Книга посвящена решению многочисленных проблем, нако­пившихся как


с. 1 ... с. 5 с. 6 с. 7 с. 8 с. 9
Часть VI. Конкуренция

Глава XXIV Экономическая тектоника

Тектоника геологических пластов изучает характер и нап­равление движения континентов и силы, которые определяют непрерывный процесс создания и разрушения огромных масс земли.

Аналогично действуют силы и в мировой экономике, кото­рые приводят к глобальным изменениям. Мы называем этот процесс экономической тектоникой.

Около 150 млн. лет назад на Земле существовал всего один континент - Пангея. Он раскололся на части под воздействи­ем физических сил, которые сформировали огромные массы земли. Эти массы начали дрейфовать, сталкиваясь друг с дру­гом, ломая береговую линию, вызывая землетрясения. При этом возникали новые континенты, вулканы, острова, горные хребты. Процесс созидания и разрушения земной поверхности не закончился и до настоящего времени.

Развитие мировой экономики идет под воздействием сход­ного процесса. Огромные достижения в транспорте и связи, широкое распространение образования сокращают простран­ство и время, ведут к быстрому распространению технологий. Результатом этого является изменение соотношения сил в мировой экономике, появление и исчезновение отраслей, из­менение сравнительных преимуществ и даже самой идеи наци­ональной экономики, т.е. идет созидательно-разрушительный процесс, называемый нами экономической тектоникой.

Однако в отличие от разбегающихся континентов хозяйства разных стран стремятся друг к другу, становятся более интегрированными, взаимосвязанными, взаимозависимыми. Хотя мир еще не стал "всемирной деревней", по Маршаллу Маклюэну, тем не менее уже начинают проступать первые характерные черты новой мировой экономики.

1. Глобальное производство: товары производятся практи­чески повсюду в мире на заводах, "кочующих" в зависимости от изменений в экономике и технологиях.

2. Технология: передовая технология перестает быть моно­полией развитых стран, новшества распространяются повсюду в кратчайшее время, их копирование, улучшение и использо­вание становятся не менее важными, чем изобретение.

3. Сравнительное преимущество: динамическое и завися­щее от людей, а не статическое и определяемое природными условиями; страны, бедные природными ресурсами, могут стать серьезными соперницами в мировой конкурентной бо­рьбе.

4. "Человеческий капитал": наиболее ценный ресурс, гораз­до более важный, чем природные ресурсы или накопленное богатство.

5. Финансы: огромная финансовая власть сосредоточивает­ся на Востоке, особенно в Японии, которая становится финан­совым центром XXI в.

6. Гибкость: преимущество дает способность к быстрой адаптации, а не обладание специализированными навыками.

7. Протекционизм: возрастающая угроза возведения барь­еров в мировой торговле и торговых войн.

8. Качество: становится еще более важным, особенно в хо­зяйствах, ориентированных на информацию и услуги.

9. Поиск лучших условий: рабочие места и заводы "перед­вигаются" из страны в страну в поисках более низких затрат, высшей эффективности и качества.

10. Товары на рынке: снижающееся значение традиционных товаров, быстрое превращение технических новшеств в стан­дартные массовые товары.

11. Тихоокеанский бассейн: экономический центр мира в XXI в.

12. Новая модель: новая трактовка "капитализма" в Азии может оказаться успешнее американской.

Дороти в "Волшебнике из страны Оз" сказала: "Тотошка, похоже, мы уже не в Канзасе". Она была права.



Глобальная конкуренция

Попытаться остановить глобальные процессы в экономике можно с тем же успехом, что попытаться остановить ветер или погасить солнце. Мир быстро становится глобальной формой, огромной фабрикой, всемирной конторой, в которых кры­шей служит небо, а собственность на отдельные части хозяй­ства переплетена, как нитки в клубке.

Автомобиль "Кадет" фирмы "Дженерал Моторс", изготав­ливаемый "Опель АГ" - ее дочерней компанией в ФРГ, собирается на заводах фирмы "Даеву" в Южной Корее и экспортируется в Соединенные Штаты. Большая часть ком­плектующих изделий импортируется "Даеву" из Японии.

"Кодак" покупает видеокамеры и видеомагнитофоны в Японии, "Ханиуэлл" получает мозг своего компьютера из Японии. "Эппл" изготавливает персональные компьютеры в Сингапуре.

Автомобиль "Нова" называется американским, хотя поло­вина его комплектующих импортируется. Каждый четвертый автомобиль на дорогах Америки сделан за рубежом. "Хонда" стала сейчас четвертым производителем легковых автомоби­лей в США и экспортирует свои машины, собранные в Огайо, на Тайвань.

В конце 1986 г. в Соединенных Штатах было 583 завода, принадлежащих 405 японским компаниям.

Фордовский автомобиль "Меркурий" собирается в ФРГ, двигатель для него поставляется из Бразилии.

Покупатели сейчас даже не знают, какая марка машин яв­ляется иностранной, а если и знают, это их не очень волнует. Лозунги типа "покупай американское" уже не работают ни в Америке, ни в Японии. Цена, качество, надежность, четкость поставок, дизайн и послепродажное обслуживание - вот что имеет значение, а не то, где тот или иной товар произведен.

Интеграционные процессы происходят не только в сфере производства. Финансовые ресурсы и идеи могут перенестись в любое место земного шара в мгновение ока.

Отрасли сферы услуг также перестают замыкаться в грани­цах страны - реклама, банковское и страховое дело, гости­ничное хозяйство, строительство - многие идут по этому пу­ти. Валютные рынки объединены между собой телекоммуни­кационными сетями, которые не признают национальных гра­ниц.

США перестали быть единственным экономическим цент­ром мира. Конкуренты во всех отраслях вырастают в самых различных местах. Традиционные конкуренты в Европе, осо­бенно в ФРГ и Франции, продолжают быть агрессивными. В некоторых областях стали реальными конкурентами такие страны, как Бразилия и Мексика. Даже социалистические страны время от времени достигают успехов в конкурентной борьбе - в 1986 г. Югославия экспортировала в США 35 тыс. своих автомобилей "Эго". Автомобиль, как еще в 1954 г. предсказал сэр Дональд Макдугал, становится "текстилем будущего".

Однако в долгосрочном плане реальные изменения в рас­становке сил в конкурентной борьбе исходят не из Европы или Южной Америки. Они исходят из Тихоокеанского региона.



Тихоокеанский бассейн

Тихоокеанский бассейн станет в XXI в. центром мировой экономики.

К этому времени в его странах будет жить 60% челове­чества, и сюда из других регионов перейдет экономическая власть. Страны Тихоокеанского бассейна уже сейчас являют­ся главными торговыми партнерами США, и если тенденции в развитии американской торговли сохранятся, объем тор­говли с этими странами в 1995 г. вдвое превысит товарооборот со странами Европы. Тихий океан будет играть ту же роль, что Средиземное море в древности и Атлантика в новое время.

Главной экономической силой в Тихоокеанском бассейне рассматриваются 14 стран - США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и 10 стран, относящихся к так называемому Тихо­океанскому кольцу. Последняя группа является наиболее сильной из новых конкурентов в мире, и отсюда исходит наиболее реальная угроза экономическому лидерству США.

Исследовательская служба конгресса в августе 1986 г. подготовила пространный счет относительно азиатского Тихо­океанского кольца.

Если сохранятся сегодняшние тенденции, к 2000 г. доля этих стран в мировой экономике достигнет 25%, а доля Се­верной Америки - менее 30%.

Существует вероятность того, что к 2000 г. совокупный доход тихоокеанских стран сравняется с совокупным дохо­дом стран Северной Америки.

При сохранении существующих тенденций уже к 1991 г. объем продаж ценных бумаг на Дальнем Востоке превысит аналогичный показатель по США.

В последние 25 лет беспрецедентные экономические достижения этих стран преобразили азиатское Тихоокеанское коль­цо. Это дало повод некоторым ученым утверждать, что центр мировой экономики в XXI в. переместится из Северной Аме­рики и Европы на берега Тихого океана.

Эти страны являются предметом дальнейшего изучения. Их можно грубо разделить на четыре категории в зависимос­ти от экономической силы и конкурентоспособности.

1. Япония - единственная высокоразвитая страна в группе с доходом на душу населения 17 000 долл.

2. Новые индустриальные страны Азии - Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг - быстро развивающиеся страны с национальным доходом от 2000 до 7400 долл. на душу населения.

3. Страны АСЕАН - Филиппины, Таиланд, Индонезия и Ма­лайзия, годовой доход на душу населения от 500 до 1900 долл. (сюда не включены Новая Гвинея и Бруней).

4. Китай с населением свыше одного миллиарда человек и национальным доходом около 350 долл. на душу населения.

Ясно, что из названных стран одна - Япония - домини­рует экономически, обладает огромной мощью, передовой технологией и рабочей силой. Эта страна не имеет себе равных среди развитых стран в темпах роста производства за послед­ние десятилетия и в среднем за последние 115 лет. Основное соревнование за экономическое лидерство идет между Соеди­ненными Штатами и Японией - их главным конкурентом.

Руководитель большой электронной фирмы недавно делал многочасовой доклад на совете директоров о пятилетнем пла­не развития компании. Когда один из членов совета спросил его, что может помешать выполнению плана, ответ был таков: "Япония, Япония, Япония".



Япония

Те американцы, которые сталкивались с Японией в конку­рентной борьбе или которые были в Японии, хорошо предс­тавляют ее силу и конкурентоспособность. Однако немногие американцы хорошо осведомлены об основных характеристи­ках японской экономики.

Япония сейчас является второй экономической державой в капиталистическом мире. На ее долю приходится около 10% мирового ВНП, а к 2000 г. эта цифра может достичь 20%.

Долгосрочные японские капиталовложения за границей к концу 1986 г. составили 397 млрд. долл., что выше, чем когда-либо имели страны ОПЕК (в 1983 г. - 380 млрд. долл.).

К концу столетия финансовый рынок Токио сравняется по масштабам с рынками Лондона и Нью-Йорка, японская иена станет ключевой валютой в мире.

"Номура Секьюритиз" является самой большой страховой компанией в мире, в 1986 г. она финансировала треть дефи­цита федерального бюджета США.

Япония сейчас является наиболее крупной страной-креди­тором, и если эта тенденция сохранится, то к 2000 г. она станет самым крупным кредитором в истории человечества, а общий объем ее кредитов достигнет 1 трлн. долл.

Из десяти крупнейших по объему вкладов банков семь являются японскими и только один - американский, 36% вкладов пятисот крупнейших банков мира сосредоточено в японских банках, в американских -11%.

Япония является крупнейшим в мире производителем лег­ковых автомобилей, а в 1988 г. 17% машин, проданных в США под американскими торговыми знаками, были изготов­лены японскими фирмами.

Япония доминирует в производстве почти всех категорий массовых полупроводниковых микросхем. По данным Сове­та по оборонным исследованиям США, Япония догоняет Аме­рику в решающей области производства - микропроцессоров и других логических схем.

В Японии живет 22 миллиардера, состояние трех из них превосходит состояние богатейшего американца - Сэма Уолтона.

Восемь из десяти крупнейших за пределами США компа­ний - японские. "Мицуи" в 1986 г. стала наиболее крупной неамериканской компанией в мире, превзойдя "Ройал Датч Шелл".

Кроме мощи экономической Япония заняла лидирующие позиции в обеспечении грамотности, социальной политике, качестве жизни.

Уже отмечалось, что требования к начальной и средней школе Японии являются самыми высокими в мире.

Средняя продолжительность жизни в Японии достигла 75, 2 года для мужчин и 80, 9 года для женщин и является самой высокой в мире.

За год в Японии от огнестрельных ранений погибает столь­ко же людей, сколько в США - за день. В Токио происходит в среднем два ограбления в день, в Нью-Йорке - 200.

На мировых рынках японцы выступают как опытные и агрессивные торговцы, закаленные в жестоких битвах внутри страны - в условиях, когда "проигравший выбывает". По­этому они - жестки и гибки, они знают, как выжить.

Японцы одержимы почти евангелической страстью к неп­рерывному усовершенствованию, снижению затрат, хорошему обслуживанию, высокой производительности, высшему ка­честву. При этом все делают с огромной скоростью. Джим Абегглен в книге "Кайся" - японская корпорация" охарак­теризовал их как жестких, ориентированных на нововведе­ния и долю рынка конкурентов. Они рассматривают рынки как зоны боевых действий и сражаются на них с полной самоотдачей. Они делают это для победы.

Не удивительно, что Япония в 1986 г. была признана самой конкурентоспособной страной в мире. Это было сделано в ежегодном исследовании конкурентоспособности двадцати двух стран мира, проведенном "И Эм Эф", бесприбыльной организацией в Женеве. Япония была поставлена на первое место и занимала его шесть или семь лет, в течение которых проводились эти оценки.

Японофилия

Мы подчеркиваем, что не ослеплены Японией и не являемся защитниками ее взглядов. Нам нравится Япония, однако при всем уважении мы ясно видим ее проблемы и ошибки.

Японцы не являются непобедимыми конкурентами, всемо­гущими волшебниками или полностью безгрешными. Они могут быть разъяренными, надменными и безжалостными. Они делают ошибки, и помимо хороших у них есть и доста­точно слабые руководители.

Мы не обвиняем японцев в экономических трудностях США. Не Япония вызвала снижение производительности, де­фицит бюджета, а в создание дефицита внешней торговли США не одна Япония внесла вклад. Экономический рост Япо­нии не обязательно идет за счет кого-то. США не живут за счет Англии, Япония не живет за счет США. Япония не станет коле­баться, обгонять или нет Соединенные Штаты по производительности или национальному богатству, так же как и США без колебаний превзошли Англию. Японцы - уважающие себя и состоятельные конкуренты. Они много работают и добиваются результатов.

Американцы завалены книгами, статьями, телепередачами, содержащими разные взгляды на культуру Японии, ее систе­му управления, ее сильные и слабые стороны. Многие отчеты поверхностны, многие данные уже устарели, а реакция амери­канцев на все это часто противоречива: "Все это преувеличе­но", "Японцы могут только копировать, а не созидать", "Они достигают успеха из-за вмешательства государства и закрытых рынков", "Японцы уже побеждают".

Японцы внимательно изучают Соединенные Штаты, и аме­риканцы должны делать то же самое со своей стороны, чтобы из неразберихи и мифов выявить действительно сильные и слабые стороны Японии. Необходимо задавать вопрос: "В чем же заключается истина?"

Ответом является современная история Расемона.

Современный Расемон

Был прохладный вечер. Слуга самурая стоял под Расемоном, ожидая конца дождя.

Так начинается история Расемона, история об убийстве в лесу в Японии VIII в.

"Да, господин. Действительно, тело обнаружил я. Этим ут­ром, - сказал дровосек на допросе у верховного комиссара полиции, - я шел, как всегда, за вязанкой хвороста, когда в горной расщелине обнаружил мертвое тело ... единственный удар меча разрубил грудь".

Мертвое тело принадлежало самураю. Как говорится в ис­тории, рассказанной японским писателем Акутагавой, возник вопрос: что же на самом деле произошло в горах в тот день? Где правда? История рассказывается три раза: первый раз устами бандита, второй - жены самурая, третий - духом уби­того самурая.

Каждый раз, когда читатель начинает верить очередной версии, рассказывается новая история, несколько отличающаяся от предыдущей, которая также кажется истинной. Урок Расемона, ставшего знаменитым благодаря классическому фильму Акиро Куросавы, состоит в том, что может быть много "истин", много объяснений одного и того же со­бытия, каждое из которых вполне достоверно, похоже на дру­гие, но в то же время отличается от них. Становится трудно отделить субъективное от объективного, правду от вымысла, историю от реальности.

В конце читатель остается-таки с вопросом: "Где же насто­ящая правда? И есть ли она вообще?"

Так обстоят дела и с "правдой" о японской конкуренто­способности. Это современная история Расемона, смесь прав­ды, полуправды, преувеличений и вымыслов. И, как учил нас Роберт Коулс, мы не должны делать ошибки, смешивая то, что наиболее очевидно, с тем, что наиболее важно. Важно по­пытаться как можно лучше понять это явление, выяснить, во-первых, вымыслы, во-вторых, сильные, в-третьих, слабые стороны Японии. Это и является предметом следующих трех глав.


Глава XXV Мифы о Японии

В этой главе мы проанализируем пять мифов о конкурен­тоспособности Японии, которые, по нашему мнению, способ­ны в наибольшей степени ввести в заблуждение американцев.

Как и в истории Расемона, в каждом вымысле есть доля правды, так же как и в каждой правде есть доля вымысла.



Миф 1. Японцы - блестящие имитаторы, однако они не способны к творчеству и оригинальному мышлению.

Это - просто неправда. Существует четыре причины, послужившие созданию этого мифа.

Во-первых, как мы показали, за свою историю любая стра­на, в том числе и Соединенные Штаты, заимствовала и копи­ровала достижения других стран, особенно на ранних перио­дах своего развития. Однако то, что страна что-то копирует, не означает, что она не способна к созиданию нового. Если бы это было так, США не были бы сегодня творческой нацией.

Во-вторых, японцы всегда были людьми творческими. Первый в мире роман "История Гендзи" был написан в Япо­нии в XI в. Дифференциальное исчисление было открыто япо­нцем Сейки Танакапу задолго до Ньютона и Лейбница. Эдвин О. Рейшауер указывал на огромную жизненную и творческую силу японской культуры, проявляющуюся в симфонической музыке, театре, танцах, архитектуре, живописи, гончарном искусстве.

Так же неверно и то, что японская наука и техника всегда отставали от американской. Джастин Блум, проработавший шесть лет советником по науке и технике в посольстве США в Японии, докладывал конгрессу: "Я разговаривал в буквальном смысле с сотнями американских ученых и инженеров, работавших непосредственно со своими японскими коллегами в самых различных отраслях науки и техники. Практически каждый из них заявлял, что уровень японских НИОКР очень близок к американскому или даже превосходит его".

Японцы расширяют и фундаментальные исследования в таких областях, как физика электронных лучей, биотехнология, молекулярная технология, прикладная математика. С 1980 г. Япония проектирует и строит двадцать шесть крупно­масштабных, сверхсовременных технополисов, равномерно распределенных по всей стране. В каждом технополисе (техно - от технологии, полис - от древнегреческого "город-госу­дарство") будут размещены исследовательские центры, заво­ды, промышленные парки, центры рискового капитала, шко­лы, центры культуры и искусства, системы автострад и аэропортов, соединенные между собой Системой информационной сети (СИС), разработанной "Эн Ти Ти". Эти технополисы в течение восьми лет совместно проектировались министерст­вом внешней торговли и промышленности и префектурами. Некоторые из них строятся уже сейчас, строительство же большинства из них должно завершиться к 2000 г. Все они нацелены на производство новейших технологий, которые должны быть лучше западных. Они станут двигателем эконо­мического роста Японии в XXI в. Тацуно Шеридан в книге "Стратегия технополисов" указывает, что Соединенные Шта­ты столкнутся с "патентным потопом", который зальет их в следующие десятилетия.

В-третьих, неверно отождествлять творчество и новаторст­во только с изобретениями. Технические нововведения зави­сят не только от изобретений, но и от разработок и их исполь­зования. Англичане изобретали, американцы разрабатывали и использовали. Американцы изобрели транзисторы, полу­проводники, цветной телевизор, коммерческие видеомагни­тофоны и машины с цифровым управлением. А японцы копи­ровали, приспосабливали, улучшали, находили те области использования, которых не видели американцы. Научный ус­пех еще не означает успеха коммерческого или увеличения конкурентоспособности.

Освоение также требует творческого подхода. Японцы по­казали свои способности к поиску и внедрению нового в про­изводственном процессе - системы "Канбан", "точно вовре­мя", гибкие производственные системы - все это требует ин­теграции "твердой" и "мягкой" технологий. Они также проявляют новаторство в маркетинге, системах управления, под­готовке кадров. Недостаток внимания к этим сферам деятельности является одной из главных причин того, что автома­тизация американских заводов часто успеха не приносит.

Многие важные изобретения были сделаны не в академи­ческих лабораториях и не на изолированных "фабриках мысли", а в процессе практической деятельности. Японские инженеры проводят много времени на заводах, становятся членами временных групп по маркетингу, дизайну, производ­ству. Они изобретают и внедряют свои изобретения.

Четвертой ошибкой является предположение, что творчест­во присуще личности, но не группе.

Действительно, такой сверхгений, как Альберт Эйнштейн, вряд ли вырос бы из японской системы, которая ценит кол­лективную работу. Однако группа обладает способностью соединять интеллекты особым образом, она позволяет не то­лько находить решение, помогая друг другу, но и выбирать такие решения, которые могут быть реализованы именно бла­годаря участию в процессе выработки решения всей группы.

На самом деле образ Томаса Эдисона - изобретателя-одиночки не соответствует действительности. Эдисон был одним из пионеров коллективных исследований. По мере того, как объем накопленных знаний становится настолько большим, что в одиночку переварить его не под силу, сравнительные преимущества той или иной страны все больше зависят от организации коллективных исследований. "Нововведения, - говорил Майкл Полани, - происходят на заполненной сцене".

Следствием сохранения веры в этот миф является то, что Соединенные Штаты: а) продолжают недооценивать японцев; б) концентрируют усилия только на фундаментальных и "тех­нологических" исследованиях, недооценивая стадию исполь­зования и организационные нововведения; в) до сих пор уве­рены, что японцы "все у нас скопировали" и поэтому обрече­ны на отставание.

"Я чувствую себя очень неспокойно, когда слышу разго­воры о неспособности японцев создавать новое, - говорит ученый из "Ай Би Эм" Ральф Гомори. - Я подозреваю, что эти люди выдают желаемое за действительное".



Миф 2. Японский успех обеспечен "Джапан Инкорпорейтад".

Широко распространено представление, что конкурентоспо­собность Японии в значительной степени определена деятель­ностью "Джапан Инкорпорейтид", т.е. сращиванием государ­ства, бизнеса и профсоюзов, которые действуют совместно как одна национальная корпорация.

Действительно, в 50-е и 60-е годы государство играло ак­тивную роль в развитии экономики Японии. Существовал же­сткий контроль правительства за экспортом и валютными операциями, действовало множество форм финансовой под­держки частных фирм государством, административное регу­лирование со стороны министерства финансов. Японского банка, управления экономического планирования, министер­ства внешней торговли и промышленности (МВТП).

Однако большинство наблюдателей, в том числе и мы, счи­тает, что связь "государство - бизнес -профсоюзы" никогда не определяла конкурентоспособности Японии, а размах и эффект такого сотрудничества значительно преувеличены. Более того, то влияние, которое подобное "сращивание" име­ло, давно исчезло - с тех пор, как корпорации стали сильнее, а МВТП лишилось многих своих полномочий. Японские биз­несмены откровенно жалуются на вмешательство государст­ва, контроль с его стороны над рынком, а иногда просто от­казываются сотрудничать с правительством.

Однако то, что японское государство действительно сот­рудничает с частным сектором гораздо плодотворнее, чем американское, - это факт. И было бы неверно на основе того, что МВТП сделало ряд ошибок и утратило часть своей власти, говорить о его неэффективности и ненужности. МВТП - ве­сьма уважаемое ведомство, выступающее связующим звеном между государством и частным сектором в решении некото­рых проблем. Оно выпрашивает, убеждает, обсуждает, не со­глашается, обеспечивает информацию, помощь, финансирует некоторые проекты.

Прямая финансовая помощь, оказываемая МВТП, гораздо меньше, чем думают американцы. Оно помогает деньгами, однако главная его задача - побуждать компании собирать, оценивать и передавать информацию, добиваться согласия, побуждать стареющие отрасли сворачивать производство, помогать им перестраиваться и только от случая к случаю руко­водить деятельностью организованных государством артелей, навязанных японцам американцами (как это произошло с автомобилями и полупроводниками).

В большинстве же случаев движущей силой японской кон­курентоспособности является рынок. Если завтра МВТП ис­чезнет, на конкурентоспособность Японии это окажет очень незначительное влияние.

Миф 3. Главной причиной дефицита США в торговле с Японией является японский протекционизм.

Япония препятствует или ограничивает доступ на некото­рые свои рынки с помощью тарифных и нетарифных мер. Это не миф. Это - правда.

Однако вокруг этого возникают некоторые опасные мифы. Первый: японский протекционизм - причина американского торгового дефицита. Второй: протекционистские барьеры в Японии очень высоки. Третий: сегодня Япония полагается на протекционизм гораздо больше, чем США.

Во-первых, огромный торговый дефицит США нельзя объ­яснить только японским протекционизмом. Если бы Япония сейчас убрала все тарифные и нетарифные барьеры ,это снизи­ло бы дефицит США в торговле с ней примерно на 6 млрд. долл., т.е. на 10%. Фред Бергстен, директор Международного экономического института в Вашингтоне, заявил, что если бы в Японии были сняты ограничения на импорт говядины и цитрусовых, то, по оценке министра сельского хозяйства США Ричарда Линга, за следующие несколько лет Соединен­ные Штаты смогли бы увеличить экспорт этих товаров не бо­лее чем на 1 млрд. долл.

Даже наиболее известный борец с протекционизмом в кон­грессе, конгрессмен от штата Миссури Гехардт оценивает "вклад" в дефицит торговых барьеров в 15%. А это значит, что 50 млрд. долл. дефицита США в торговле с Японией и 162 млрд. долл. в общем внешнеторговом балансе вызваны другими причинами.

То, что дефицит США в торговле с Японией обусловлен закрытостью ее рынков, - это миф. На самом деле здесь дей­ствует комплекс причин; курс доллара, бюджетный дефицит США, импорт и экспорт капитала, конкурентоспособность, разница в темпах роста.

Во-вторых, представление о Японии как стране с закрытым внутренним рынком восходит к тем временам, когда она действительно широко использовала подобные меры, С 50-х до начала 70-х годов Япония для защиты своих рынков использовала тарифы, квоты, субсидии, контроль за валютны­ми операциями, таможенные ограничения и другие методы - полный набор.

Однако с начала 70-х годов Япония снижает тарифы, сокра­щает почти на 2000 позиций список товаров, импорт которых ограничен. К 1985 г, средняя величина тарифов в Японии (на уровне 3%) была существенно ниже, чем в США (4, 2%) и ЕЭС (4, 9%).

Однако Японию нельзя назвать страной с полностью откры­тым рынком. Используются нетарифные барьеры, которые являются формой протекционизма де-факто, Однако в отно­шении этих мер профессор Колумбийского университета Хью Патрик, изучавший Японию длительное время, сделал следующий вывод: "По моему мнению, в целом ограничения на импорт в Японию промышленных товаров из США не более, если не менее строже, чем американские ограничения на импорт японских товаров".

Американцы забывают, что США также являются протек­ционистской страной, о чем уже говорилось в предыдущей главе. Примерно треть американского импорта вынуждена преодолевать те или иные тарифные или нетарифные барь­еры. Даниел Гоулман описывает карикатуру в "Нью-Йоркер", где изображен король в средневековом замке в окру­жении рыцарей. Король говорит: "В Датском королевстве - полный порядок. В других странах - полный беспорядок".

Обе страны прибегают к протекционизму. Обе стороны рассказывают друг о друге ужасные истории и показывают друг на друга пальцем: "добровольные ограничения" на экс­порт бейсбольных бит, лыжного инвентаря, арахисового мас­ла, автомобилей и стали - с одной стороны, на текстиль, цвет­ные телевизоры, автомобили с обеими ведущими осями - с другой стороны. Протекционистские барьеры с обеих сторон сейчас примерно одной высоты. Опасность - в другом. Считая японский протекционизм причиной торгового дефицита и снижения конкурентоспособности США, американцы забыва­ют об истинных источниках этих явлений.

Миф 4. Японская экономика закрыта для иностранцев.

Представление о том, что американские фирмы выживают с японского рынка, также является преувеличением. Экспорт США на так называемый закрытый японский рынок больше, чем экспорт в ФРГ, Англию и Италию, вместе взятые. А средний японец тратит на иностранные товары в три раза больше, чем средний американец - на японские товары.

Однако в каждом мифе есть доля правды.

Действительно, существуют специфические формы барьеров, препятствующие американским фирмам работать на японском рынке. Это бюрократические препоны, условия аттестации, регулирования цен. Японские компании также время от времени способны препятствовать проникновению на рынок американских товаров. Для этого используются система связей между большими компаниями и их отношения с поставщиками и субподрядчиками. Однако число таких закрытых рынков невелико, а барьеры такого рода существуют и в США.

Наряду с примерами закрытых рынков есть столь же мно­го примеров, когда зарубежные фирмы в течение многих де­сятилетий успешно работают в Японии. По оценкам из различ­ных источников, американские компании в Японии произве­ли в 1985 г. товаров и услуг на сумму 50 млрд. долл. - это больше, чем дефицит США в торговле с Японией в 1988 г. Табл. 22 дает представления о доле японского рынка, контро­лировавшейся в 1982 - 1983 гг. некоторыми американскими компаниями.

Таблица 22


Компании

Доля рынка, %

"Нестле" (растворимый кофе)

63

"Келлог" (хлопья)

34

"Джонсон" (мастика для пола)

30

"Кока-Кола" (напитки)

60

"Ай Би Эм" (компьютеры)

40

"Шик" (лезвия для бритв)

70

Фирма "Макдональдс" начала действовать в Японии в 1971 г. Многие предсказывали компании провал, утвержда­ли, что после того, как в течение двух тысячелетий японцы ели рис и рыбу, они не станут есть гамбургеры.

В 1984 г. оборот "Макдональдс" в Японии достиг 100 млрд. иен, и она стала крупнейшей компанией общественного питания в Японии. Самый большой в мире ресторан "Мак­дональдс" находится в Киото [Теперь в Москве. (Прим. ред.)]. Другая известная компания быстрого обслуживания - "Кентукки фрайдчикен" настоль­ко японизировалась, что каждый год в июле проводит по син­тоистскому обряду праздник в честь душ цыплят, на которых фирма заработала свой доход.

Да, вести дела в Японии непросто. Однако в значительной мере трудности связаны с языковым барьером, а также с высокой требовательностью японских потребителей к качест­ву, дизайну и сервису. Не каждая американская фирма отва­жится попробовать здесь свои силы, И если в США работает 50 тыс. служащих отделов маркетинга японских фирм, то в Японии - всего 1200 их американских коллег. В 1985 г. "Детройт" продала в Японии только 1300 своих автомобилей, а западногерманская фирма "БМВ" - в четыре раза больше (кроме всего прочего, эта фирма продает машины, приспособленные к левостороннему движению, которое принято в Японии, как и в Англии).

Клайд Престовиц до мая 1986 г. был главным человеком, отвечавшим в министерстве торговли США за ведение пере­говоров с Японией. Перед своей отставкой он сказал: "Гла­вной причиной, препятствующей продаже большего количест­ва товаров в Японии, являются не торговые барьеры, а снижа­ющаяся конкурентоспособность американских товаров".

Джим Аббегглен, долгое время работавший консультантом в Японии и написавший об этом несколько книг, сделал сле­дующий вывод: "Японские рынки открыты по крайней мере в той же степени, что и рынки других стран и во всяком слу­чае значительно больше, чем, например, рынки Франции или Италии". И хотя японцы здесь не вполне "чисты", мнение, что американским фирмам не дают работать в Японии, в боль­шей части неверно.

Миф 5. Высокая производительность труда японцев обусловлена культурными факторами, поэтому использовать япо­нский опыт невозможно.

Аргумент "культурной уникальности" в объяснении прак­тики управления в Японии не выдерживает критики.

Каждая культура по-своему уникальна, в том числе и культура США. Однако между культурами есть много общего, и ряд концепций, подходов, приемов могут быть перенесены на другую почву. Миф заключается в том, что японские мето­ды производства настолько древние и настолько зависят от культуры, что Соединенные Штаты использовать их не смогут.

Во-первых, далеко не все из сегодняшней японской прак­тики управления всегда существовало как часть японской культуры. Частично она является продуктом традиций, частью сложилась в период американской оккупации после войны частью - как реакция на необходимость борьбы с бедностью и разрухой в послевоенной Японии.

Многие так называемые уникальные элементы японской экономической системы - гармоничные отношения рабочих и хозяев, пожизненный найм, "кружки качества" - не явля­ются в полном смысле продуктом японской культуры. Они были вызваны необходимостью.

С 1945 по 1960 г. трудовые отношения в Японии были од­ними из наихудших и наиболее жестоких в мире.

Некоторые управляющие сопротивлялись до последнего момента введению ограниченной системы пожизненного найма.

"Канбан" и "точно вовремя" были изобретены после вой­ны как метод борьбы с потерями и ростом запасов.

Сотрудничество между трудом и капиталом родилось из взаимной неудовлетворенности, разрушительных забастовок и необходимости наладить работу.

Повышение качества возникло из желания японцев прода­вать свою продукцию на рынках наиболее высокотехнологич­ных товаров.

"Кружки качества" - это не культурный артефакт. Они возникли из собраний рабочих, на которых изучались статис­тические методы контроля качества.

Действительно, методы работы вполне соответствуют куль­турным традициям страны. Однако они не унаследованы от таинственного прошлого культуры, а были созданы для наше­го времени.

У Японии есть своя культура. Есть она и у Соединенных Штатов. Чем говорить о различиях, американцам следовало бы сосредоточиться на самом важном, сходном, поддающемся переносу. По нашему мнению, до 80% японских методов по­вышения производительности и качества можно перенести и приспособить к условиям американской хозяйственной сис­темы.

А теперь посмотрим, в чем состоят сильные стороны япон­цев.


Глава XXVI Сильные стороны Японии

Ранее мы показали, что настоящей причиной замедления роста производительности труда в США являются не какие-то обычно подозреваемые макроэкономические процессы. При­чины лежат гораздо глубже, они более существенные и дейст­вуют достаточно долгое время.

Примерно то же самое можно сказать и о реальных источ­никах конкурентоспособности Японии.

Конкурентоспособность Японии создают не ее протекцио­низм, МВТП или копирование чужих идей. Ее настоящими источниками являются система образования, мотивация, спо­собность перестраиваться, меньшая острота конфликтов в обществе, внимание к производительности труда и качеству.

Преимущество 1. Наиболее важным источником роста производительности труда в Японии является всеобщее внимание к учебе.

Мы уже рассматривали этот вопрос. Что бы не повторяться, подчеркнем только, что мы считаем всеобщее внимание к образованию самым главным конкурентным преимуществом Японии длительного действия.

Культ учебы существует не только в школе. Он сохраняет­ся всю жизнь и выражается в интенсивных внутрифирменных и внутриминистерских программах обучения, в обучении дома и в повседневной жизни. Грустно и обидно, но средний японец лучше образован и подготовлен, чем средний америка­нец.

Преимущество 2. Быстрое приспособление к изменяющим­ся условиям.

"Без кризисов мы не можем", - сказал один японец. Все, что происходит с японцами, называется "шоком" - шок Ник­сона, шок соевых бобов, нефтяной шок, долларовый шок. Однако им это не вредит.

Опасности сплачивают людей. Япония пережила вторжение, гражданские войны, землетрясения, пожары, тайфуны, изоля­цию, бомбардировки, американскую оккупацию, энергети­ческие кризисы, эмбарго на продовольствие, 50%-ное повы­шение курса иены. Все это были серьезные потрясения, однако Япония преодолела их и прекрасно приспособилась к новым условиям, оставаясь самой собой и продолжая свое развитие. Даже на поражение смотрели как на стимул разви­тия. Препятствия создают возможности. Недостатки - источник богатства. Японцы не те люди, которые могут долго сок­рушаться по поводу поражений, катастроф или упущенных возможностей - что толку посыпать голову пеплом?

Это нация, умеющая выживать в любых условиях.

Одной из причин такой способности быстро приспосабли­ваться к изменяющимся условиям является прагматический подход к жизни, отсутствие незыблемой идеологии и незыбле­мых принципов. Здесь нет "измов". Мораль японцев не приемлет примитивной однозначности.

Другим фактором, возможно, является страх оказаться отрезанными от всего мира на маленьком архипелаге, распо­ложенном на вулканах Тихого океана, без полезных ископае­мых, в условиях, когда выживание зависит только от способности приспосабливаться к природе.

Наконец, их философское и художественное ощущение времени помогает позитивному отношению к изменениям. В своем искусстве, садах, домах, изделиях японцы отражают одновременно вечность и бренность всего сущего. Изменение, улучшение и приспособление присущи природе. Буддистская философия говорит, что нет ничего постоянного, что жизнь состоит из изменений. "Все вещи изменяются, - сказал один писатель, - они особенно прекрасны, потому что меняются".

Способность непрерывно приспосабливаться к изменяющимся условиям мирового рынка, изменениям в технологии, к различным потрясениям является огромным преимущест­вом японцев, преимуществом, уступающим по своему значе­нию только образованию.



Преимущество 3. Целеустремленность.

Как мы отметили в части IV, целеустремленность является важнейшим условием успеха в любой области, в том числе и в конкурентной борьбе на мировом рынке.

Определить целеустремленность на мировом рынке трудно. Очень трудно выразить ее суть словами, однако трудно оши­биться, когда это видишь.

А в Японии мы это видим.

Большинство американцев, посетивших Японию, уезжают домой под сильным впечатлением того, как рабочие набрасываются на возникающие проблемы, с вниманием относятся к мельчайшим деталям, готовы "нагнуться за последним рисо­вым зернышком". "Когда заканчивается перерыв, они буква­льно бегут к своим рабочим местам", - говорит президент "Форда" Полинг. Дэвид Кирнс, председатель правления "Ксерокса", отмечает: "Каждый раз после поездки в Японию я возвращаюсь одновременно подавленным и напуганным". Спросите тех, кто видел конкурентов-японцев в деле. "Когда они появляются на рынках, все сразу же меняется", - гово­рит один из управляющих. Спросите тех, кто работал с ними в совместных предприятиях. Они смотрят на рынки как на поле боя. Они "атакуют" рынки, рассматривая конкурентов как достойных противников, которые, однако, должны быть безусловно и однозначно разбиты. Они отовсюду стараются получить информацию, задают бесчисленные вопросы, на все встречи и переговоры приходят в огромном количестве, вы­дают горы цифр, анализируют сотни возможных вариантов, задерживаются на работе, пьют допоздна, а на следующий день снова работают в полную силу.

Этот порыв частично является следствием образа жизни японцев и их системы образования - они учат, что успех за­висит не от способностей, а от усердия.

Мерри Уайт указывает, что в детском саду японские дети учатся переносить трудности, в средних классах - терпеть до конца, а в старших - добиваться целей, несмотря на препят­ствия и неудачи. Из этого получается тот человеческий мате­риал, с которым приходится конкурировать Америке.

Не удивительно, что опрос, проведенный в 1985 г. газетой "Нью-Йорк Таймс", показал, что в восприятии многих амери­канцев японцы более целеустремленны, работают усерднее и придают большое значение деталям. Джеймс Феллоуз, редак­тор "Атлантик Мансли", сообщал в 1986 г. из Токио: "Самая большая проблема, с которой мы сталкиваемся, конкурируя с японцами, становится очевидной уже через несколько дней - просто они намного больше работают".



Преимущество 4. Японское общество разобщено меньше, чем американское.

Четвертое преимущество заключается в том, что отноше­ния между людьми, отношения внутри фирм, между государ­ством и частным сектором являются менее конфликтными.

Сразу отметим, что отношения в Японии, во-первых, не свободны от конфликтов, а во-вторых, не все отношения в американском обществе заключают в себе конфликты. Раз­ница в степени конфликтности.

Конфликты существуют и в Японии. Можно встретить и наполненные злобой отношения между группами, и фракци­онную борьбу в правительстве, в политической системе, внутри организаций. Разница в том, во что конфликты выли­ваются и как они разрешаются.

Американцы предпочитают решать конфликты, опираясь на права, защищенные системой законов и судебной процеду­рой, что является как бы продолжением контрактной систе­мы в бизнесе, которая основана на письменных договорах, юридических разбирательствах и тактике противоборства. Отношения и права закрепляются в формальных контрак­тах, где тщательно продумано каждое слово, а с помощью подробных правил стремятся предусмотреть любые возможные события. Если прийти к согласию не удается, стороны вступают в длительное и дорогостоящее противоборство, юридическая процедура которого направлена на выявление победителя и проигравшего и на этой основе снятия проти­воречия.

Как результат в американском обществе достаточно много антагонизма и сутяжничества, а отсюда и большой спрос на юристов. Каждый год в США рассматривается более 25 млн. судебных дел. По имеющимся оценкам, в данный момент каждый четвертый американец участвует в том или ином качестве в судебном разбирательстве.

В Соединенных Штатах сосредоточено две трети всех юрис­тов мира. Их в 2, 5 раза больше, чем в Великобритании, в 5 раз больше, чем в ФРГ. В США 680 тыс. юристов и 53 тыс. готовящихся ими стать составляют армию численностью в три четверти миллиона человек. К 1990 г. их число дойдет до миллиона. В одном Нью-Йорке 47 тыс. юристов, в Вашин­гтоне - 44 тыс., в Калифорнии - 84 тыс.

В Японии юристов меньше. Во всей стране их всего 12 тыс., т.е. один юрист в Японии обслуживает в 25 раз больше жите­лей, чем его коллега в США. Однако это недостаточно точно характеризует ситуацию. Кроме 12 тыс. адвокатов, специали­зирующихся на уголовных и гражданских ("бенгоши") делах, имеется еще около 80 тыс. "квазилегальных лиц" - консультантов, нотариусов, специализированных адвокатов по налоговым делам. Однако и с учетом этой категории об­щее число юристов остается намного меньшим, чем в США.

Разница состоит в том, что в разрешении споров и защите своих прав японцы гораздо меньше полагаются на юридичес­кую систему. Большое значение имеют личные отношения и взаимные обязательства. Многие японцы рождаются и умира­ют, никогда в жизни не обратившись к юристу. Американцы говорят о "правах", японцы предпочитают разговаривать в терминах "долга". Они постоянно стремятся добиться гармо­нии, консенсуса и компромисса. Исследование одной из так­сомоторных компаний показало: из 2567 аварий, причинив­ших убытки и телесные повреждения, в суде рассматривалось два случая. Только 2% разводов разбираются судами.

Японские компании рассматривают контракт не как юри­дический инструмент, а как основу для налаживания отноше­ний. Устное соглашение имеет больший вес, чем письменный контракт. Бизнесмен чувствует себя неуютно, имея длинный, детально разработанный контракт, это воспринимается как выражение недоверия. Контракт не допускает гибкости, препятствует возможности учесть изменяющиеся условия и ставит людей в конфликтные отношения. Многие крупные японские компании не имеют юридической службы и приглашают юристов со стороны в случае необходимости.

Этот же подход определяет организацию работы отдельных сотрудников и групп по повышению эффективности и качества.

Руководители и подчиненные начинают с установления доверия и понимания общности интересов, а затем ищут пути организации совместной работы и устранения недоразу­мений.

Чувства и желания каждого уважаются и учитываются при определении общей цели. Между такими функциональными службами, как маркетинг, сбыт, НИОКР, не обходится без конфликтов. Однако их участники больше озабочены выра­боткой согласия, а не защитой своих позиций и потерей вре­мени на ведомственные конфликты.

Между профсоюзами и руководством также случаются конфликты, разрешаемые через коллективные договоры. Однако обе стороны сотрудничают в вопросах конкуренто­способности.

Фирмы в больших масштабах практикуют совместные НИОКР, совместное производство и кооперацию перед лицом глобальной конкуренции. Конечно, соперничающие фирмы также ведут жестокую борьбу, улучшают технологию произ­водства товаров, собирают информацию о конкурентах, ве­дут борьбу на рынке с использованием "бросовых цен", делают все, чтобы уничтожить соперника. Жестокая конку­ренция становится похожей на пьяную драку в баре. Это без­жалостная гонка с выбыванием, война на уничтожение.

Кооперация и конкуренция существуют в Японии бок о бок и не рассматриваются как нечто друг с другом несовмес­тимое. Японцы считают, что можно одновременно конкури­ровать и сотрудничать ("и -и"), американцы - что конку­ренция и кооперация являются несовместимыми ("или -или"). На кооперацию в Соединенных Штатах смотрят с неко­торым подозрением - как на возможность сговора против общественных интересов, нарушения чьих-либо прав.

На самом деле в каждом обществе есть элементы и того, и другого. Американцы также сотрудничают и в некотором смысле ориентированы на достижение взаимной выгоды. Од­нако американцы имеют несравненно более индивидуалисти­ческие наклонности, чем японцы. Похоже, что японцы больше расположены к поискам взаимовыгодных решений благода­ря конфуцианству, которое высоко ценит согласие и гармо­нию, а также определяет понятие "Я" через отношения в груп­пе. Школьная система усиливает эти установки.

Такой подход влияет и на систему взаимоотношений част­ного сектора и государства. В Соединенных Штатах они имеют формальный характер, регламентированы множеством зако­нов, проникнуты взаимным подозрением, и вообще считает­ся, что лучше не подпускать друг друга ближе чем на рассто­яние вытянутой руки, вести дела на основе проверок и отче­тов, административного законодательства, соответствующих процедур. В Японии контакты между бизнесом и государст­вом более часты, менее формальны, менее зарегулированы и не так антагонистичны.

Очень немногие страны достигли успехов как в конкурен­ции, так и в сотрудничестве, реально сократили время и зат­раты на всяческие тяжбы, увеличили гибкость и готовность к изменениям, создали возможности для отношений сотруд­ничества между людьми, группами людей и государством, а именно в этом и состоит преимущество Японии.

Преимущество 5. Япония заботится об эффективности и качестве товаров и услуг гораздо больше, чем любая другая страна.

Ни одна страна мира не уделяет столько внимания эффек­тивности и качеству, как Япония. Это повышенное внимание не является какой-то "программой", за нее никто не "отве­чает". Это - часть философии, часть образа жизни. Как гово­рят японцы, "качество - это состояние сознания, производи­тельность - это способ добродетельного поведения".

Мы уже приводили конкретные примеры того, как эти философские воззрения воплощаются в правилах работы в японских фирмах. Насколько эти принципы упрочены в наци­ональной этике, можно показать и на примере двух японских институтов, созданных для решения проблем производительности и качества, - Японского центра производительности (ЯЦП) и Премии за качество имени Деминга.

Японский центр производительности (ЯЦП). В 1954 г. лидеры японского бизнеса и правительство осознали необходимость организации всеяпонского движения за повышение производительности японской промышленности. Правитель­ство одобрило идею основания национального центра производительности. Однако по решению парламента он был основан не в государственном, а в частном секторе.

Японский центр производительности был создан в марте 1955 г. как бесприбыльная, неправительственная трехсторон­няя организация [С участием правительства, работодателей и профсоюзов. (Прим. науч. ред.)]. Правительство США предоставило техни­ческую помощь на сумму 6, 4 млн. долл. Профсоюзы сначала отнеслись к этой идее с подозрением, однако после того, как были сформированы три основных принципа работы центра, согласились участвовать в его работе. Вот эти принципы.

1. "Мы считаем, что рост производительности естественным образом ведет к расширению возможностей. Чтобы миними­зировать риск безработицы, следует по возможности идти на временную избыточность рабочей силы на фирме".

2. "Мы считаем, что конкретные меры по повышению производительности должны вырабатываться совместно профсо­юзами и руководством компаний".

3. "Мы считаем, что плоды повышения производительности должны быть справедливо поделены между руководством, трудящимися и потребителями".

Эти три принципа, воплотившиеся в практике пожизненно­го найма, совместных консультаций в трудовых отношениях и распределении эффекта между всеми участниками, сделали Японию страной с наиболее эгалитарной системой распределе­ния доходов среди развитых стран.

ЯЦП начал посылать группы японцев за границу для изуче­ния производства. С этого времени по его линии более 25 тыс. представителей самых разных слоев японского общества порывали за границей, сотни иностранных специалистов чита­ли лекции в Японии. По иронии судьбы первая такая группа была составлена из работников черной металлургии - отрас­ли, которая через несколько лет начала теснить американскую сталелитейную промышленность.

ЯЦП является крупнейшим центром такого рода в мире. В 1986 г. его бюджет превысил 7 млрд. иен (примерно 45 млн. долл.), а число сотрудников - 325 человек. Его основные подразделения находятся в Токио; кроме того, однако, суще­ствуют девять региональных центров в Японии, отделения в Вашингтоне, Лондоне, Париже, Риме и ФРГ. ЯЦП также играл главную роль в становлении Азиатской организации производительности, призванной помочь поднять эффективность производства другим странам Азии.

ЯЦП является символом вклада японского бизнеса в по­вышение производительности. Взрывной рост производства в Японии, начавшийся в 1950 г., не имеет себе равных в исто­рии, период ее экономического роста продолжается гораздо более длительное время. Если рассчитать средний темп роста экономики за очень длительное время, то у Японии этот пока­затель будет выше, чем у любой страны мира. Табл. 23 пока­зывает средние темпы экономического роста в различных странах.

У Японии средние темпы роста за 115 лет выше, чем у любой другой страны.

Таблица 23


Страны

Динамика ВВП в %

Япония

3, 0

Франция

2, 6

Германия

2, 6

США

2, 2

Нидерланды

2, 1

Англия

1, 9

Премия Деминга. В начале 50-х годов японские лидеры осознали, что марка "Сделано в Японии" означает для поку­пателей всего мира низкое качество. Люди связывали "Сде­лано в Японии" с маленькими игрушечными зонтиками в коктейлях и с провалом "Тоепет", первого автомобиля фирмы "Тоета", который безуспешно пытались продать в США. Машина с трудом взбиралась на холмы Сан-Франциско. Как и немцы в конце XIX в., японцы поняли, что, если они хотят быть полноценными партнерами на мировом рынке, им надо улучшить качество своих товаров.

Союз японских ученых и инженеров начал национальную программу повышения качества. В качестве одного из первых шагов он пригласил американца, доктора Эдварда Деминга, прочитать в Японии серию лекций по проблемам повышения качества. Деминг многие годы пытался убедить американские фирмы уделять качеству больше внимания, однако его идеи воспринимались без интереса.

В июле 1950 г. Деминг прочитал восьмидневный курс груп­пе из 340 японских исследователей, инженеров и руководителей заводов. Кроме того, высшее руководство 50 ведущих производственных фирм Японии было приглашено на специ­альную сессию. На этой сессии Деминг заявил, что потребует­ся не менее двух лет, чтобы идеи качества, точности, унифи­кации были восприняты японцами, еще пять лет необходимо для того, чтобы эти идеи повсеместно воплотились в жизнь. Значительно большее время нужно для того, чтобы разрушить сложившуюся до войны плохую репутацию японских товаров.

В относительно короткий период японцы осуществили одну из наиболее удивительных в мировой истории перемен в восприятии товаров своей страны. Сегодня Япония - признанный мировой лидер качества.

Американцам не следует рассматривать улучшение качест­ва товаров в Японии как воровство американской идеи. Немцы в течение многих лет уделяли качеству гораздо больше внимания, чем американцы. Японцы начали работать над повышением качества до прибытия Деминга. Они сумели выя­вить свои недостатки, прислушаться к опыту других и воспри­нять их идеи, соединить с собственными и в результате соз­дать оригинальный японский подход к обеспечению качества

Однако японцы никогда не забывали вклада доктора Де­минга. Союз японских ученых и инженеров в 1950 г. установил премию имени Деминга в ознаменование его вклада в повышение качества в Японии. С тех пор эта премия была присуждена небольшому числу корпораций, заводов, а иногда и отдельным людям, показавшим выдающиеся достижения в качестве. За 34 года премия Деминга присуждалась всего 119 раз, т.е. в среднем четыре раза в год.

Премия Деминга в настоящее время является наиболее почетной и престижной наградой в Японии за качество, это своего рода японский суперкубок за качество. В церемонии награждения, которая передается по телевидению, время от времени принимает участие и император.

Ни одно из тех преимуществ, о которых мы говорили, не устраняет слабостей, последствий сделанных ошибок. Они есть, как и у всех других стран и народов.

В следующей главе мы рассматриваем семь областей, в которых, по нашему мнению, наиболее очевидны проблемы и слабости Японии.

Глава XXVII Проблемы Японии

Если вы спросите японцев, есть ли у них проблемы в связи с их позициями в мировой экономике, будьте готовы слушать весь вечер. Вас заставят поверить, что экономика страны собирается развалиться, а острова, похоже, на следующей неделе уйдут под воду.

В некоторой части такой ответ связан с постоянным чувст­вом надвигающейся катастрофы, которое сидит в сознании японцев, однако некоторые проблемы вполне реальный серьезны. Рассмотрим их.



с. 1 ... с. 5 с. 6 с. 7 с. 8 с. 9

скачать файл