенно многочисленна рисунками людей четвертая группа изображений. Здесь они сгруппированы по несколько фигур, перекрывая друг друга. Здесь расположено знаменитое панно Писаного Камня. Вот как описывает ее В.Н. Широков: «Она нанесена на блоке с азимутом поверхности 45–225. В правой верхней части блока, на высоте 3.2 метра над землей, три вложенных заштрихованных угла, бордированных сверху отрезками, размерами 37 х 30 сантиметров. Слева и чуть ниже антропоморф с раздвоенной головой, согнутыми и раскинутыми в стороны руками и ногами, снабженными небольшими отрезками. Линейное тело с ребрами. Размеры существа 18 х 41 сантиметров. На него частично наложен другой антропоморф с раскинутыми в стороны руками, сведенными на ромб ногами, при этом ступни и ладони выделены. Туловище линейное, голова продолговатая, показана в профиль. Размеры персонажа 13 х 32 сантиметров. Рядом с ним сложный меандровидный знак, размерам и 28 х 23 сантиметров, и неопределенные мотивы».

Среди животных на памятнике можно встретить фигуры копытных, они представлены лосями и косулями, их туловища изображены по большей части в контурной манере, но есть животные, нарисованные утолщенными линиями. В некоторых рисунках исследователи увидели медведя и более мелких животных в распластанной – «жертвенной позе».

Также на скальной поверхности сохранились изображения птиц, интересно, что туловища как минимум двух из них смоделированы равносторонними треугольниками.

Во время экспедиции 1927 года В.Н. Чернецовым, немного выше скалы с писаницей, были найдены мелкие фрагменты орнаментированной керамики, эти находки исследователь датировал эпохами энеолита и железного века.

Кроме древних изображений на Тагильском Писаном камне можно найти и более современные надписи. В том числе и упоминания о несуществующей ныне деревне Орехово. Это название теперь тоже стало, пусть и не такой отдаленной, но все же историей.



Кирьяшевская писаница


Фигура копытного и солярный знак, Кирьяшевская писаница, 2011 год



Антропоморфный персонаж Кирьяшевской писаницы, 2011 год

Древние изображения сохранились на 30 метровой скале, расположенной на правом берегу реки Тагил, приметно в 1 км. выше деревни Гаёво. Писаница нанесена на каменные блоки в нижней по течению части скалы. Здесь, под каменным козырьком, видны несколько фигур. Наиболее интересен рисунок антропоморфного существа. Оно передано в трехчетвертном повороте. Персонаж изображен, видимо, в маске: длинный нос имитирует морду зверя или клюв птицы, от головы вверх отходят четыре луча. Руки согнуты в локтях, кисти двупалые, клешнеобразные: правая рука поднята вверх, левая опущена вниз. Фигура человека контурная, изображена двумя параллельными линиями, слегка изгибающимися к тазу. Поперек туловища нанесены четыре наклонных отрезка ребра. Ноги полусогнуты, у одной сохранилась ступня. Также различимы фаллос и хвост, который, как и кисти, раздвоен па конце, а в средней части пересечен отрезком. Вся фигура исполнена напряжения и динамики пляски.

Слева от антропоморфа, через трещину, в 80 сантиметрах нанесены две вписанные окружности. Внутри меньшей окружности пятно краски, от нее также расходятся линии-лучи к большей окружности: этих линий восемь. В 10 сантиметрах ниже нарисована фигура животного с опущенной вниз контурной головой на длинной шее. Каждая пара конечностей со ступней показана одной линией, внутри контурного туловища обозначено ребро. От животного вверх к окружностям — солярному знаку и вдоль него идет изогнутая линия. Слева от этих фигур три ряда отрезков, всего их насчитывается около 20. Левее видны фрагменты краски и остатки ромба. Цвет краски светло-малиновый, ширина линий от 1 до 2 см. Раскопки под рисунками не дали никакого археологического материала. Датировать писаницу можно в рамках энеолита — бронзового века.

Маскальская писаница

Еще одним местом с первобытными изображениями являются Маскальские скалы. Они расположены на правом берегу реки, примерно в 3х километрах ниже деревни Гаёво.



Первые работы по зарисовке изображений были выполнены в XIX веке Д.П. Шориным и И.Ф. Толмачевым. Информация о писанице была опубликована в сводке основных памятников с древними рисунками реки Тагил в «Словаре Верхотурского уезда» И.Я Кривощекова. В 1927, 1938, 1959 и 1960 годах памятник изучался В.Н. Чернецовым. В 1993, 1997 и 2001 годах отрядом В.Н. Широкова.


Изображение на Маскальских скалах, 2011 год
Приводим описание итого памятника по книге В.Н. Чернецова: «Скалы эта образуют высокий мыс, в средней части как бы рассеченный крутым ущельем; на вершине находится пещера. Пещера при входе имеет высоту около 3 м, ширину более 2 м. На расстояния 3 м от входа пещера сужается, превращаясь в низкий и тесный лаз, который переходит в камеру, тоже небольших размеров. Раскоп, заложенный у входа в пещеру, не дал никаких материалов. Первая группа изображений находится выше ущелья. Здесь на высоте от 1.5 до 3 м различимы остатки нескольких фигур типа зигзага, гребенки и солярных знаков. Вторая группа расположена на скалистом выступе у нижнего края ущелья. Здесь на высоте 4 м выступающие плиты камня образуют углубление, в котором свободно может поместиться человек. Пол этого углубления очень ровный и гладкий, как бы отполированный. Ниже этого углубления, на большом ровном камне изображена дугообразная линия «небосвода»; под ней находится фигура лося, а еще ниже — изображение солнца. Перед фигурой лося видна отчетливо нарисованная фигура, заканчивающаяся сверху тремя остриями, — возможно это изображение охотничьего сооружения типа подрези. На камнях, лежащих ниже, заметны остатки еще двух изображений, на которых одно, несомненно, лось. Все это место, расположенное среди нагромождения каменных глыб, производит сильное впечатление, и, думаю, что мы не ошибемся, если предположим, что описанное углубление в скале использовалось для каких-то определенных обрядов».


www.arkur.ru

с. 1

скачать файл