От издательства


с. 1 с. 2 ... с. 18 с. 19





Мы сегодня не те, что были вчера, и завтра будем не те, что были сегодня. Мы уже не те русские, какими были до 1917 го­да, и Русь у нас уже не та, и характер у нас не тот. Мы изменились и выросли вме­сте с теми величайшими преобразованиями, которые в корне изменили облик нашей страны.

А.А. Жданов



ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

«Кто из нас не мечтал побывать на вершине ближай­шего к нам великана; кого не манила эта величественная вершина, царствующая над цепью Кавказских гор?

И как немногим удалось осуществить эту заветную мечту!

До истекшего лета число бывших на вершине Казбека смельчаков было настолько ограничено, что их знали наперечет». Так писал 38 лет назад в га­зете «Терек» Сергей Миронович Киров, незадолго до этого сам поднявшийся на ледяной купол двуглавого «стража востока».

Прошло всего лишь тринадцать лет, и число людей, покорявших горные стихии, стали исчислять десятками, а затем и сотнями.

28 августа 1923 г. «первая грузинская экспедиция на Казбек» в двадцатиградусный мороз достигла своей цели — вершины. «Свершилась мечта долгих лет. Есть нам чем гордиться, на вершине нас восемнадцать», — за­писал в своем дневнике руководитель восхождения проф. Г.Н. Николадзе.

Спускаясь, восходители встретили на Девдоракском леднике экспедицию Геофизической обсерватории Гру­зии, возглавляемую проф. А.И. Дидебулидзе. 3 сентября семь ее участников тоже взошли на вершину, пробыв 8 дней и 8 ночей в ледниковой зоне.

Так были совершены восхождения, положившие на­чало советскому альпинизму. Напомним, что за предше­ствующие пятьдесят лет на Казбек поднялось всего лишь 46 человек (в том числе 29 иностранцев). Поход грузин­ских спортсменов знаменовал, что альпинизм из спорта одиночек становится достоянием народа. Массовость, общедоступность, целеустремленность — вот качества, отличающие советский высокогорный спорт с первых его шагов.

Поучительные данные приводит один из старейших альпинистов Грузии, заслуженный мастер спорта И.А. Асланишвили: до 1928 г. на Казбек и Эльбрус не было ни одного грузинского восхождения, и лишь 7 гор­цев ходили проводниками в иностранных экспедициях. В следующем же пятилетии было совершено 21 восхож­дение, и в них участвовало 203 советских альпиниста: русских, грузин, кабардинцев.

Изучив все лучшее, что выработал классический аль­пинизм, советские мастера год за годом создают свою отечественную школу высокогорного спорта. В борьбе с горной стихией, в поисках новых путей к вершинам складывается советский стиль в альпинизме.

Наши восходители — прежде всего патриоты, истые сыны и дочери своей великой отчизны. Патриотический долг — вот ориентир, который помогает им в выборе пра­вильного направления. А спортивные цели и техника под­чинены выполнению тех задач, которые решает вся стра­на, весь народ.

В годы пятилеток — это зимовки на Эльбрусе и Каз­беке, разведка олова и молибдена в заоблачных высях, расшифровка горных узлов Памира и «Небесных гор», это — участие в составлении новых точных карт, завер­шающееся такой «находкой», как пик высотой почти в 7 1/2 километров, открытый пять лет назад. Альпинисты устанавливают метеостанции на высочайших точках со­ветской земли, замеряют движение ледников, ведут за собой геологов и картографов.

Чувство советского патриотизма, горячая любовь к своей Родине, преданность делу партии Ленина — Сталина, — эти качества, столь ярко проявившиеся в годы Великой Отечественной войны, отличают людей нашей необъятной страны. Советские люди любят свою родную землю, пытливо и неустанно изучают ее обширную территорию, вплоть до самых отдаленных, самых трудно­доступных районов страны. Свой вклад в великое дело познания родной земли внесли и советские альпинисты, представители ныне широко развившегося в СССР высо­когорного спорта.

Еще в 1936 г., выступая на Сессии ЦИК Союза ССР, тов. В.М. Молотов, говоря о достижениях культурного строительства в Советском Союзе, указывал:

«В нашей стране растет число героев воз­духа, героев подводников, героев борьбы с при­родой.

В качестве одного из примеров этого, я при­веду следующий факт, относящийся к восхож­дению на самую высокую гору в Европе, к вос­хождению на гору Эльбрус. По данным обще­ства пролетарского туризма, с 1829 г. по 1914 г. на гору Эльбрус было всего 59 восхождений, из них 47 иностранцев. За последние годы по­ложение и здесь совершенно изменилось. Ока­зывается, за один 1935 год на Эльбрус было 2 016 восхождений советских людей.

Вот один из примеров того, как изменилась жизнь. В прошлом тяжелая жизнь трудящихся не давала им и думать о таких вещах, как увле­кательные восхождения на высочайшую гору. Теперь положение изменилось и появились новые интересы. То, о чем раньше не думали, ста­новится интересным, особенно для нашей моло­дежи. Наших людей интересует все, вся при­рода, весь человеческий мир и, прежде всего, социализм».

Государственное издательство географической литера­туры открывает настоящим сборником выпуск «Ежегод­ников советского альпинизма», посвященных наиболее выдающимся восхождениям и высокогорным экспедициям советских альпинистов.

На страницах «Ежегодника» будут также помещаться труды представителей различных научных дисциплин, связанных с альпинизмом.

Советский альпинизм по праву зовут школой муже­ства и патриотизма. В борьбе с суровой стихией гор на­ряду с отличной физической закалкой проверяется и фор­мируется характер человека, гражданина советской страны, строителя коммунистического общества.

Четверть века назад спортсмены братской Грузии стали зачинателями мужественного и благородного высо­когорного спорта. Ныне новые тысячи советских людей выходят на штурм высот родной земли.

A.M. Гусев
АЛЬПИНИЗМ В СССР

Спортивный сезон 1947 г. показал, что, несмотря на большой ущерб, нанесенный войной материальной базе альпинизма, советские восходители не только успешно восстанавливают то, что было разрушено злобным вра­гом, но и добиваются новых достижений в спортивном совершенствовании, в своей массовой и исследовательской работе.

Палаточные городки высокогорных лагерей снова ожи­вили суровые ущелья Сванетии, Кабарды, Тянь-шаня, Карпат. Сотни юношей и девушек поднимались по снеж­ным полям и скальным хребтам, овладевая сложным искусством покорения горных вершин.

Через перевалы Кавказа к ледяным вершинам двига­лись многочисленные группы IV Всесоюзной альпиниады профсоюзов. От возвышающегося над всеми вершинами Европы «пятитысячного» Эльбруса идо замыкающего хре­бет Казбека совершали свои восхождения отряды участ­ников Всесоюзного траверса Главного Кавказского хребта.

На ледяных плато и высоко поднимающихся отрогах Кавказского хребта вели свою работу исследовательские группы, разрабатывая и проверяя новую технику преодо­ления горного рельефа, новые образцы альпинистского снаряжения, изучая поведение организма на высотах. Восходители несли свою спортивную технику в помощь науке. Они сопутствовали группам топографов, физиоло­гов, геофизиков, прокладывая им пути в недоступные ранее районы.

От зеленых склонов Карпат и до вулканов Камчатки — повсюду работали советские восходители. И труд их слу­жил Родине.

Альпинизм как вид массового спорта начал разви­ваться в нашей стране лишь после Великой Октябрьской социалистической революции. Надо полагать, что начало горовосхождениям в России было положено Эльбрусской экспедицией генерала Эммануэля в 1829 г. Однако вплоть досоветского периода этот вид спорта не получает доста­точного развития, несмотря на огромную территорию, за­нятую горными массивами, в изучение которой внуши­тельный вклад был внесен великими русскими исследова­телями: П.П. Семеновым-Тян-Шанским, Н.М. Пржеваль­ским, Н.А. Северцовым, И.В. Мушкетовым.

Восхождение в 1829 г. было, как известно, совершено на восточную вершину Эльбруса (5595 м) кабардинцем Килларом, проводником экспедиции генерала Г.А. Эмма­нуэля. Позднее, в 1850 г., крупный воинский отряд под ко­мандованием Иосифа Ходзько совершает восхождения на Арарат (5156 м) и Алагез (4096 м).

Во второй половине XIX в. успешно совершают свои восхождения на Эльбрус (5633 м), Казбек (5043 м), Шах-даг (4255 м), Адай-хох (4408 м) и другие вершины топо­графы А. Пастухов и Г. Кавтарадзе. К этому же времени относится и организация первых горных обществ Рос­сии, так и оставшихся малочисленными по своему составу и не оставивших заметного следа в развитии науки и спорта.

С 1900 по 1917 г. русские альпинисты С.Е. Голубев, М.П. Преображенская, А.И. Духовской, Я.И. Фролов и др. совершают восхождения, преимущественно в Эль­брусской и Казбекской группах.

Следует отметить, что в числе первых русских аль­пинистов был и Сергей Миронович Киров, совершив­ший в 1910 г. восхождение на Казбек, а в 1911 г. на Эль­брус и принимавший деятельное участие в работе демокра­тического по своему составу Владикавказского политехнического общества, занимавшегося исследованием высокогорных районов Кавказа.

Годом начала нового периода в развитии высокогор­ного спорта, датой зарождения советского альпинизма принято считать 28 августа 1923 г., когда восемнадцать студентов и научных работников Тбилиси во главе с проф. Г.Н. Николадзе совершили восхождение на вершину Казбек. Уже в этом первом восхождении была видна ос­новная черта советского альпинизма — его массовость.

Для периода с 1923 по 1929 г. характерны восхожде­ния на сравнительно доступные и наиболее популярные вершины Кавказа. Но в последующие годы, наряду с ши­роким разворотом массового альпинизма, подъемом на вершины начальных категорий трудности, советские спортсмены осваивают и высшую технику горовосхождения. Начинается штурм всех труднейших вершин Кав­каза.

В 1936 г. альпинизм, находившийся до этого времени в ведении Общества пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ), постановлением ЦИК Союза ССР был передан в ведение Всесоюзного совета физической культуры. Этим актом подчеркивалось общегосударственное значение высокогорного спорта, что способствовало его всесторон­нему развитию. Последовавшие затем 1936-1940 годы характеризуются значительным расцветом советского альпинизма, развитие которого было прервано Великой Отечественной войной.

Альпинизму в Советском Союзе оказывалось и оказы­вается огромное внимание. Ведь значение этого вида спорта не ограничивается только его оздоровительным влиянием. Альпинизм имеет и другие качества, весьма полезные для народного хозяйства и обороны страны. Известна серьезная роль альпинистов в географических и геологических исследованиях. Велико и военно-прикладное значение альпинизма, заключающееся не только в общем развитии физических и волевых качеств чело­века, но и в изучении им горных районов, овладении тех­никой передвижения в горах. Опыт боевых действий в высокогорных районах, в зоне вечных снегов показал, что без альпинистской техники невозможно успешное ведение боя в горах. Мы уже не будем говорить подробно о том, что все восхождения и переходы совершаются в краси­вейших районах Кавказа, Тянь-шаня, Алтая. Все это делает понятной ту огромную популярность, которой пользуется альпинизм среди самых широких слоев населения нашей страны и особенно среди ее молодого по­коления, среди любознательной, отважной, глубоко пат­риотичной советской молодежи. В этом виде спорта, как нигде, воспитываются и проявляются на деле благород­ные чувства товарищества, коллективизма, упорства и настойчивости в достижении намеченной цели, столь свойственных нашей молодежи.

Вот почему так стремительно развивался альпинизм в Советском Союзе на протяжении всех предвоенных лет. От первого восхождения в 1923 т. до настоящих дней со­ветский альпинизм прошел славный путь. Развитие аль­пинизма наглядно отражают приведенные ранее цифры восхождений на высочайшую вершину Европы и самую популярную в нашей стране гору — Эльбрус. За один спортивный сезон в Советской стране на вершины этой горы поднималось в тридцать с лишним раз больше людей, чем за восемьдесят пять лет в старой России.

Наряду с ростом массового альпинизма совершенство­валось и мастерство советских спортсменов. К 1940 г. на Кавказе были покорены почти все вершины, причем на многие из них были совершены первовосхождения, по сложности и спортивному классу превосходившие все то, что совершалось иностранными мастерами. Советские альпинисты не ограничивались восхождениями на Кав­казе. Группы альпинистов проникают на Алтай, Тянь-Шань, Памир. Дважды были совершены восхождения на высочайшие вершины Советского Союза — пик Сталина (7495 м), пик Ленина (7127 м), были покорены десятки других вершин, часть которых по высоте приближалась к 7 тысячам метров: Хан-тенгри (6995 м) и другие «шеститысячники» хребтов Центральной Азии.

Великая Отечественная война потребовала от альпи­нистов перестройки всей их работы во имя борьбы за сво­боду и независимость родной страны. Альпинистский ло­зунг еще в мирное время гласил: «Кто не растеряется в снежных горах, тот не струсит и в бою». По инициативе Всесоюзной секции альпинизма из числа лучших альпи­нистов Советского Союза были созданы группы для ра­боты в горных соединениях Советской Армии. Подавляю­щее большинство мастеров альпинизма добровольно по­шло в Советскую Армию, передавая свой опыт солдатам и офицерам, используя знание гор в боевых действиях на горном театре.

На любых участках огромного фронта Великой Оте­чественной войны солдаты и офицеры — альпинисты, ис­пользуя приобретенные в горных походах и столь необ­ходимые в военное время навыки, показывали образцы доблести и геройства. Значительны были заслуги альпи­нистов в битве за Главный Кавказский хребет. Созданные под руководством мастеров высокогорного спорта, специ­ально обученные отряды содействовали успеху операций частей и соединений Закавказского фронта, осуществляли смелые маневры на флангах противника, действуя на склонах ущелий, водораздельных хребтах, в тылу против­ника, проникая через сложные перевалы. Из числа альпи­нистов выдвинулось немало боевых командиров горных частей, сумевших использовать свое знание гор и техники движения по горному рельефу в боевых условиях. Совер­шенствуя тактику ведения боя в горах, они с успехом про­тивопоставили ее хваленым немецким альпийским частям, разгромленным в великой битве за Советский Кавказ.

Особенно показательны в этом отношении были бои за участок Главного Кавказского хребта, расположенный в районе Эльбруса, а также бои за перевалы Клухори, Донгуз-орун, Бечо, Марух. Работа альпинистов не огра­ничивалась участием в боевых операциях и обучением бойцов технике движения в высокогорье. В грозную для Кавказа зиму 1942 г. группа инструкторов альпинизма обеспечила отход наших частей и местного населения через перевалы Бечо и Донгуз-орун. Сквозь засыпанные глубокими снегами перевалы, в буран и вьюгу, пробивая плотную завесу облаков и тумана, прокладывали они путь для отходящих частей, вели стариков и женщин, несли на руках детей, перегоняли колхозные стада, доставляли цен­нейшее оборудование и руды с Тырны-Аузского комбината.

Немало других образцов самоотверженного служения Родине проявили альпинисты в дни Великой Отечествен­ной войны. Понадобится не одна книга, чтобы описать все то, что совершили советские спортсмены. Охваченные общим порывом — изгнать и уничтожить врага, очистить временно захваченную советскую землю, восходители знали, что наступит время, когда, сменив армейскую форму на спортивный костюм альпиниста, они вновь пойдут к вершинам Родины. Снова дружная семья советских альпинистов в борьбе с суровой природой будет покорять горы и хребты, трудиться во имя осуществления светлой мечты всего передового человечества, построения коммунизма.

Мы вечно будем хранить память о своих товарищах А. Глуховском, Л. Гутмане, Ю. Коломенском, В. Шпилевском, Н. Персиянинове, В. Назарове, А. Уварове, И. Федо­рове, Л. Надеждине, В. Молоканове, Б. Голубеве, П. Глебове и всех других, отдавших свою жизнь за Родину. Их славными именами мы назовем новые открытые и покоренные нами вершины.

В первые же дни после освобождения Кавказа два­дцать офицеров и солдат — альпинистов, участников боев за Главный Кавказский хребет, выполняя задание коман­дования Закавказского фронта, поднялись на вершину Эльбруса. Сорвав установленные там самоуверенным противником фашистские флаги, они установили на вер­шинах знамя Советского государства. Это было 17 фев­раля 1943 г.

Вместе с победоносно наступавшей Советской Армией многие альпинисты прошли славный путь до Берлина, участвовали а боях на Карпатах, освобождали Чехосло­вакию, Югославию, Норвегию.

Уже в 1944 г., когда продолжалось победоносное на­ступление наших войск на запад, появилась возмож­ность частичного возобновления альпинистской деятель­ности. Восстанавливается работа центральных секций. Летом 1944 г. по местам, где еще недавно шла жестокая битва, в районе Клухорбкого перевала уже проводилась альпиниада профсоюзов. Велики были трудности ее орга­низации, когда еще сказывались продовольственные за­труднения, не было достаточного количества снаряжения. Но альпиниада была проведена успешно. В ее состав вошла учащаяся молодежь и инструкторы, вернувшиеся к этому времени из армии. Треть ее участников впервые была в горах. После учебных занятий все участники этой альпиниады совершили восхождение на вершину Софруджу (3 785 м).

Осенью 1944 г. М. Ануфриков, Е. Абалаков и В. Ко­ломенский — три офицера Советской Армии, занятые в это время подготовкой инструкторов альпинизма для Вооруженных Сил — совершили технически сложный тра­верс вершин Джугутурлючата (3919 м).

Альпиниада профсоюзов и восхождение группы трех офицеров, экспедиция в район Чаткальского хребта и отдельные спортивные восхождения альпинистов Казах­стана, Киргизии и Таджикистана были первыми вестни­ками восстановления массового и спортивного альпиниз­ма. Успешное проведение их показало, что, несмотря на все лишения военного времени, несмотря на огромные материальные потери в альпинистском хозяйстве и гибель ряда товарищей на войне, альпинизм в нашей стране в кратчайшие сроки может достигнуть довоенного уровня развития.

Сложный траверс горной цепи Птыш-Джугутурлючат завершен.

Мастер спорта инженер-связист В. Ф. Нестеров пишет записку

о восхождении. Она будет оставлена на вершине.



Фото Ю. Губанова.
Это подтвердилось в первый же послевоенный сезон. Уже в 1946 г. в ущельях Кавказа работало семь аль­пинистских учебных лагерей, два лагеря были открыты в горах Тянь-шаня. За сезон было подготовлено в проф­союзных и других высокогорных лагерях страны 1763 новых альпиниста. Спортивные восхождения совершили 224 группы, объединявшие 1557 спортсменов. Учитывая и инструкторский состав, мы можем считать, что в первом послевоенном сезоне в восхождениях всех категорий трудности участвовало 3740 человек.

Восхождения 1946 г. показали, что за годы войны со­ветские альпинисты не утратили своего спортивного ма­стерства, продемонстрировав в первый же год достижения мирового класса. По классу технически сложных вершин это: Ушба (4695 м) — подъем по северо-западной стене, спуск по Тульскому ледопаду; Ушба — подъем и спуск по Тульскому ледопаду; Накра-тау (4277 м) — подъем по северной стене, спуск на юг. По классу высотных вос­хождений — шеститысячные вершины: пик Патхор и пик Карла Маркса на юго-западном Памире и пик Мрамор­ной стены на Тянь-шане. По классу траверсов: траверс вершины Аманауз (3757 м, Западный Кавказ), пройден­ный двумя 'Группами за сезон; траверс цепи вершин Птыш (3465 м) — Джугутурлючат (Западный Кавказ); траверс вершин Уллу-тау-чана (4353 м, Центральный Кав­каз), пройденный женской группой; траверс пика Воль­ной Испании (4200 м, Центральный Кавказ).

Большинство этих маршрутов было пройдено впервые. Особо следует отметить труднейшее восхождение на Ушбу по отвесной северо-западной стене, совершен­ное заслуженным мастером спорта А.А. Малеиновым совместно с мастерами спорта Б.А. Гарфом, В.В. Мик­лашевским и старшим инструктором Г.Н. Караваевым. Путь подъема, избранный группой Малеинова, ино­странные альпинисты считали труднейшим, который, по их мнению, вряд ли может быть пройден русскими вос­ходителями.

Советские альпинисты опровергли это высокомерное заявление, поднявшись на седловину Ушбы по северо-за­падной стене, представляющейся неприступной даже опытному восходителю. Это восхождение было лучшим альпинистским достижением сезона 1946 г.

Большой интерес представляют и восхождения на две вершины юго-западного Памира — пик Патхор и пик Карла Маркса, поднимающиеся за 6 000 м. Восхождения на них были совершены впервые, под руководством за­служенных мастеров спорта: Е. Белецкого — начальника экспедиции и Е. Абалакова — начальника штурмовой группы. На пик Патхор поднялось 12 человек, на пик Карла Маркса 7 человек. На пик Мраморной стены в экс­педиции, возглавляемой членом-корреспондентом Академии медицинских наук заслуженным мастером спорта А.А. Летаветом, поднялось 7 человек.

Следует также отметить сложные восхождения группы заслуженного мастера спорта В. Абалакова на вершину Накра-тау и траверс лика Вольной Испании. В состав этой группы входили: заслуженный мастер спорта Н. Гусак и мастера спорта И. Леонов и А. Бо­ровиков. Во время восхождений впервые было применено новое отечественное снаряжение, разработанное В. Аба-лаковым, и оба восхождения благодаря этому были со­вершены в рекордно короткие сроки. Так, траверс пика Вольной Испании от лагеря на перевале Кашка-таш со спуском к основному лагерю, расположенному несколько выше языка ледника, потребовал всего лишь двенадцати часов. При восхождении на вершину Накра-тау северная стена была взята группой за пятнадцать часов.

Группа в составе семи грузинских альпинистов совер­шила восхождение на Северную вершину Ушбы, поднявшись на ее седловину по Тульскому ледопаду. Руководил 1 группой И.Г. Марр; в состав ее входили два свана — мастера спорта Габриэль и Бекну Хергиани, заслуженный мастер спорта Александра Джапаридзе и другие. Джа­паридзе первое свое восхождение на Ушбу совершила еще в 1934 г. и была первой женщиной, поднявшейся на эту вершину. Грузины встретились на седловине с поднявшейся по северо-западной стене группой Алексея Малеинова. Впервые в истории высокогорного спорта на гроз­ной вершине Ушбы собралось одновременно 11 человек.

Траверс вершин Уллу-тау-чана был проделан женской группой, возглавлявшейся мастером спорта В. Носковой; в группу входили также мастер спорта В. Шер, инструк­торы Л. Милютина и И. Разовская. Траверс Аманауза совершили две группы под руководством заслуженного мастера спорта И. Юхина и мастера спорта В. Буданова. Участники лучших восхождений были награждены Все­союзным комитетом по делам физической культуры и спорта дипломами первой и второй степеней.

Восхождения на пики Патхор и Карла Маркса, как и ранее проведенные экспедиций и высотные подъемы на Памире и Тянь-шане, носили не только спортивный, но и исследовательский характер. Район этих вершин был мало изучен, и работы альпинистских Экспедиций внесли ценный вклад в географическое освещение его. Доклады руководителей экспедиций на 2-м Всесоюзном географи­ческом съезде вызвали большой интерес среди научной общественности, высоко оценившей деятельность альпи­нистских экспедиций. Учитывая большое значение по­добных экспедиций для дальнейшего географического познания нашей страны, съезд принял решение об орга­низации комиссии высокогорных исследований при Гео­графическом обществе, в состав которой вошли и пред­ставители Всесоюзной секции альпинизма.

Приобрели большое значение развитие зимнего альпи­низма и зимние горнолыжные походы, опыт участия в которых давал серьезные преимущества нашим альпи­нистам в их борьбе с немецкими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. На Кавказе зимой 1946/47 г. работал лагерь «Локомотив». Альпинисты, про­ходившие обучение под руководством опытных инструк­торов, участников обороны Главного Кавказского хребта — заслуженного мастера спорта А. Сидоренко и мастера спорта Ю. Губанова, совершили восхождения на лыжах на вершины Гумачи (3809 м) и Лекзыр-тау (4100 м).

Как потери, понесенные альпинистами на войне, так и переход на другую работу, сказались на численности ин­структорских кадров. В то же время быстрые темпы раз­вертывания послевоенной работы по альпинизму требо­вали срочной подготовки новых инструкторов. Для этого в 1946 г. было организовано несколько школ, подготовив­ших за сезон 230 младших инструкторов альпинизма.

Большое и заботливое внимание партии и правитель­ства к делу оздоровления трудящихся, к развитию физи­ческой культуры и спорта создавали возможности для еще более широкого развертывания альпинизма в 1947 г. Огромные средства, отпущенные в этом году на развитие массового альпинизма, позволили организовать двенад­цать учебных альпинистских лагерей, значительно увели­чив число восходителей. За летний сезон 1947 г. в восхо­ждениях уже участвовало 6 729 человек, из них впервые были в горах и сдали нормы на значок «Альпинист СССР I ступени» 3404 человека — вдвое больше чем в 1946 г. Укрепление и расширение материальной базы альпи­низма, восстановление производства альпинистского сна­ряжения позволили шире развернуть и спортивную ра­боту. В 1947 г. спортивные группы, в которые входили 3284 альпиниста, совершили в различных горных районах страны 463 восхождения на вершины всех категорий труд­ности, в том числе 32 восхождения на вершины IV кате­гории и 7 — V категории.



Широкое развитие получил в СССР зимний альпинизм.

От хижины, построенной в последние годы близ лед­ника

Джан-куат (Сванетия), на многие километры тянутся снежные склоны.



Фото Ю. Губанова.

Напомним, что весь летний сезон 1947 г. отличался крайне неблагоприятными метеорологическими условиями, осложнявшими все альпинистские походы и в особенности спортивные восхождения на вершины выс­ших категорий трудности. Несмотря на это, в летопись советского альпинизма можно внести серию проведенных в этом сезоне восхождений, свидетельствующих о даль­нейшем росте мастерства наших восходителей. Достаточ­но назвать восхождение группы В. Абалакова (Н. Гусак, В. Чередова, И. Леонов, А. Боровиков) на пик Щуровского (4259 м), «в лоб» по северо-западной стене, и их же вос­хождение на западную вершину Шхельды (4320 м) по северной стене. Следует отметить и первовосхождение Е. Абалакова, Е. Иванова и Е. Тимашева на близкую к 6500 м вершину в верховьях ледника Сагран (Памир), названную восходителями пиком 30-летия Советского государства. Интересные восхождения были проведены также группой А. Дуриова (траверс пика Ронкетти, 4047 м, Северная Осетия), группой В. Нефедова (траверс пика Вольной Испании — Бжедух, 4272 м, Сванетия) и армейской группой под руководством И. Юхина (траверс Тихтенгена, 4614 м, Сванетия). Лучшими достижениями сезона жюри признало восхождения групп В. Абалакова, Е. Абалакова, А. Дурнова.

Продолжая систематическую исследовательскую ра­боту на Памире, экспедиция А.А. Летавета, проникшая в верховья ледника Сагран, наряду со спортивными вос­хождениями группы Е. Абалакова, собрала ценный мате­риал по географическому исследованию этого отдален­ного, слабо изученного района.

Другая экспедиция, под руководством Д.М. Затуловского, работала на юго-западном Памире, в районе пика Маяковского. Наряду с географическими исследованиями группы альпинистов экспедиции совершили в общей сложности 12 восхождений на вершины I-III категорий трудности, расположенные в этом районе, и составили первую карту малоизвестного района.

Говоря об исследовательской работе альпинистов, не­обходимо остановиться на систематическом изучении района пика Хан-тенгри (Тянь-шань), проводившемся заслуженными мастерами спорта М.Т. Погребецким и А.А. Летаветом, начиная с 1930 г. Исследуя этот район в 1937 г., экспедиция А.А. Летавета при восхождении на пик Сталинской конституции (5250 м) и пик Карпин­ского (5025 м) обнаружила невдалеке от Хан-тенгри вершину, на первый взгляд не только не уступавшую ему по высоте, но, быть может, даже превосходившую «Вла­стелина неба» (местное наименование Хан-тенгри). Последующие экспедиции подтвердили это наблюдение. Попытка восхождения на неизвестную вершину в 1938 г. закончилась тем, что из-за непогоды группе пришлось вернуться, не установив точной высоты пункта, до кото­рого ей удалось подняться. Догадки и наблюдения аль­пинистов подтвердились в дальнейшем неоднократными наблюдениями отрядов военных топографов, проводив­ших съемку в этом районе под (руководством П. Н. Рапа-сова. Инструментальными наблюдениями и последующей тщательной камеральной обработкой было установлено, что высочайшей вершиной Тянь-шаня является не Хан-тенгри, как считалось до сих пор, а другая вершина, рас­положенная в 20 км к югу и имеющая высоту 7439,3 м. Эта вершина, вторая по высоте в СССР после пика Сталина, была названа пиком Победы. Это было круп­нейшим географическим открытием, и участники иссле­дований были удостоены высокой награды — золотой медали имени П.П. Семенова-Тян-Шанского.

Необычными по своему масштабу массовыми и спортивными мероприятиями летнего сезона 1947 г. были траверс Главного Кавказского хребта и IV альпиниада ВЦСПС. В плане траверса предусматривалось пройти за один сезон по участкам тридцатью семью группами Глав­ный Кавказский хребет от Эльбруса до Казбека, т. е. в наиболее высокой его части. Интересный по замыслу пе­реход должен был показать не только спортивное мастер­ство наших альпинистов, но и их организованность, уменье сосредоточить свои силы на выполнении серьез­ных заданий.

Для проведения траверса был создан штаб под руко­водством заместителя председателя Всесоюзной секции альпинизма генерал-лейтенанта А.Ф. Горохова и члена президиума заслуженного мастера спорта П.С. Рототаева. Итоги траверса, в успехе которого главную роль играла работа групп, проходивших отдельные участки хребта, неопровержимо показали, что такие предприятия вполне по плечу советским восходителям. Было успешно пройдено большинство участков. Отлично показала себя, например, команда альпинистов Вооруженных Сил Совет­ского Союза, возглавляемая заслуженным мастером спорта И. Юхиным, проходившая участок Главного Кав­казского хребта от Эльбруса до перевала Бечо и совер­шившая траверс массива Тихтенген. Однако трудные метеорологические условия, равно и недочеты в оператив­ном руководстве траверсом на местах восхождений, в горах, не позволили пройти несколько участков хребта.

Успешно закончилась и альпиниада профсоюзов. Уча­ствовавшие в ней альпинисты спортивных обществ пере­выполнили намеченный план, совершив восхождения на 116 вершин Кавказа и Тянь-шаня вместо 100, намеченных по плану.

Приведенные нами цифры и факты свидетельствуют о восстановлении и новом расцвете высокогорного спорта в СССР. О росте спортивного мастерства советских аль­пинистов убедительно свидетельствует тот факт, что меньше чем за два года звание мастера спорта получили 21 человек, а звание заслуженного мастера спорта — 10.

До войны альпинизм был широко развит почти во всех горных республиках Советского Союза. Этого, к сожа­лению, мы еще не достигли в первые годы послевоенного периода; только на Украине и в Киргизии взялись всерьез за возрождение альпинистской работы. Альпинисты Ук­раины открыли в 1947 г. свой учебный лагерь, несколько групп совершили спортивные восхождения, наиболее интересное из которых сделала группа заслуженного ма­стера спорта А. Зюзина (траверс Бжедух — Вольная Испания). Под руководством заслуженного мастера спорта М.Т. Погребецкого, действительного члена Все­союзного Географического общества, был проведен сбор инструкторов.

Украина получила новый отряд учителей высокогор­ного спорта; ныне альпинисты республики наряду с раз­витием массового альпинизма готовятся к большой ком­плексной научно-спортивной экспедиции на Тянь-шань.

***


Большой путь прошли советские альпинисты, и этот путь полон борьбы за освоение сложного мастерства горовосхождений, борьбы за развитие массового альпи­низма. Участники боевых походов и исследовательских экспедиций внесли также свой вклад в дело обороны род­ной страны, в изучение советской земли.

Советские альпинисты, освоив сложную технику движения в горах, сумели не только повторить, но и пере­крыть мировые рекорды по альпинизму. Вое вершины Кавказа, считавшиеся по мнению мировой альпинистской классификации труднейшими, были покорены нашими альпинистами. В Советском Союзе создана отечественная школа альпинизма с чертами, присущими только совет­ской социалистической культуре. Наши восходители ус­пешно освоили и новый класс восхождений — траверсы вершин и больших участков хребтов, требующие от аль­пиниста не только технических знаний, но и огромной выносливости. В Советском Союзе разработана новая техника альпинизма, на основе более совершенных образ­цов альпинистского снаряжения, способствующая повы­шению темпов движения на самых сложных участках путей к вершинам и вместе с тем обеспечивающая без­опасность восхождений.

Советские альпинисты-спортсмены бесспорно могут с успехом соревноваться по большинству классов восхож­дений и особенно высотных с мастерами Западной Европы, где, как известно, этот вид спорта культиви­руется еще с конца XVIII столетия. До Великой Отече­ственной войны советские альпинисты по количеству лю­дей, поднявшихся на вершины, имеющие высоту свыше 7000 м, занимали первое место в мире. В СССР к 1937 г. их насчитывалось 25, в Англии 23, в Германии 16, в Ита­лии 13.

Большое внимание, уделяемое альпинизму в нашей стране, и все растущая популярность этого вида спорта среди молодежи — залог того, что в ближайшие годы вы­сокогорный спорт в СССР достигнет еще больших высот в своем развитии.



Б.Ф. Кудинов
ЖИЗНЬ ВЕРНУЛАСЬ В ГОРЫ

Велика и необъятна наша прекрасная Родина. От по­лярных льдов до знойных субтропиков широко раскину­лась советская земля. Разнообразна и богата ее природа. Полноводные реки текут в разные стороны. Высоко подни­маются горные хребты, таящие в себе огромные богатства: уголь и железо, свинец и марганец, золото и се­ребро, молибден и апатиты. Вдоль снежных и ледяных стен горных хребтов причудливыми узорами, как ветви гигантского дерева, тянутся ущелья и долины. На зеле­ных альпийских лугах с ранней весны до глубокой осени пасутся колхозные стада. Гордо поднимаются в заоблач­ные выси белые шапки вечно снежных горных вершин. По благоустроенным дорогам бегут грузовики с различ­ными минералами. Потоки быстрых рек несут ценные породы древесины.

В живописных горных ущельях, на берегах стреми­тельных рек, в густых сосновых лесах, где воздух осо­бенно чист и напоен ароматом хвои и лугов, в советские годы возникли санатории, дома отдыха, туристские базы, альпинистские лагери, горные приюты. Даже на склонах высочайшей вершины Европы (Эльбрус), среди вечных льдов и фирновых полей, на высоте 4250 м над уровнем моря советскими) профсоюзами построен горный отель для туристов и альпинистов. Десятки тысяч трудящихся проводили свой отдых в горах, среди прекрасной горной природы, набираясь сил для созидательного труда и упор­ной учебы.

Пришла война. Фашистские варвары не щадили ни­чего. Взлетали на воздух рудники и электростанции, были разрушены линии канатных дорог, в груды лома превра­тились стальные мосты. Десятки прекрасных, благо­устроенных альпинистских лагерей обратились в груды пепла.

Советские физкультурники-альпинисты как в дни вой­ны, так и в годы восстановления народного хозяйства, были в первых рядах воинов и тружеников. Летом 1944 г. война еще шла в хребтах Карпат, а на освобожденном Кавказе в районе Домбайской поляны спортивные об­щества профсоюзов проводили свою очередную альпи­ниаду. Руководители ее не могли похвалиться количеством участников или большими спортивными достижениями. Путь 96 альпинистов, поднимавшихся на вершину Софруджу, проходил по следам великих боев, мимо разбро­санных немецких касок, разбитых танков, на бортах ко­торых темнели фашистские кресты.

Вечером у лагерного костра альпинисты вспоминали недавние битвы. Снопы золотистых искр поднимались высоко в небо, и этот костер тоже был радостным собы­тием: ведь еще недавно разожженный костер мог при­влечь врага. Восходители вспоминали и свои походы. Пер­вая альпиниада была проведена профсоюзами еще в 1935 г., положив начало массовому альпинизму в добро­вольных спортивных обществах, в секциях на предприя­тиях, в вузах и учреждениях. Многие, сидевшие у костра, сражавшиеся на фронтах, работающие на заводах, были ее участниками. Много лет прошло с тех пор. Участники первых альпиниад стали прославленными производствен­никами, инженерами, учеными, мастерами спорта. Ты­сячи новых физкультурников стали альпинистами, а мас­совые альпиниады вошли в традицию летних сезонов.

В 1945 г. советские альпинисты взялись за восстанов­ление своего спортивного хозяйства. К этому лету в горах Кавказа удалось восстановить три альпинистских лагеря. Немцы полностью уничтожили лагерь спортивного общества «Каучук» в районе Домбайской поляны, лагерь пожарников в Бу-ульгене, лагери машиностроителей, авиаработников и просвещенцев в Баксанском ущелье. Груды пепла и обгорелые сосны отмечали место, где некогда стоял лучший и старейший лагерь «Рот-фронт». Он был построен еще в 1931 г. альпинистами проф­союза кинофотоработников и по праву считался пионером альпинистских лагерей СССР.

Варварски был разрушен и один из популярнейших альпинистских лагерей в ущелье Адыл-су. Выломанные рамы, разбитые стекла, обрушившиеся крыши, превра­щенные в стойла для скота жилые помещения — вот что нашли альпинисты. Но спортсмены-железнодорожники энергично взялись за работу. Они сами чинили крыши, ре­монтировали постройки, очищали от мусора территорию.

Летом 1945 г. первоочередные работы были закончены, и лагерь «Локомотив» в Адыл-су снова вступил в строй, В том же году были подняты красные флаги и над лаге­рями «Наука» в Домбае и «Медик» в Цее. В этом сезоне в горах побывало 758 альпинистов.

В 1946 г. весь советский народ приступил к осуществ­лению пятилетнего плана восстановления и дальнейшего развития социалистического хозяйства. Вся страна покры­лась строительными лесами. Застучали топоры и в горах. Спортивные общества профсоюзов восстановили еще шесть лагерей, благоустроили и те три лагеря, которые были открыты год назад.

Большую работу пришлось проделать восстановите­лям лагеря «Локомотив». Все лето бригада энтузиастов трудилась среди развороченных фундаментов и искореженных машин, пока по новой высокой деревянной эста­каде не побежала вода, не завертелась турбина и альпи­нистский городок Адыл-су не озарился ослепительно ярким электрическим светом. Как символ возрождения встретили альпинисты-железнодорожники вспыхнувшие в один из вечеров электрические огни, в День железно­ дорожника.

В том же 1946 г. альпинисты «Локомотива» торжество­вали еще одну трудовую победу: им удалось построить горную дорогу. Строители преодолели большую крутизну, трудные скальные участки, бурные воды бешено стремя­щейся р. Шхельды. Осенью 1946 г. в лагерь Адыл-су, на высоту 2120 м над уровнем моря, куда вела до войны лишь вьючная, ишачья тропа, впервые пришел автомо­биль. Его появление было встречено восторженно.

За успешные восстановительные работы, отличное об­служивание альпинистов, хорошо поставленную учебную подготовку и высокие спортивные показатели лагерю Адыл-су в 1946 г. было вручено переходящее красное знамя Всесоюзного комитета по делам физической куль­туры и спорта при Совете Министров СССР.

Всего в 1946 г. в альпинистских лагерях профсоюзов побывало 2600 альпинистов, было подготовлено 1230 но­вых значкистов «Альпинист СССР», достигнуты значи­тельные спортивные успехи.

Группа альпинистов спортивного общества «Зенит» под руководством заслуженного мастера спорта Алексея Малеинова совершила восхождение на Ушбу по северо­-западной стене. Альпинисты-связисты во главе с масте­ром спорта В.Ф. Нестеровым осуществили траверс массива Птыш — Джугутурлючат, В этом году альпини­сты профсоюзов побывали на 75 труднейших горных вер­шинах страны, приняв участие в экспедициях на Мрамор­ную стену в Тянь-шане, на пики Карла Маркса и Патхор на Памире.

Второй год послевоенной сталинской пятилетки совет­ские альпинисты ознаменовали новыми успехами. Вступил в строй лагерь рабочих бумажной промышленности в Домбае. Усовершенствованные палатки и домик с остро­конечной крышей выросли на зеленой поляне, над кото­рой гордо возвышаются красавица Белалакая и остро­конечный шпиль пика Инэ.

В глушь непроходимых лесов Верхней Сванетии, в ущелье бурной р. Накры, стремительно несущей свои воды со склонов Главного Кавказского хребта в Черное море, тоже пришли альпинисты. Миниатюрные домики разместились на опушке леса у гигантских вековых де­ревьев. В тревожные военные годы недалеко отсюда про­ходила линия фронта. На лагерной поляне, с разворочен­ными полуразрушенными землянками бойцов, обороняв­ших Главный Кавказский хребет, зияли воронки от вра­жеских бомб, лежали поверженные вековые деревья.

Много еще предстоит поработать альпинистам, чтобы вернуть лагерю его прежний вид и славу. Но главное сде­лано: над лесами закурился сизый дымок, вернулись в ла­герь его хозяева — ученые и студенты Советской Украины. Они приложат все усилия, чтобы лагерь «Наука» в Накре стал одним из самых благоустроенных.

Целую книгу можно написать про трудовую доблесть, настойчивость и энергию альпинистов спортивного обще­ства «Большевик», в короткий срок восстановивших из руин свой лагерь в Баксанском ущелье на Кавказе (быв. лагерь «Рот-фронт»). Успех работы решали люди, рядо­вые труженики, беззаветно преданные своему делу.

«Душой» лагеря по праву называют альпинисты ху­дожника-мультипликатора Георгия Одноблюдова. Впер­вые он приехал в лагерь в 1931 г., и с тех пор вся его жизнь неразрывно связана с горным спортом. В годы Отечественной войны Одноблюдов с оружием в руках защищал родной Кавказ; теперь он, мастер спорта, снова возглавил учебную часть лагеря, собрав вокруг себя «ста­ричков» и молодежь.

Спортивное общество «Большевик» сплотило крепкие альпинистские секции. Мы видим в них: лауреата Сталин­ской премии композитора Льва Константиновича Книппера, ярого спортсмена и старшего инструктора альпи­низма, кинорежиссера Льва Саакова, кинооператора Вла­димира Кабанова, заслуженного мастера спорта фоторе­портера Александра Сидоренко и многих других. В зим­ние вечера они собирались после работы и учебы в своем спортивном обществе, засиживаясь до поздней ночи над планами восстановления своего лагеря, страстно обсу­ждая каждый проект, каждую деталь. Они добились средств на восстановление лагеря, достали строительные материалы, нашли снаряжение. Они организовали де­сятки альпинистских секций на предприятиях Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Днепропетровска, во мно­гих других городах страны. Сейчас эти секции готовят и тренируют многие сотни новых альпинистов.

Летом 1946 г. начальник лагеря «Большевик» А.М. Глебов с небольшой группой строителей впервые после войны пришел к разрушенному мосту на берегу Баксана. За ним на месте красивого лагеря «Рот-фронт» чернели стволы мертвых, обгорелых сосен. Прошло всего полгода, и лагерь стал неузнаваем. По новому мосту че­рез Баксан едут автомашины. Они проезжают группу на­рядных белых домиков с красными черепичными кры­шами и останавливаются у площадки, над которой гордо реет высоко поднятый к небу ярко-красный флаг.

Альпинистский лагерь «Большевик» снова в строю. Для альпинистов поставлены уютные белые палатки. Жители полотняного городка обеспечены хорошим пита­нием, горячим душем, бассейном для плавания, библио­текой. Опытные инструкторы обучают молодежь. В ла­гере создано все для того, чтобы научиться технике аль­пинизма, совершенствовать свое спортивное мастерство, хорошо отдохнуть после восхождений.

Мы рассказали подробнее о лагере и альпинистской секции спортивного общества «Большевик», так как они заслужили этого своей работой. Но таких лагерей и сек­ций уже немало. Хорошие лагери создали альпинисты обществ «Родина» и «Буревестник» в Цее, студенты и научные работники в Домбае, металлурги в горах Тянь-шаня. Сотни альпинистских секций объединяют спортс­менов, тренируя и воспитывая их, подготавливая к интересным горным походам и восхождениям.

В каждой из секций имеются свои энтузиасты, вокруг которых, как и в «Большевике», группируется молодежь. С благодарностью называют физкультурники «Науки» имя Виктора Яковлевича Назарова — создателя одного из лучших лагерей в ущелье Алибек. Много любви и труда вложили в развитие альпинизма среди связистов началь­ник лагеря Артем Сергеевич Поясов и мастер спорта Фердинанд Кропф. Благодаря их упорству и настойчи­вости успешно завершается строительство нового лагеря связистов на Домбае.

Мастера спорта — М. Ануфриков из спортивного общества «Родина», Г. Коленов из лагеря «Химик», И. Ан­тонович из «Медика», инженер И. Быков и заслуженный мастер спорта Ал. Малеинов из «Локомотива», начальник лагеря «Металлург Востока» Я. Резников — вот далеко не полный список тех, кто своим упорным и кропотливым трудом способствовал развитию альпинизма в профсою­зах в послевоенные годы.

Советские профсоюзы, осуществляя право трудя­щихся на отдых, уделяют серьезное внимание развитию альпинизма, выделяя на это большие денежные средства. Только в 1947 г. профсоюзы израсходовали 5500 тыс. руб. на капитальное строительство и оборудование альпинист­ских лагерей и более 5 млн. руб. на подготовку альпини­стов. На средства профсоюзов были изготовлены сотни походных и стационарных палаток, высокогорных боти­нок, рюкзаков, штормовых костюмов, спальных мешков и другого снаряжения. В ущелье Адыл-су на Кавказе ежегодно работают курсы ВЦСПС, где обучаются кадры новых инструкторов альпинизма.

С наступлением весны 1948 г. в горах закипела ра­бота. В Северной Осетии на площадке альпинистского лагеря «Родина» растет большой новый двухэтажный ка­менный дом. Альпинисты-станкоинструментальщики смо­гут приезжать в горы не только летом, но и зимой. Слы­шен стук топоров и на соседней площадке, где строится альпинистский лагерь спортивного общества «Торпедо».

Спортивные общества «Буревестник», «Молния», «Химик» обуздают бешеные горные потоки, установлен­ные здесь гидроэлектростанции дадут даровую электри­ческую энергию всем альпинистским лагерям района. Молодой московский архитектор-альпинист М.В. Миляков, автор проекта первой горной хижины «Локомо­тива», построенной в 1947 г. у ледника Джан-куат, рабо­тает над проектами новых хижин. Скоро на Ушбинском и Джантуганском плато, у подножья Местийского пере­вала, замерцают приветливые огоньки новых горных приютов.

Много труда, энергии, средств вложили после войны альпинисты спортивных обществ профсоюзов в дело вос­становления и развития высокогорного спорта. Но то, что сделано, это только начало, лишь первые шаги в той большой работе, которая поможет сделать альпинизм еще более массовым видом спорта и средством отличного от­дыха в горах.




Б.Н. Делоне


с. 1 с. 2 ... с. 18 с. 19

скачать файл