Книга посвящена решению многочисленных проблем, нако­пившихся как


с. 1 с. 2 ... с. 8 с. 9
Американский менеджмент на пороге XXI века
Грейсон Джексон К. младший, О'Делл Карла
Книга посвящена решению многочисленных проблем, нако­пившихся как в теории, так и практике американского управле­ния к концу XX века. Четко сформулированы управлен­ческие рецепты повышения качества, конкурентоспособности, общей эффективности производства американских промыш­ленных фирм, столкнувшихся с ожесточенной конкуренцией на мировом рынке.

Прошло более 10 лет с момента написания этой книги. Многое читателю сейчас покажется устаревшим и несбывшимся, однако мысли и предложения авторов актуальны по-прежнему.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Введение


Часть I. Время уходит
Глава I Две минуты на размышление

Глава II Последствия

Часть II. Вызов в области производительности

Глава III Производительность

Глава IV Всеобщий упадок и крушение

Глава V Подъем и застой в США

Глава VI Виноват ли дворецкий?
Часть III. Историческая перспектива
Глава VII Уроки истории: установки лидера

Глава VIII Уроки истории: развитие конкурентов

Глава IX Уроки истории: соперник приближается
Часть IV. Программа корректировки курса: частный сектор
Глава X Программа корректировки курса

Глава XI Интегрированные операционные системы

Глава XII Перестройка организации

Глава XIII В поисках качества

Глава XIV Совершенствование системы оплаты труда

Глава XV Стабильность и гибкость состава работников

Глава XVI Расширение вовлеченности работников

Глава XVII Подготовка и непрерывное обучение

Глава XVIII Системы учета

Глава XIX Символы, статус и членство

Глава XX Партнерство между управляющими и рабочими
Часть V. Программа реорганизации: правительство
Глава XXI Чего не должно делать правительство

Глава XXII Что правительство должно делать

Глава XXIII Образование
Часть VI. Конкуренция
Глава XXIV Экономическая тектоника

Глава XXV Мифы о Японии

Глава XXVI Сильные стороны Японии

Глава XXVII Проблемы Японии

Глава XXVIII Новые индустриальные страны Азии

Глава XXIX Все зависит от нас



Часть I. Время уходит
Глава I. Две минуты на размышление

В 1896 г. в Англии была опубликована книга под названи­ем "Сделано в Германии". Ее автор - журналист Э. Уильямс попытался в ней довести до общественного мнения тревож­ные факты, характеризующие положение английской эконо­мики, Он, в частности, писал: "Слава Англии как промышлен­ной державы развеивается, а нация этого не замечает. Раздаются только неясные крики, направленные против иностран­ной конкуренции, однако они оставляют поверхностное и неопределенное впечатление... Нация же в целом в настоящее время едва жива для отражения надвигающейся опасности, как будто бы это зло уже свершилось".

В этой книге Э.Уильямс приводил примеры, доказывающие усиливающуюся конкуренцию со стороны зарубежных стран, и особенно Германии. Он убеждал британских управляющих и профсоюзных лидеров проснуться, стать более конкуренто­способными и "закрепить свои конюшни, пока еще в них хоть что-то находится".

Англия не услышала.

В 1901 г, - шесть лет спустя - в книге другого английско­го автора Ф. Маккинзи "Американские оккупанты" снова прозвучал сигнал тревоги. В ней говорилось об угрозе со стороны США, об опасности ослабления британской конку­рентоспособности и подчеркивалась необходимость действий со стороны руководителей бизнеса до того, как станет слишком поздно.

"Будущее все еще открыто для Англии, если Англия захо­чет его иметь. Это пишется в надежде заставить ее следовать элементарному "здравому смыслу", ощутить потребность в немедленных действиях".

Англия опять ничего не предприняла.

В результате с позиций лидера в мировой экономике, кото­рые Великобритания занимала в ХIX в., она скатилась туда, где находится сегодня, - на 11-е место по такому показателю, как размер ВНП на душу населения, т.е. в конец списка группы индустриально развитых стран - с уровнем жизни, равным примерно уровню ГДР.



Предостережение

В настоящее время, т.е. почти сто лет спустя, по примеру Э.Уильямса и Ф. Маккинзи и мы стараемся внушить беспокойство американцам. "Слава США как индустриального лидера улетучивается, и эта книга написана в надежде внушить потребность в немедленных действиях для ее "восстановления".

Наши предостережения, конечно, не новы. Уже были газетные и журнальные статьи о снижении американской конкурентоспособности, речи, статьи, обзоры. Была даже создана специальная Комиссия по конкурентоспособности при Президенте США. К сожалению, реакция на эти предупреждения вое еще неадекватна. "Американцы проснулись", как сказал один японец, "но они еще не встали с кровати".

В исследовании мы покажем следующее:

1) конкурентоспособность американской экономики серь­езно подорвана;

2) конкурентное давление на международном рынке гораздо сильнее, чем многие представляют;

3) меры, предпринимаемые в США для улучшения своих позиций, все еще недостаточно эффективны;

4) США не только могут потерять свои позиции индустри­ального лидера, но и теряют их уже сегодня.

Мы не говорим, что США уже проиграли или проиграют экономическое соревнование. Но необходимо подчеркнуть, - хотим мы этого или нет, - что США начинают терять свои прежние позиции. Если тенденции, наблюдаемые в течение пос­ледних двадцати лет, сохранятся, уровень жизни в США уху­дшится по сравнению с другими ведущими странами и постепенно это будет означать потерю положения экономического лидера Запада.

Единственным, наиболее важным фактором развития аме­риканской экономики в будущем будет производительность. Именно производительность труда в большей степени, чем какой-либо другой фактор, определяет уровень жизни всей нации и является в долгосрочной перспективе наилучшим по­казателем экономической эффективности хозяйственного комплекса. История показывает, что лидер в области производительности в конце концов становится экономическим, военным и политическим лидером в мире.

США занимали положение мирового лидера в области про­изводительности труда в течение почти столетия. Но в послед­ние годы темпы роста производительности замедлялись как по сравнению с началом этого периода, так и по сравнению с основными зарубежными конкурентами. Ряд других стран вырвались здесь вперед. В последние тринадцать лет, с 1973 по 1986 г., Япония развивалась почти в 6 раз быстрее, Фран­ция и ФРГ - в 4 раза и даже Англия в 3 раза быстрее, чем США Если эта тенденция сохранится, то пять стран, таких, как Канада, ФРГ, Франция, Норвегия и Бельгия, обгонят США по уровню производительности труда уже к концу ны­нешнего столетия, а Япония - через 15 лет, т.е. к 2003 г. [Существует много подходов к измерению производительности труда. Международные сопоставления уровня производительности особенно затруднены из-за различий в методах сбора и оценки статис­тических данных, а также из-за постоянного изменения курсов валют. Различные методы оценок этого показателя, а также их ограничения будут проанализированы в гл. 3.]

Среди всех конкурентов наиболее опасным является, ко­нечно, Япония. Япония в настоящее время - вторая экономи­ческая держава Запада и самый крупный кредитор. Семь из десяти крупнейших в мире банков - японские, кроме того, именно японские фирмы производят 50% мирового произ­водства судов, 2/5 телевизоров и более 1/3 полупроводников. Для многих стран именно японская, а не американская система управления производством стала эталоном. Японских ра­бочих отличает высокий уровень образования, технологичес­кий опыт и стабильность. Япония создает уникальную, бази­рующуюся на самых передовых технологиях инфраструктуру, является лидером в области качества продукции, а по темпам роста производительности труда она обогнала в послевоенный период все другие страны.

Было бы ошибкой считать, что "японский феномен" роста производительности труда исчерпал себя из-за высокого кур­са иены, усиления протекционизма и растущего конкурентно­го давления со стороны новых индустриальных государств. Япония, как представляется, сможет решить и эти, и другие проблемы, о чем будет подробнее сказано в ч. VI. Эта страна имеет мощные резервы для успешного развития, и, кроме то­го, она уже продемонстрировала выдающиеся возможности справляться с неблагоприятными обстоятельствами. Соеди­ненные Штаты в прошлом явно недооценили японцев, поэтому было бы ошибкой делать это снова. В случае если имею­щие сейчас место тенденции сохранятся, Япония уже в первом десятилетии XXI в. станет мировым лидером в области произ­водительности, а США займут соответственно второе, третье или даже более далекое место по этому важному показателю. В то же время объем валового национального продукта (ВНП), производимого в США, будет, видимо, еще в течение длительного времени самым большим в сравнении с другими странами. Кроме того, США все еще обладают огромными ма­териальными богатствами и людским потенциалом.

Вследствие этого, а также из-за своего размера, военной мощи и исторических причин США будут по-прежнему в тече­ние многих десятилетий оказывать существенное влияние на развитие мирового сообщества. Но по уровню производитель­ности, финансовой помощи, общей динамики развития, размеру ВНП на душу населения замедление темпов роста произ­водительности труда неизбежно отзовется погребальным звоном по потере мирового лидерства так же, как это когда-то было с Англией. Кроме того, экономическое лидерство США и их влияние на международное сообщество постепенно ослабеет, а Япония соответственно займет место экономичес­кого лидера XXI в.

XXI в. наступит через 10 лет.

Последствия

Некоторые последствия падения производительности труда американцы уже ощутили. Реальная величина почасовой оплаты труда в конце 1986 г. находилась на уровне 1969 г., а средние реальные доходы семьи были в конце 1986 г. на 8% ни­же, чем в 1973 г. Семьи, которые раньше могли рассчитывать на удвоение своих доходов в течение активной трудовой жиз­ни, сегодня уже и не мечтают об этом. Так, молодой человек, покидавший семью в 50 - 60-е годы, мог рассчитывать на то, что к 30 годам он будет зарабатывать на 33% больше своего отца, когда тот начинал свою самостоятельную жизнь. Сейчас это уже невозможно.

Перспектива иметь постоянную работу, стабильно продви­гаться по службе и получать вое более высокую зарплату - иными словами, повышать свой уровень жизни - является важнейшим элементом так называемой "американской меч­ты". Эта перспектива постепенно затуманивается, заставляя американцев бороться с неблагоприятными изменениями в уровне жизни, за будущее своих детей.

Пытаясь сохранить прежний уровень жизни, все больше членов американских семей включаются в трудовую деятель­ность, кроме того, американцы все глубже и глубже увязают в долгах. В результате США всего за четыре года превратились Из самого крупного в мире должника в крупнейшего должни­ка в истории человечества. Американцы сегодня одалживают, а не зарабатывают свой высокий уровень жизни. Они по сути дела живут не по средствам, а это, естественно, не может про­должаться долго. Вывод прост. Страна должна или развивать­ся быстрее, или жить более экономно.

Все это произошло не из-за иностранных конкурентов или "нечестных" протекционистских барьеров на пути американ­ских товаров, а в результате замедления темпов роста произ­водительности труда.

В то же время, несмотря на то, что иностранные конкурен­ты внесли, конечно, свою лепту в ухудшение экономической ситуации США, упорные стабильные конкуренты, сопостави­мые по своей экономической мощи с США, пока на мировом рынке редкость. Однако сегодня США сталкиваются не столь­ко с более ожесточенной конкуренцией, сколько характер конкуренции стал совершенно другим.

Сегодняшние конкуренты высокоразвиты в технологичес­ком отношении, хорошо образованы, хотят интенсивно и много работать и готовы получать за это более низкую опла­ту. Они уже успешно переняли большую часть американских научных знаний и даже усовершенствовали многие американ­ские технологические новинки. Они действуют в тесном вза­имодействии со своими правительствами и в полной мере осознают необходимость и важность повышения производи­тельности и ускорения темпов развития. Этих конкурентов невозможно остановить протекционистскими барьерами или девальвацией валюты, нельзя этого сделать и обычными для бизнеса методами на уровне отдельных фирм.

Тревожные сигналы

Все это произошло не за одну ночь. Широко распространенное мнение о том, что темпы роста производительности трупа и экономического роста резко снизились в конце 70-х - нача­ле 80-х годов, не отражает реального положения вещей. Спад продолжается уже почти два десятилетия. Проанализируем данные, приведенные в примере "А".

Рост производительности труда в США практически прек­ратился. Повышение уровня жизни практически остановилось. Доля США в мировом экспорте различных товаров уменьшалась, захватывая то одну отрасль экономики, то другую. Импортные промышленные товары, зачастую более высокого качества, чем отечественные, буквально наводнили американский рынок. Внутренний долг стремительно возрос, достигнув беспрецедентной и опасной величины. Личные накопления населения все время тают.

Широко рекламируемое превосходство США в области современной технологии ослабевает. Система образования выродилась.

Не все эти тревожные сигналы являются прямым следствием снижения конкурентоспособности американской экономики. Лишь некоторые из них напрямую связаны со снижением производительности труда, они имели бы место и вне зависимости от активности США в международной торговле. Другие отражают вполне предсказуемые процессы, с которыми столкнулись многие страны в послевоенный период.

Все вышеперечисленные признаки отражают процесс замедления темпов развития страны в целом, смущает привычное чувство того, что США являются "страной №1". Считаться "державой №1" для американцев - не просто вопрос прести­жа. Сохранить эти позиции важно потому, что, если промышленный лидер скатывается на второе, третье или более дале­кое место, это неизбежно сказывается на социальных целях, национальной безопасности, уровне образования, приводит к росту инфляции, протекционизма и национальной замкнутости.

В этом смысле эти данные вселяют тревогу. Последствия для американцев могут быть ошеломляющие. Только война может иметь сопоставимое воздействие на жизнь сегодняшних американцев и их детей. Используя слова Томаса Вольфа, "Америка пришла к концу чего-то и к началу чего-то друго­го". Базовые составные части экономического лидерства США и "американской мечты" улетучиваются.

Тревожные сигналы (пример "А")

Производительность труда в США упала практически до нулевой отметки, В 1973 - 1986 гг. она составляла всего 0, 4% в показателе ВВП на одного работника и 0, 8% - в пока­зателе ВВП на отработанный час.

Производительность труда в сфере услуг (сейчас на ее до­лю приходится 68% произведенного валового внутреннего продукта ВВП) замерла практически на нулевой отметке с начала 80-х годов.

Темпы роста производительности труда за последние 13 лет далеко отстали от результатов других стран. Так, Япония развивалась в этот период в 6 раз быстрее и даже Англия - в 3 раза.

Если тенденции, наблюдаемые в течение последних 13 лет, сохранятся, в начале следующего столетия США будут занимать 6-е место среди развитых капиталистических стран по уровню производительности труда, а Япония обгонит США по этому показателю в 2003 г.

Семьи, которые ранее могли бы увеличить в два раза объем своих доходов за период активной трудовой жизни, уже не могут сегодня на это рассчитывать. Средний реальный доход семьи в 1986 г. был на 8% меньше, чем в 1973 г.

Почасовая ставка оплаты труда в конце 1986 г. была на уровне 1969 г. Реальные еженедельные доходы были ниже, чем в 1962г.

В 1973 г. тридцатилетний американец зарабатывал в долла­рах 1986 г. 25 545 долл., а сегодня зарабатывает всего 18 236 долл., т.е. на 25% меньше.

Американцы в расчете на семью расходуют в год примерно на 10 тыс. долл. больше, чем зарабатывают.

Доходы на душу населения в Японии, если исходить из текущего oбменного курса, сегодня выше, чем в США. В конце 1986 г. размер ВНП на душу населения в Японии составлял 18 тыс. долл., а в США - 17, 7 тыс, долл.

США являются самым крупным должником в мире. Если в 1982 г. у США было активное сальдо кредитам в 141 млрд. долл., то в 1986 г. их задолженность по кредитам составила 264 млрд. долл. Общая сумма взятых за пять лет кредитов составила 405 млрд. долл.

Общий долг американских граждан - правительства, деловых кругов, частных лиц - составляет более 7 триллионов долл., т.е. примерно 35 тыс. долл. на каждого жителя США, включая детей.

Иностранный долг достигнет, по имеющимся оценкам, 700 - 900 млрд. долл. в 1995 г. Американцы в результате будут выплачивать 1 % ВНП только на обслуживание внешне­го долга.

Показатель личных накоплений граждан США - самый низкий среди развитых стран - 3, 9% от ВНП в 1986 г. В Япо­нии этот показатель составляет 17%, а в ФРГ - 12%.

Среди передовых в техническом отношении стран Япония лидирует в области объемов инвестиций. В 1985 г. совокуп­ные капитальные инвестиции Японии составили 28 % от ВНП, а в США - только 17%.

Двадцать лет назад реальный доход по отношению к сумме активов в промышленности составлял 12%, в настоящее время - около 7%.

Cемь крупнейших банков мира (по объему активов) - японские. Банк "Ситикорп" занимает 9-е место, а "Банк оф Америка" - 25-е.

США расходуют на исследования и разработки больше, чем любая другая страна. Однако они расходуют на гражданские исследования только 1, 9% от ВНП, в то время как ФРГ тра­тит в этой области 2, 6%, а Япония - 2, 8%.

Начиная с 1965 г. семь из десяти наукоемких отраслей промышленности США утратили свою долю на мировом рын­ке. В 1985 г. США имели с Японией больший дефицит в тор­говле электронной продукцией, чем автомобилями.

В Японии подготавливается ежегодно почти столько же инженеров, как в США. В 1985 г. в США было подготовлено 78 тыс. инженеров, в Японии - 71 тыс. Это в 2 раза больше на душу населения, чем в США.

В 1960 г. около 20% американских патентов было выдано зарубежным изобретателям. В 1986 г. этот показатель вырос до 50%. Компания „Хитати" в 1986 г. получила больше аме­риканских патентов, чем любая другая компания, включая "Дженерал Электрик" и "Ай Би Эм".

В 1986 г, дефицит в торговле потребительскими товарами достиг для США рекордной отметки и составил 156, 2 млрд. долл. Это самый высокий торговый дефицит за всю историю человечества.

США сегодня импортируют 66% телевизоров и радиоприем­ников, 63% обуви, 47% инструментов, 28% автомобилей, 25% компьютеров. По оценкам министерства торговли США, в 1990 г. доля продаж импортных автомашин составит 37%.

Начиная с 1984 г. наблюдается отрицательный баланс в торговле новейшей электроникой. В 1986 г. он составил 13, 1 млрд. долл., т.е. вырос почти на 50% по сравнению с 1985 г.

Протекционистские барьеры, созданные правительством, обходятся потребителям в 66 млрд. долл. ежегодно.

Общий показатель тестирования студентов сегодня ниже, чем 33 года назад, когда запуск советского спутника потряс Америку.

На международных соревнованиях по математике и точным наукам японские студенты постоянно находятся впереди, а американские занимают последние места.

Из 24 тыс. колледжей и университетов в 7 тыс. не препо­дают физику, в 4 тыс. - химию, а в 2 тыс. - биологию. Толь­ко каждый третий студент посещает курс одной из естественно-научных дисциплин,

Почти 2/3 семнадцатилетних учащихся не смогли даже приблизительно указать даты войны за независимость, 50% - не узнали на фотографии Уинстона Черчилля и Иосифа Сталина. Показатель ухудшения качества работы высшей школы составил 25 %, а в Японии - 10%.

Исследования показали, что 13% американцев плохо вла­деют английским, а от 1/4 до 1/3 взрослых американцев функционально неграмотны.



Так ли невероятно?

Неужели Америка теряет мировое лидерство?

Большинство американцев реагируют на эту угрозу сегод­ня точно так же, как англичане во второй половине ХIX столе­тия, когда после почти ста лет периода беспрецедентного эко­номического могущества британцы были обеспокоены преду­преждениями таких людей, как Ф. Маккинзи и Э. Уильямc. Последний, в частности, писал: "Сейчас если сказать зрелому, сильному мужчине о том, что он должен опасаться подростка, то это вызовет у него усмешку. Он продолжает петь гимн "Правь, Британия" и руководствоваться этим принципом в коммерческой деятельности".

США - практически единственная страна, которая домини­ровала в экономической, военной и политической области по­сле окончания второй мировой войны. Эта страна была образ­цом для всего мира по динамизму развития, методам управле­ния и экономической мощи. Большинство сегодняшних амери­канцев никогда не жили в мировом сообществе, где был бы другой лидер. Из-за того, что ухудшение позиций американс­ких компаний было медленным, а появившиеся в связи с этим проблемы не привели еще к ярко выраженному кризису, аме­риканцам трудно свыкнуться с мыслью о том, что им брошен серьезный вызов. Если даже некоторые могут теоретически допустить возможность утраты лидирующих позиций, им до сих пор трудно представить возможность скатывания на вто­рое или третье место в мире по экономической мощи. Исто­рия свидетельствует о том, что другие страны, такие же могущественные в свое время, как США, утратили свои лидирую­щие позиции и проиграли в конкурентной борьбе. Вопрос уже не стоит о том, смогут ли США восстановить свое незыблемое экономическое лидерство на уровне 50 - 60-х годов. Ясно, что это невозможно. Эта эра закончилась. И непохоже, чтобы она повторилась в ближайшие десятилетия.

Главная проблема состоит в том, смогут ли США реанимировать замедленный рост производительности труда, обеспечить дальнейший рост уровня жизни, достойно встретить глобальное обострение конкуренции и сохранить тем самым статус мирового экономического лидера. По нашему мнению, сможет. Но если США, так же как Англия в конце прошлого века, опоздают с принятием необходимых мер, промышлен­ная слава Америки улетучится.

Вызов и ответ на него

В истории человечества не раз случалось так, что различные страны-соперники бросали вызов государству-лидеру. Исто­рик А.Тойнби, например, характеризует экономическое аполитическое соперничество государств как серию "вызовов и ответов".

Молодые государства развиваются и процветают только тогда, когда им удается найти достойный ответ на вызов, который бросает им потенциальный соперник. В этой связи характерен пример США в период соперничества с Англией и другими странами за экономическое господство.

Времена меняются, меняется и характер соперничества, но лидер обычно действует одинаково. Он пытается решить новые проблемы старыми методами и, естественно, терпит неудачу, уровень же его развития замедляется.

Возникает вопрос, почему нации, переживавшие спад в прошлом, не предпринимали шагов для исправления поло­жения? Знали они о приближавшейся опасности вовремя? Пытались ли они предотвратить свое падение? И самый важ­ный вопрос - начинается ли для экономики США период заката? Для того чтобы заглянуть в глубину этих проблем и попытаться использовать исторические "уроки" для ответа на вопросы, которые стоят сегодня перед США в области произ­водительности, мы обратились к историческому опыту других стран. Анализ этого опыта позволил выделить десять таких уроков. Мы, конечно, осознаем, что мир сильно изменился, а история не повторяется, но мы также уверены в том, что можно найти достаточно много параллелей в развитии миро­вой экономики в прошлом и сегодня.

Один из таких выводов, который подсказывает нам исто­рия, заключается в том, что страны-лидеры утрачивают свои позиции главным образом из-за воздействия внутренних, а не внешних причин. Страны-лидеры обычно ищут причины ухудшения своих позиций в изменении внешних условий и избегают проводить необходимые изменения внутри хозяй­ства.

Это вполне естественно, ведь обвинить "внешние силы" го­раздо легче, чем изменять собственные привычки, организа­ционные структуры, отношения и традиции. Анализ внутрен­них причин неудач обычно требует признания собственных ошибок и просчетов, а также осознания того факта, что кто-то может быть таким же способным, выступать с более прогрес­сивными идеями и что, наконец, у кого-то можно и нужно учиться.

История свидетельствует о том, что страны-лидеры обычно избегали осуществлять (или откладывали) внутренние изме­нения и продолжали из-за этого терять свои позиции. Англия в этом плане не была исключением. Э. Уильямс, например, подчеркивал, что в этой стране "наблюдалась отчетливая тенденция искать внешние причины трудностей вместо того, чтобы выявить собственные недостатки".

Мы отчетливо видим проявление тех же самых симптомов и в США как в частном секторе, так и в правительстве.

Коносуке Мацусита, основатель и главный консультант корпорации "Мацусита Электрик", отмечал еще в 1979 г.: "Мы побеждаем, а Запад проигрывает, и немногое можно сде­лать для изменения такой тенденции, потому что главные причины поражения заложены в нас самих".

Прав ли он? Смогут ли США измениться?

Реакция фирм

Некоторые американские фирмы предпринимают актив­ные действия, чтобы не проиграть в конкурентной борьбе, приобретающей новые особенности. Эти фирмы постоянно совершенствуют стратегию и тактику деятельности, автоматизируют производство, упрощают структуры управления, реализуют программы по активному вовлечению работни­ков в управление, увязывают размер оплаты с эффективно­стью труда, улучшают качество выпускаемой продукции. Некоторые компании действовали подобным образом постоянно, другие быстро приспосабливались к новым услови­ям конкурентной борьбы на мировом рынке.

Это хорошие новости.

Но есть и плохие новости. Они состоят в том, что лишь сравнительно небольшое число американских компаний проводят необходимые изменения своей деятельности. Бо­льшинство компаний практически не предпринимают ничего или делают очень мало. Их активность направлена в основ­ном на краткосрочное сокращение издержек, увольнение, малоэффективную автоматизацию и ликвидацию заведомо неэффективных направлений деятельности. Эти действия, конечно, дадут в ближайшей перспективе некоторые улуч­шения, но окажут незначительное влияние на рост произво­дительности труда. Все эти усилия создают лишь видимость важных изменений, предпринимаемых с целью приспосо­биться к новым, более сложным условиям, на деле же не изменяют подхода компаний к осуществлению деловых опе­раций.

Качество товаров и услуг американских компаний все еще значительно ниже по сравнению с тем, что предлагают их главные конкуренты. Например, в одном из исследова­ний процесса и результатов внедрения гибких производст­венных систем в США и Японии усилия США характеризова­лись как "скучная посредственность". Компании избавились от многих посредственных руководителей, но те, кто остал­ся, до сих пор не могут действовать как единая команда. Следует, правда, отметить, что в последнее время высшее руководство компаний стало намного больше внимания уделять проблеме человеческих ресурсов, однако по сравне­нию с усилиями, затрачиваемыми на разработку финансо­вой, правовой и рыночной стратегии, стратегии развития человеческого потенциала, более глубокому вовлечению ра­ботников в управление, созданию человеко-машинных сис­тем, совершенствованию системы стимулирования по-преж­нему уделяется незаслуженно мало внимания.

В то время, как одни профсоюзные лидеры напряженно работают над тем, чтобы найти возможности сотрудничества с руководителями компаний и в то же время быть переизбранными на новый срок, другие, и таких довольно мно­го, пытаются вернуться к привычным для них методам сило­вой борьбы и тактике конфронтации. Мы не видим пока, чтобы большинство американских фирм (и профсоюзов) осуществляли необходимые изменения в своей деятельности для того, чтобы противостоять глубинной тенденции замедления темпов промышленного развития.



Реакция правительства

На правительственном уровне проблема состоит не в том, что реакции на обострение конкурентной борьбы нет, а в том, что она слишком активна и в то же время идет в лож­ном направлении.

Политические деятели неожиданно открыли для себя важность проблемы "конкуренции". Они сегодня чувствуют необходимость осуществить конкретные действия для решения этой проблемы, но, как и раньше, внимание политиков направлено главным образом на внешние факторы, а проблема внутриэкономических изменений фактически выпускается из виду. Это ведет к тому, что конкуренция со стороны зарубежных стран объявляется "нечестной", протек­ционистские меры объявляются торговой политикой. Политические деятели превращают слово "конкурентоспособ­ность" в своеобразный символ, используют его, чтобы оп­равдать свои действия и получить все и даже более того, В то же время они избегают конкретных действий, таких, как сокращение бюджетного дефицита, сознательно игно­рируют проведение давно назревших изменений, например в системе образования.

Конечно, нечестная торговая деятельность и искусствен­ное завышение курсов валют требуют соответствующего внимания. Но эти явления ни в коем случае не являются главными причинами того, что американцы сталкиваются со снижением уровня жизни и конкурентоспособности. Большинство сегодняшних мер - протекционизм, торговые войны, таможенные санкции - не способствуют устранению базовых причин снижения конкурентоспособности. Все эти меры только создают дополнительные препятствия, замедляют процесс приспособления к новым условиям, препят­ствуют повышению эффективности и отчуждают торговых партнеров. Девальвация доллара в качестве меры повыше­ния конкурентоспособности способствовала в основном прогрессирующему обеднению США. Она ничего не дала для повышения уровня производительности труда, В конце кон­цов обменные курсы валют отражают изменения в экономи­ческом положении страны.

К сожалению, вся эта деятельность поддерживает у многих уверенность в том, что причины ухудшения экономического положения находятся вовне и что правительство может обес­печить рост благосостояния и уровня конкурентоспособности.

Конечно, мы уверены в том, что и правительство играет важную роль. Но эта роль все же весьма ограниченна.



Наши рекомендации

Все рекомендации, которые мы здесь приводим, строятся отнюдь не на пустом месте. Они основаны на десятилетнем опыте работы с различными фирмами, профсоюзными и пра­вительственными организациями в рамках Американского центра производительности. Нами проанализирован большой объем данных об изменении уровня производительности труда и тенденций в этой области. Накоплен конкретный опыт в хода многолетней консультативной деятельности представителен научных кругов, бизнеса и правительства. Во время поездок в Японию и Западную Европу собран обширный материал, наконец, у нас есть уроки истории.

Все наши рекомендации нацелены на повышение произво­дительности труда. США должны возродить процесс роста производительности трупа, обеспечить условия, при которых темпы роста этого показателя будут такие же, как у других развитых стран, или даже выше. Наш подход к решению этой проблемы состоит в том, что все изменения, кроме реформы образования, должны быть осуществлены частным сектором экономики, а не правительством. Другого пути, по нашему мнению, нет.

Американцы, знакомясь с данными о движении рынка ценных бумаг, курсов валют или цифрами о недавнем росте производительности в промышленности, не должны дать уве­рить себя в том, что битва за сохранение экономического лидерства закончена. Эта битва только начинается.



День скорби?

Эта книга не мрачное пророчество. США по-прежнему явля­ются крупнейшей экономической державой мира. Это по-прежнему огромная страна с достаточными запасами природных ресурсов, обладающая колоссальными богатствами, военной мощью, духом предпринимательства, способностью к нововведениям, сохраняющая влияние в мире. Стандарты потреб­ления на душу населения в США по-прежнему одни из самых высоких в мире. В стране низкий уровень инфляции, неболь­шая доля государственной собственности в промышленности, а налоговое бремя, т.е. объем федеральных, штатных и мест­ных налогов, более легкое, чем в других развитых государст­вах, за исключением Японии.

США по-прежнему имеют самый емкий внутренний рынок, политическая система страны стабильна. Слияние и поглоще­ние корпораций позволяют сохранять американской экономи­ке гибкость. Соединенные Штаты Америки - страна, сохра­нившая национальный дух, где живут свободные творческие люди, которые могут быть энергичными, изобретательными, предприимчивыми, особенно тогда, когда они ориентированы на борьбу.

Несмотря на то что мы прогнозируем развитие тенденций, показывающих уменьшение влияния США, мы также вполне ясно осознаем опасность механической экстраполяции этих тенденций. Эти тенденции могут измениться. Эта книга напи­сана для того, чтобы попытаться сознательно изменить небла­гоприятные для США тенденции развития. Не нужно сожалеть о прошлых ошибках, нужно довести до сознания каждого американца мысль о том, что страна стоит на перепутье - со­вершить рывок вперед или отстать в гонке за лидерство.



Две минуты на размышление

Во время футбольного матча, когда до конца игры остает­ся две минуты, судья подает специальный сигнал. Этот сигнал предупреждает о том, что у команды остался последний шанс сконцентрировать силы, сделать решительный рывок вперед, пересмотреть план игры, пойти в наступление или уйти в за­щиту, попытаться мобилизовать дух и усилия всего коллектива для победы. Эта книга - такое же своеобразное "двухми­нутное предупреждение" для США, Но у американцев меньше чем два десятилетия для того, чтобы попытаться переломить ход борьбы за экономическое лидерство. Каждый день без необходимых мер - день пропавший.

Конкуренты не исчезнут сами по себе, сама же конкурен­ция станет еще более жесткой. Х.Р. Перо, основатель компа­нии "И Ди Эс", предостерегает: "У нас были первоклассные команды на поле, и их успех вскружил нам головы". Вице-президент компании "Крайслер" Д. Баттс говорит: "Я убеж­ден, что то, с чем мы столкнулись сейчас, еще не настоящее сражение. Настоящая битва впереди".

Почти сто лет назад, когда Э. Уильямc обнародовал свое предупреждение, Англия оставалась самой сильной и богатой страной мира во всех областях - военной, научной, экономи­ческой, культурной с единственным исключением - системой образования. Англия не уделила должного внимания угрозе со стороны США и Германии, а когда она это осознала, было слишком поздно.

Мы не хотим, чтобы то же самое произошло и в США. Наша книга, как и работа Э. Уильямса, - предупреждение, она написана с уверенностью в том, что предупреждение об опас­ности лучше, чем некролог. Смогут ли США провести необхо­димые изменения? Мы думаем, да. Но должны спешить, ведь времени уже совсем не осталось!

Глава II. Последствия

"Я по-настоящему напуган, - подтвердил один из руково­дителей бизнеса. - Мы фактически "отдали" сталелитейную промышленность, судостроительную, производство телевизоров - вое главные отрасли промышленности - японцам. Сей­час мы, возможно, потеряем нашу полупроводниковую про­мышленность.

Как мы сможем сохранить конкурентоспособность? Как мы сможем сохранить достоинство?"

Многие в США повторяют эти слова. Впервые их произнес инженер из Силиконовой долины Т. Шеридан, автор известной книги "Стратегия техполисов". Он выразил мысли, которые беспокоят всех американцев.

Скорость и масштабы неблагоприятных последствий этих процессов поразили американцев. Но они только начали осо­знавать значение этих явлений.

Политические, социальные, геополитические и экономичес­кие последствия будут весьма далеко идущими. Мы можем выделить по меньшей мере семь важнейших последствий, которые окажут благоприятное воздействие на жизнь страны.

Уровень жизни

Самое наглядное представление о падении уровня жизни американцев дает анализ темпов роста почасовой оплаты в промышленности (табл. 1). Таблица 1



Годы

Темпы прироста оплаты труда, %

1950-1959

3.7

1960-1969

2.9

1970-1979

1.1

1980-1987

0.1

В 50-е годы ежегодный прирост доходов населения соста­вил 3, 7%. При сохранении этого уровня прироста доходы на­селения удваивались бы за девятнадцать лет, В 60-е годы ситуация в этой области была не такой уж плохой - доходы возрастали со скоростью 2, 9% в год - несколько медлен­нее, но все же весьма заметно. При таких темпах роста дохо­ды. удваивались бы примерно за 24 года, т.е. по-прежнему в период трудовой активности. Имея работу, каждый мог рас­считывать на приобретение одной или двух автомашин, семей­ного дома, посудомоечной машины, цветного телевизора, а также, возможно, и летнего домика, яхты. Была также воз­можность оплатить детям обучение в колледже. Это стало так называемой "американской мечтой".

Однако уже в 70-е годы ситуация начала изменяться. Годо­вые темпы прироста доходов снизились до 1, 1%. Поначалу инфляционный рост цен маскировал относительное снижение доходов, но довольно скоро люда стали замечать, что в кон­це каждого месяца у них остается гораздо меньше средств, чем раньше. В результате период удвоения доходов увеличил­ся до шестидесяти трех лет, что примерно соответствует пери­оду трудовой деятельности двух поколений.

Между тем ситуация в этой области продолжала ухудшать­ся. В 80-е годы рост уровня доходов остановился на отметке 0, 1%. Период, когда "американская мечта" воплощалась при жизни детей, закончился. При темпах роста доходов, которые наблюдаются сегодня, для удвоения доходов потребуется громадный срок - 720 лет. Фактически с 1973 по 1986 г, размер почасовой оплаты во всем несельскохозяйственном секторе упал в среднем примерно на 6%. В случае если бы вместо наблюдаемого падения темпов роста производитель­ности наблюдалось продолжение тенденции роста этого показателя хотя бы на уровне послевоенных десятилетий, то рост доходов американцев увеличился бы по сравнению с нынешним уровнем на 42% - каждый получал бы почти на 10.тыс. долл. в год больше.

Ясно, что отрицательные последствия этого процесса испы­тывает не только нынешнее поколение. Дети уже не могут рассчитывать на те темпы повышения уровня жизни, которые были у их родителей.

Влияние неблагоприятных тенденций в экономике на уровень жизни может быть проиллюстрировано на примере средне­статистического работника, чья годовая заработная плата в 1949 г, составляла 11 924 долл. (в долларах 1984 г.). Как показано в табл. 2, подготовленной профессором Ф. Леви и Р. Мичелом, за время, когда этот работник достигал 40 лет, его реальные доходы возрастали на 63%, Работник, начинавший трудовую деятельность в 30 лет в 1959 г., мог рассчитывать на увеличение доходов за 10 лет на 49%, что тоже весьма прилично.

Но если мы возьмем среднестатистического работника, начавшего карьеру в 1973 г., то увидим, что, хотя его начальная заработная плата была выше - 23 580 долл., через десять лет его реальные доходы снизились на 1%. В результате в 1983 г. тридцатилетний работник, начинающий трудовую де­ятельность, реально имел тот же уровень доходов, что и его коллега в 1959 г. Таблица 2



Год

Средние доходы, получаемые в возрасте 30 лет (в долларах 1984 г.)

Средние доходы, получаемые в возрасте 40 лет (в долларах 1984 г.)

Различие, %

1949

11924

19475

+ 63

1959

17188

25627

+ 49

1973

23580

23395

-1

1983

17520

?

?

До 1975 г. каждое поколение американцев могло надеять­ся на двукратное увеличение доходов по сравнению с дохода­ми их родителей. Это происходило в результате быстрого роста производительности труда. Сейчас дело обстоит по-дру­гому. Когда рост производительности замедляется, замедля­ется и рост реальных доходов. Эти два показателя тесно связаны. Без опережающих темпов роста производительности нельзя обеспечить рост уровня жизни. Среди развитых государств США и Англия соперничают сейчас за последнее место по темпам роста жизненного уровня.

Падение уровня жизни еще не рассматривается американ­цами как общенациональная проблема, они пытаются спра­виться с ней. Во-первых, они, так сказать, уменьшают масшта­бы "американской мечты". Одинокие люди откладывают вре­мя вступления в брак. Семьи оттягивают время рождения ребенка и покупают дома меньшего размера. Перспективы приобрести летний дом, сделать сбережения для пенсии или для оплаты учебы детей в колледже ухудшаются.

Во-вторых, сегодня американцы работают более продол­жительное время, тогда как в конце 50-х - начале 60-х годов доходы увеличивались в основном вследствие роста произво­дительности труда, а не удлинения рабочего дня. В период с 1948 по 1965 г. почти 90% реального прироста в промыш­ленности было получено за счет увеличения производитель­ности труда и только 10% - за счет увеличения числа отрабо­танных часов. Однако эта тенденция изменилась после того, как рост производительности труда замедлился. Между 1973 и 1986 гг. рост производительности труда обеспечил только 36% прироста объемов продукции, а 64% прироста было соответственно получено вследствие удлинения про­должительности периода работы. Большее число членов американской семьи включилось в трудовую деятельность для того, чтобы обеспечить стабилизацию доходов на преж­нем уровне. Доля активно занятого населения возросла с 40 в 1970 г. до почти 50% в настоящее время. Особенно рез­ко возросло число работающих женщин. По оценкам Ф. Леви и Р. Мичела, в 1973 г. среди супружеских пар в возрасте 25 - 34 года 47% замужних женщин работало. Сегодня трудится по найму 2/3 всех замужних женщин молодого возраста. Однако несмотря на то, что все большее число замужних женщин пошло на работу, доходы средней американской семьи, сос­тоящей из двух человек, упали за период с 1973 по 1984 г. на 3%. Ясно, что американцы стали работать больше, но не более производительно.

И в-третьих, больше людей стало жить в долг.



Долги

Американцы с каждым днем все глубже увязают в дол­гах - растут долги потребителей, промышленных предприятий, правительства.

Все эти долги свидетельствуют о том, что американцы живут не по средствам, стараясь стабилизировать падающий уровень жизни. Программа, основанная на долгах, может работать, но в краткосрочной перспективе. Она создает ви­димость сохранения определенных жизненных стандартов. Однако в качестве долгосрочной стратегии как для отдель­ного человека, так и для нации в целом такая программа - иллюзия и катастрофа.

Только одно соображение оправдывает рост внутреннего долга, а именно: американцы одалживают сами у себя. Они могут облагать сами себя налогами и платить их. И если потребители и представители бизнеса страдают от слиш­ком больших долгов, это - "семейное дело".

Внешний долг - проблема другого рода. В настоящее время иностранный капитал буквально хлынул в США бур­ным потоком. Американцы по сути дела используют иност­ранные накопления для того, чтобы замедлить темпы падения своего уровня жизни. Как беспутные повесы, они всего за три года промотали 141 млрд. долл. зарубежных активов, имевшихся в 1982 г. и накапливавшихся более шестидесяти лет. Так как США нуждались во все больших суммах для стабилизации уровня жизни, возмещения дефицита и накоп­лений и компенсации последствий низких темпов роста производительности труда, американцы стали брать в долг за рубежом. В конце 1986 г. сумма внешнего долга США достигла 264 млрд. долл., т.е. всего за пять лет было израс­ходовано 405 млрд. долл., взятых в других странах. Быстрая трансформация из крупнейшего в мире кредитора в крупней­шего в мире должника, произошедшая всего за пять лет, ошеломляет и не имеет прецедентов в истории.

По имеющимся оценкам, внешний долг может уже в нача­ле 90-х годов достигнуть уровня 700 - 900 млрд. долл., а может быть, и более значительной суммы - 1 - 2 трлн. долл. Средства, необходимые для обслуживания этого долга, могут достигнуть огромной величины. Для оплаты процентов только по внешнему долгу США будут вынуждены расходо­вать всю прибыль, получаемую от внешней торговли готовы­ми изделиями. Если же производительность труда не возрас­тет, эта прибыль может быть получена только в результате девальвации валюты, что неизбежно вызовет дальнейшее паде­ние уровня жизни.

Необходимость оплачивать проценты по внешнему долгу приведет к тому, что американцы будут вынуждены выпла­чивать зарубежным странам десятки миллиардов долларов, или примерно 1% от ВНП. Это бремя неизбежно ляжет на плечи детей и внуков тех, кто живет сегодня. Американцы, используя сегодня для поддержания высокого уровня жизни иностранные финансовые средства, проедают будущие доходы. Фактически для того, чтобы жить лучше сегодня, аме­риканцы создают новый, уровень жизни для своих детей.

Тактика массированного наращивания объема внешнего долга не может применяться бесконечно. Однажды иностран­ные кредиторы закричат: "Стоп, дядя Сэм!" Они могут пот­ребовать часть долга назад, а это неизбежно заставит еще ниже опустить планку уровня жизни в США. В противном случае для того, чтобы компенсировать увеличивающийся риск, возрастут проценты по выплате налогов. В итоге американцы уже не смогут компенсировать снижение темпов роста произ­водительности труда увеличением объема иностранных финан­совых инъекций в экономику.



Инфляция

По мере роста внешнего долга (и для того, чтобы выпла­чивать долги более дешевыми долларами) будет возрастать искушение увеличивать темпы инфляции. Кроме того, инфля­ция может нарастать просто потому, что люди не захотят больше мириться с падением уровня жизни и потребуют увеличения заработной платы. Если же темпы роста заработной платы будут превышать темпы увеличения производительности, то это также будет стимулировать нарастание инфляционных тенденций. Каждый американец думает, что он или она смо­жет увеличивать свои доходы быстрее, чем будет расти инфля­ция, - уж они-то исключение из общего правила. Однако, как отмечал профессор экономики Массачусетсского технологического института Лестре Туроу, "каждый обвиняет в инфля­ции кого-то другого, обычно правительство, и не хочет осоз­нать того факта, что его заработная плата не увеличивается потому, что производительность его труда также не растет".



Отчужденность

Так как американский "потребительский пирог" не только не увеличивается, а даже уменьшается, люди начинают бороть­ся за куски этого пирога. Неравенство доходов также посте­пенно увеличивается. Появляется зависть. Так как никому не нравится мало зарабатывать, особенно если его соседи преус­певают (и неважно, где они - в соседней квартире пли в То­кио), появляется ощущение, что "они" делают это за его счет. По всему миру люди ищут "иностранных дьяволов", которых можно было бы обвинить в собственных неудачах. Возрастает недовольство иностранцами, а экономический национализм занимает место международной кооперации.

Население начинает требовать у правительства "справедли­вости" в распределении доходов. Усиливается недовольство и отчужденность. Исчезает ощущение единства общества. Различные группы, населения обвиняют друг друга - заевши­еся профсоюзы, алчные менеджеры, богатые корпорации. Уси­ливается конфликт между поколениями - у молодых людей с застывшими на одном уровне доходами нарастает возмуще­ние навьюченными на них догмами. Как говорит Джозеф Бовер: "Снижение темпов роста делает всех нас конкурен­тами".

Оборона

Когда развитие экономики замедляется, ослабевает и во­енная мощь. Ни одна нация не может создать армию без доста­точных ресурсов, необходимых для ее вооружения и оснаще­ния. Поэтому по мере того, как ослабевает экономическое могущество, в демократическом обществе становится слож­нее и сложнее изыскивать средства на оборону - ведь их не хватает на выполнение социальных программ, И наоборот, повышенное внимание вопросам обороны может ослаблять экономику. Как это часто случалось в истории, дряхлеющая власть обескровливала страну экономически, пытаясь создать политическую или военную империю. Это может повториться и сегодня. Советский Союз и США оказались вовлеченными в соперничество за территории, превосходство в космосе и в военной области, расходуют огромные средства на оборону и уделяют сравнительно мало внимания проблемам повыше­ния производительности и конкурентоспособности. Тем вре­менем другие страны наращивают экономическое могущест­во и конкурентную мощь. Между тем победителем может стать только мощная в экономическом отношении держава, а военное могущество и прочные позиции в мире невозможно сохранить без высокоразвитой экономики.



Иностранные инвестиции в США

Д. Серван-Шрайбер опубликовал в 1968 г. свою знамени­тую книгу "Американский вызов". В ней он привел данные о громадных американских инвестициях в Западной Европе и выразил беспокойство европейцев "экономическим вторже­нием" США, Он, в частности, писал: "Американская промыш­ленность провела разведку местности и сейчас повела наступ­ление на территории от Неаполя до Амстердама с такой же легкостью и скоростью, как израильские танки в Синайской пустыне", "Американские компании делят Европу для своего удовольствия".

Другой автор назвал американские компании "современ­ной разновидностью легионов Цезаря", которые так же "высокомерно и безостановочно продолжают устанавливать свои правила в крепостях своих противников". Американцы тогда не могли понять, почему европейцам не нравится такое положение вещей, "Разве Америка не обеспечивала их капита­лом, нововведениями и передовым опытом управления?"

Двадцать лет спустя иностранный, особенно японский, капитал, новые технологии и управленческий опыт начали наводнять США. Будет интересно посмотреть, как американ­цам понравятся последствия "японского вызова".



Страна №2

Последним важным последствием длительного замедления темпов роста производительности станет потеря США положе­ния лидера. Они сползут на вторые, третьи роли или даже ниже. По этому поводу не будет широковещательных объяв­лений. Это случится постепенно. Ведь и про те времена, когда США обогнали Англию в 1890-е годы, любой современник, вероятно, сказал бы: "А я и не знал, что это случилось".

США просто станут постепенно "сравнительно беднее", в то время как их конкуренты будут развиваться быстрее. Анг­лия, например, продолжала оставаться мировой державой еще более двадцати лет после утери лидерства. Она постепен­но ослабевала как в военном, так и в экономическом отно­шении. Окончательное "разрушение" произошло только в пе­риод между двумя мировыми войнами. Даже сейчас, несмот­ря на утрату лидирующих позиций в мире, Великобритания пользуется демократическими свободами и получает больше Нобелевских премий на душу населения, чем любая другая страна в мире, оставаясь при этом очень приятной страной как для жизни, так и для туристических поездок. Несмотря на то что уровень доходов населения здесь до сих пор продолжает расти, но по такому показателю, как ВНП на душу населения, Англия остается в самом низу списка развитых государств после таких стран, как США, Канада, Норвегия, Швеция, Дания, Бельгия, Нидерланды, Франция, ФРГ и Япо­ния. Даже Италия, бывшая в свое время далеко позади, сей­час сравнялась с ней по этому показателю.

Страна со сравнительно низкой производительностью труда всегда сможет найти для себя некие экономические "ниши" в международной экономической системе, занимать­ся тем, что более развитые в экономическом отношении стра­ны считают для себя невыгодным. Она может сохранять конкурентоспособность только за счет снижения реальных дохо­дов населения и уровня жизни. Страна с низкой производи­тельностью как бы платит таким образом за сравнительную неэффективность своей экономики, получая все меньше поступлений от экспорта, вынужденно снижая жизненные стан­дарты и скатываясь на более низкие позиции в табели о рангах, принятой в мировой экономике, которые соответствуют посредственному уровню эффективности ее экономики.

Некоторые из этих международных последствий снижаю­щихся темпов развитая американской экономики уже появи­лись. К США уже не так охотно адресуют просьбы о помощи, они не так любимы и уважаемы в мире, как ранее. Ва­шингтон уже не может проводить свою экономическую по­литику, не обращая внимания на действия других стран. Соединенные Штаты уже не могут диктовать направления развития мировой экономической политики без согласования своих действий с другими государствами. Как отмечал Ф. Бергстен из Института международной экономики: "США, являясь крупнейшим в мире должником, продолжают дейст­вовать как кредитор, игнорируя советы других стран... в то время как их собственный бюджет имеет громадный дефицит. Лозунг "Америка превыше всего" теряет свое значение, и США уже не воспринимаются в качестве совершенства, моде­ли или неуязвимого лидера. А если США еще больше ослабеют экономически, их престиж и влияние будут ослабевать и в дальнейшем". Американцам не понравится, как выразился один дипломат, если их пересадят на новое место, находящее­ся на дальнем конце стола, за которым расположилось миро­вое сообщество.

Разящие перемены

Было бы несправедливо утверждать, что американцы не знали о снижении уровня конкурентоспособности. Они, без­условно, читали заголовки газет, смотрели вечерние новости, и если кто-то работал в отрасли, проигрывающей в конку­рентной борьбе, он на себе ощутил ухудшение ситуации - потерял работу, сократилась зарплата. Но большинство людей все еще не почувствовали негативного воздействия обострения международной конкуренции. Более того, они порадовались более низким ценам и высокому качеству некоторых импортных товаров. Они, конечно, могли наблюдать некото­рые внутренние проблемы, но эти проблемы не были еще существенными. В конце концов у них ведь быт работа, инфляция снижалась - дела в целом обстояли нормально.

Национальная статистика, конечно, публиковала данные о снижающейся конкурентоспособности, подавала сигналы, которые хотя и вызывали чувство тревоги, но быстро забывались. Эти сигналы были похожи на предупреждение об ура­гане, но они не воспринимаются всерьез при ярком солнце и безветренной погоде. Большинство американцев не ощущало непосредственной опасности, потому что постепенное снижение темпов экономического развития не предвещало резких ухудшений.

При отсутствии глубокого кризиса США могла бы ожидать судьба лягушки в кипящей воде.

В ходе широко известного биологического эксперимента исследователь бросает живую лягушку в кипяток, и она не­медленно выпрыгивает обратно. Если же лягушка помещает­ся в холодную воду, которая затем медленно доводится до кипения, она остается сидеть на дне сосуда и сваривается за­живо.

Вот уже почти двадцать лет США наподобие той лягушки сидят в медленно нагреваемой воде, жалуясь на возрастающий экономический дискомфорт, обмахиваясь веером и меч­тая о том, чтобы кто-нибудь снизил температуру в котле. Но температура продолжает расти, а США продолжают сидеть на месте. Если так будет продолжаться, то существует опасность того, что США превратятся в "вареную лягушку" уже к концу нынешнего столетия.

Мы надеемся, что эта книга будет способствовать актив­ным действиям. США сейчас находятся в мировой экономике, которая разогревается наподобие закипающего котла, поэтому наилучший способ снизить температуру в этом кот­ле состоит в том, чтобы обратить самое пристальное внимание на самый важный индикатор - производительность.



с. 1 с. 2 ... с. 8 с. 9

скачать файл