Iii муниципальная ученическая научно-практическая конференция «Юность:


с. 1
III муниципальная ученическая

научно-практическая конференция

«Юность: творчество, поиск, успех»

МКОУ Садовская СОШ № 1

«Угнанное детство»

/исследовательская работа/


Автор: Пошаталова Кристина,

ученица 10 класса



Руководитель: Леглер Л.Н.,

учитель истории



с. Садовое – 2012 г.

План стр.

I. Введение……………………………………………………………………3-5

II. Угнанное детство………………………………………………………….5-15

§1. Из истории появления концентрационного лагеря………………..5-9

§2. Военная юность Товстика Анатолия Максимовича………………..9-11

§3. Малолетняя узница, Байбакова /Палихова/ Александра Ильинич-

на………………………………………………………………………11-15

III. Заключение……………………………………………………………….15-16

IV. Используемые источники и литература………………………………..17

V. Приложение……………………………………………………………….18-25



ВВЕДЕНИЕ

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Ю. Друнина
О зверствах фашизма времён Второй мировой войны я знала ещё с начальных классов из художественных кинофильмов и разговоров взрослых, когда об этом заходила речь. Становясь старше, я читала уже не только приключенческую военную литературу, но и познакомилась со справочными материалами, рассказывающими о «новых порядках» на оккупированных нацистами и их сателлитами территориях. Не обошла я своим вниманием и такие чёрные страницы Великой Отечественной войны как положение военнопленных и мирного населения в концентрационных лагерях. Именно на этом моменте я захотела остановиться более подробно, тем более что на территории моего родного села проживали и проживают те, кто познакомились в своё время с нацистскими лагерями.

Актуальность темы обусловлена тем, что этих людей с каждым годом остаётся всё меньше, и нужно спешить помочь через их воспоминания оставить в назидание потомкам уроки мужества и стойкости.

При работе над исследованием мною были поставлены следующие задачи:


  • осмыслить, как дети и подростки пережили страшное время, проведённое за колючей проволокой;

  • определить степень влияния трагического детства на дальнейшую судьбу этих людей;

  • установить причины более внимательного отношения социума к узникам кацетов.

Объектом моего исследования является проблема отношения в обществе к несовершеннолетним узникам нацистских концлагерей периода войны 1941-45 гг.

Предмет исследования – это влияние войны на дальнейшую судьбу бывших несовершеннолетних узников кацетов, проживающих на территории села Садовое.

В работе я использовала следующие методы исследования:


  • анализ справочных материалов и публицистики,

  • интервьюирование,

  • анкетирование.

Одним из важнейших источников получения информации я считаю воспоминания и материалы из личных архивов бывших несовершеннолетних узников – Товстика Анатолия Максимовича и Палиховой (Байбаковой) Александры Ильиничны. Я благодарна им за то, что, несмотря на тяжелые и мучительные воспоминания, они согласились рассказать о трудном периоде своего детства и отрочества и о дальнейшей своей судьбе.

Хорошим подспорьем в моей работе /благо, что есть Интернет/ явилась газета «Судьба» – это печатное издание, которое отстаивает интересы жертв нацизма, последних свидетелей гитлеровского разбоя в годы Второй мировой войны. Газета публикует воспоминания, дневники, иллюстрации, документы, свидетельские показания о судьбах угнанных в немецкое рабство, замученных и чудом оставшихся в живых детей, брошенных фашистскими извергами в застенки многочисленных тюрем, концлагерей, гетто.

С целью определения степени информированности современной молодежи, а также её отношения к бывшим малолетним узникам, в МКОУ Садовской СОШ № 1 среди учеников 9-11 классов проведено анкетирование.

Результаты следующие: из 37 опрошенных



  • знают о бывших малолетних узниках – 33,7%;

  • относятся к ним с сочувствием – 54,1%;

  • безразличны – 5,4%;

  • считают несправедливо осужденными – 40,5%.

Вывод – знания о бывших малолетних узниках мизерны и поверхностны, так как старшеклассники, даже изучив события 1941-1945 годов на уроках истории, далеки от данной проблемы, а проведённое анкетирование подчеркивает актуальность рассматриваемой темы.

Итак, существующий круг источников, малоизученность и актуальность темы позволяют обратиться к её рассмотрению.



II. Угнанное детство

§1. Из истории появления концентрационного лагеря

Память … необходима, чтобы наши дети никогда не были жертвами, палачами или равнодушными наблюдателями.

И. Бауэр

Концентрационный лагерь, сокращённо концлагерь (англ. concentration – «сосредоточение, сбор» от латинского Concentratus – «сосредоточение») – термин, обозначающий специально оборудованный центр массового принудительного заключения и содержания следующих категорий граждан различных стран: военнопленных и интернированных во время войны; политических заключенных при некоторых диктаторских режимах, во внесудебном порядке; лиц, лишенных свободы по национальному или иному признаку; заложников, обычно во время гражданских войн или оккупации; предназначенных к ликвидации в лагерях уничтожения в нацистской Германии.

Термин «концентрационный лагерь» появился в период англо-бурской войны (1899-1902 гг.) в Южной Африке – основатель лорд Китченер – и был применён английской армией к местам содержания бурского сельского населения, которое собиралось (концентрировалось) в лагерях для предотвращения помощи партизанам. Бурские отряды приносили англичанам массу неприятностей, поэтому было решено создать «лагеря концентрации». Для того чтобы лишить бурских партизан (буры – это потомки голландских, французских и немецких колонистов) возможности снабжения и поддержки местного населения, сконцентрировали фермеров, в основном женщин и детей, так как мужчины поголовно воевали с англичанами, в специально отведенных местах, фактически обрекая их на смерть, потому что снабжение лагерей было поставлено крайне плохо. Похоже это и на «институт заложничества», буров вынуждали капитулировать.

Пойманных мужчин вообще вывозили за пределы Родины, отправляя в подобные лагеря на территории Индии, Цейлона и других британских колоний. Всего в лагеря англичане согнали примерно 200 тысяч человек – это была примерно половина белого населения бурских республик. Из них около 26 тысяч человек, это по самым скромным подсчетам, погибло от голода и болезней, большинство из погибших это самые слабые к испытаниям – дети. Так, в концлагере в Йоханнесбурге (город ЮАР) умерли почти 70% детей в возрасте до 8 лет. В течение одного года, с января 1901 года по январь 1902 года, в «лагерях концентрации» от голода и болезней умерли около 17 тысяч человек: 2484 взрослых и 14284 ребенка.

А сколько миллионов было уничтожено в колониях Британии – геноцид коренного населения колоний в Северной Америке, Австралии, Тасмании (тасманийцев всех уничтожили), не один десяток миллионов был уничтожен в Индии (в основном с помощью голода), сотни тысяч, миллионы уничтожены в развязанных Лондоном войнах по всему земному шару.

Понятно, почему Гитлер и его соратниками были англофилами, они равнялись на «белых братьев» из Лондона, которые задолго до них покрыли планету сетью концлагерей и тюрем, жесточайшим террором подавляя любые признаки сопротивления, создав свой «Мировой Порядок».

Концлагеря Третьего рейха выполняли определённые функции – они уничтожали противников нацизма, вселяли страх в миллионы людей, предоставляли рабов немецким концернам и одновременно были идеологическими учреждениями.

Нацистские концентрационные лагеря были более «совершенны» в отношении уничтожения людей. Узники были разбиты на несколько категорий: «политические»; представители «неполноценных» рас и «расово биологически неполноценные»; уголовники; так называемые «антисоциальные элементы»; гомосексуалисты. Подобно всей системе, «кацет» нельзя рассматривать как нечто совершенно застывшее. Количество лагерей менялось (увеличивалось), менялись и порядки в лагерях (ужесточались),  и само назначение «кацет». Постоянная эскалация насилия в коричневом государстве сопровождалась и «усовершенствованием» концлагерей. Большинство таких лагерей находилось в Берлине и его окрестностях, несколько меньше в Саксонии и Тюрингии, а именно лагеря Лихтенберг, Заксенбург, Хоэнштейн, Бад-Зульца, Гильдиц, еще лагерь Хейбер недалеко от Штутгарта. «Дикие» лагеря размещались, где попало: в бывших казармах, казематах, заброшенных фабричных зданиях, полуразрушенных пустующих замках. Наиболее страшной репутацией пользовались берлинские концлагеря Колумбиа-Хауз (о нем уже говорилось) и лагерь на Генерал-Папенштрассе. В каждый из них запирали обычно около тысячи узников. Общее, что они имели с лагерями-гигантами последующих времен, заключалось в том, что из них мало кто выходил живым. Унификация «обычных» лагерей начиналась уже с их внешнего вида. Для устройства «кацет» избирали земельную неудобь – болота, чащобы, пустоши, но не в глухомани, а недалеко от больших городов. О системе концлагерей существует огромная литература – здесь и материалы Нюрнбергского процесса, и воспоминания очевидцев (в большинстве коммунистов), и научные исследования, и очерки, и документальные повести. Как видно из этих книг и брошюр, лагеря существовали разные, с разными целевыми установками. И все же сеть «кацет» была унифицирована в самом главном. Она представляла собой невиданного масштаба «конвейер»: на «конвейер» загружались люди, миллионы людей, а выгружался пепел. «Конечной станцией» лагерника был крематорий. Но «длина» «конвейера» в различных лагерях была различной. В одних «загрузка» и «выгрузка» продолжалась несколько часов (лагеря смерти), в других несколько месяцев («рабочие лагеря»), в третьих – год, два  («обычные» лагеря).

Издевательства, наказания, казни в «кацет» были самые неожиданные. Каждый комендант, каждый фюрер СС, каждый полит-фюрер изощрялся, как мог, но опять же общего было больше, нежели разного. Идея «конвейера» заключалась в том, чтобы сломить человека, уничтожить его сперва морально, а потом физически.

Три цифры надо запомнить, чтобы понять весь размах гитлеровского «конвейера». Только на территории Германии насчитывалось 1100 концлагерей. Через концлагеря прошли 18 миллионов человек, погибли 12 миллионов. Уже зимой 1939/40 г. в империи «кацет» вспыхнула эпидемия сыпного тифа, унесшего многие   тысячи   жизней.   И,   наконец,   при   заранее   продуманной, изощренной системе издевательств, наказаний, пыток, которым подвергались узники иногда по самой ничтожной причине, а иногда и вовсе без причин...

Наказанием была уже сама работа в «обычном» лагере. Для нее были характерны – неимоверная, непосильная тяжесть и... бессмысленность. Работа в «кацет» была построена таким образом, чтобы уморить людей. Особенно тяжелой считалась работа в каменоломнях, где приходилось таскать огромные камни. Не легче было волочить в упряжке вагон. Слова одного из узников концлагеря: «Людей расстреливали днем. Что ж, нельзя было ночью, тихо? А зачем же тихо? - тогда и пуля пропадает зря. В дневной густоте пуля имеет воспитательное значение. Она сражает как бы десяток за раз».

У термина «концентрационный лагерь» есть и другое историческое значения: в 1904—1914 годах, когда поток въезжающих в Новый Свет составлял порядка 5000 человек в день, «концентрационными лагерями» именовались в США лагеря для временного размещения иммигрантов.

А теперь я хочу вернуться к теме исследования.

§2. Военная юность Товстика Анатолия Максимовича

Фашизм и рабство – понятия, неотделимые друг от друга…

Зори Н.Д.

В моём родном селе Садовое на улице Заводской проживал бывший узник концлагеря Товстик Анатолий Максимович (1925-2008 гг.). О своей юности он не любил вспоминать, говорил, что у него её не было, так как юность «проглотила» война. В школьной краеведческой комнате сохранилось воспоминание А.М. Товстика о его пребывании в трудовом «кацете»: «Я родился в Запорожье в 1925 году. Когда началась война, мне было шестнадцать лет, я учился после семилетки на втором курсе техникума Запорожсталь. Жил я с родителями, двумя братьями и тремя сёстрами. Помню, что собирались в эвакуацию 12 августа, но было уже поздно, уйти не удалось.



Вскоре пришла повестка из немецкой комендатуры, в которой говорилось о том, что я должен явиться на сборный пункт с продуктами и одеждой. Явка обязательна. Больше ничего не объяснялось.

Со сборного пункта меня и ещё несколько сотен моих сверстников фашисты погнали на железнодорожную станцию, погрузили в вагоны, приставили конвой с овчарками и пулемётами и отправили в Германию. Сбежать было невозможно. Так и ехали до места назначения. В дороге не кормили, питались тем, что взяли из дома.

Выгрузили нас на станции Хортис и поместили в здание биржи труда. Каждый день мы выстраивались перед немцами-помещиками, заводчиками. А они выбирали самых сильных, обглядывая со всех сторон, как рабов. Я же был в свои шестнадцать лет небольшим, худощавым и никому не приглянулся, поэтому оставался на бирже около месяца. А затем меня и ещё шестьдесят два подростка увезли в трудовой лагерь Дессау от завода Юнкерс.

Новое место пребывания представляло собой целое селение, состоящее из тридцати бараков по 250-270 человек в каждом. Спали на трехъярусных деревянных нарах. Бани не было. Жили по распорядку: полпятого утра – подъём, перекличка, построение и отправка на работы за четырнадцать километров от лагеря в сопровождении конвоя. Нас использовали на земляных работах, мы копали траншеи для трубопровода. Работали по восемь часов кроме воскресенья. Первые две недели ничем не кормили, а приносили ведро жидкого цикорного кофе на шестьдесят человек. Затем раз в сутки стали кормить жидким супом, где кроме брюквы или капусты ничего не было, и давали по двести граммов хлеба. Медпомощи больным не оказывали, а сжигали в крематории. Военнопленных в нашем лагере не было.

В Дессау я сменил два лагеря, затем в Магдебурге три. Но все эти лагеря были от завода «Юнкерс».

Однажды я предпринял вместе со своим другом попытку убежать из лагеря. Это было осенью 1942 года. В течение недели по ночам мы делали подкоп под четырьмя рядами колючего проволочного заграждения и в четыре часа утра сбежали. Немцы – народ аккуратный и пропажа вскоре была обнаружена. Тут же объявили розыск. А мы как раз вышли к реке, необходимо было перебраться на другую сторону. Лодок не было, плавать мой друг не умел. Решили идти через мост. Там нас и взяли, отправили в участок, обыскали, допросили и стали избивать нагайками, да так, что от одежды остались тонкие полосы. Вернули назад в лагерь, где последовало продолжение побоев, допросов. Но этого истязателям показалось мало, и нас поместили в камеру-холодильник, продержали там два часа, выпустили полузамёрзших и отправили в барак. На следующий день мы уже чистили трубы на одном из германских сахарных заводов….

Освобождён я был из лагеря 3 мая 1945 года в три часа ночи русскими разведчиками. Это произошло у города Бург на Эльбе. В лагере нас было около ста тысяч человек: русские, поляки, чехи, французы…. Заключённых выстроили перед бараками и прозвучала команда: «Русские, два шага вперёд!» А затем были новые допросы, но уже в советской разведке. 6-го мая нас сводили в баню, выдали обмундирование и «бросили» на Берлин…». Мои односельчане говорили про Анатолия Максимовича, что он в рубашке родился, пережив весь ужас концлагерей, так как ещё в феврале 1945 года Адольф Гитлер отдал приказ, по которому ни один узник концлагеря не должен был попасть в руки противника, что привело к активизации «марша смерти», в ходе которого погибли тысячи узников. Кого не успевали умертвить на месте, перегоняли в Любек, чтобы утопить в Балтике.

Горы трупов и кучи пепла оставляли за собой единомышленники Гиммлера, Мюллера, Эйке, Олендорфа…, и продолжали бы оставлять, если бы Советский Воин вместе с союзниками не уничтожил военную машину нацистской Германии. Во время освобождения Германии от нацизма союзники были настолько потрясены увиденным в концлагерях, что среди них были нередки случаи нервного шока. И это у солдат, прошедших все катаклизмы войны.

Но вернусь к Товстику А.М. После войны он работал сначала слесарем, а затем мастером на Садовском сахарном заводе. Воспитал двух дочерей, помогал растить внуков и правнуков. А вот собаки во дворе Анатолия Максимовича никогда не было. Как он сам сказал: «Виноваты в этом овчарки концлагерей».

§3. Малолетняя узница, Байбакова /Палихова/ Александра Ильинична

Палихова (в девичестве Байбакова) Александра Ильинична родилась 7 октября 1938 года в селе Девица Семилукского района Воронежской области. Её отец, Илья Васильевич, и мать, Пелагея Кузьминична, работали в колхозе. Помимо Александры в семье Байбаковых было еще двое детей

Прошло три года…

Кончилась тишина,



Громом загрохотала над Родиною война…

Отца забрали на фронт. Семья осталась в родном селе и с нетерпением ждала писем с фронта.

Бои за Воронеж являются составной частью Сталинградской баталии. Бои были ожесточёнными. В годы Великой Отечественной войны село Девица находилось в оккупации. Фашисты установили жёсткие правила, необходимо было во всё содействовать незваным «гостям». Именно в это время местными ребятами летом 1942 года было организовано пионерское подполье, мстившее нацистам. Ребята подрывали автомашины, на дорогах выставляли доски с самодельными шипами, поджигали склады. Их схватили в январе 1943 года и расстреляли. Вот имена семерых юных героев: Коля Трипалкин, Николай Застрожнов, Ваня Зайцев, Митроша Жерноклеев, Ваня Кулаков, Алеша Кулаков, Алеша Жоглин.

В 1942 году фашисты начали сгонять жителей близлежащих районов на пересылочный пункт станции Курбатово Юго-Восточной железной дороги, расположенной на направлении Воронеж – Курский – Касторная. /В настоящее время станция входит в состав Нижнедевицкого района Воронежской области/. Немцы ворвались в Курбатово 1 июля 1942 года. Начались грабежи, бесчинства.

Железнодорожную казарму гитлеровцы превратили в свою столовую. В 12 часов там собирались на обед от 80 до 100 солдат и офицеров. Однажды над станцией пролетел самолет и сбросил 2 фугасные бомбы. Одна из них упала на дорогу, а другая – прямо на столовую, во время обеда.

В последних числах сентября в Курбатово приехало несколько офицеров в черной форме. По селу прошел слух, что эти фашисты кого-то ищут, о ком-то расспрашивают, чего-то допытываются от людей, живущих на станции и хуторе Становом. Вскоре был арестован Виктор Кузьмин, связной разведчиков, которые были оставлены для подпольной деятельности. Через сутки, после допросов его расстреляли.

Вскоре немцы начали строить узкоколейку от Курбатово до Нижней Ведуги. Многих местных жителей гоняли туда, но дело со строительством двигалось медленно. Железнодорожников, которые работали на станции, заставляли приводить в порядок пути после бомбёжек.

Однажды в товарном поезде под конвоем из Воронежа привезли большую группу беженцев, которых немцы решили оставить в Курбатово. Мужчин сразу же заставили работать на путях. Работающих контролировали вооружённые немецкие солдаты.

Перед Новым 1943 годом немцы привезли в Курбатово две цистерны горючего и перекачали его в большие баки на нефтебазе. Через несколько дней ночью во время налёта советских самолётов, сбросивших зажигательные бомбы, на нефтебазе раздался такой взрыв, что в домах зазвенели стекла. А перед рассветом 29 января 1943 года уцелевшие фашисты, застигнутые врасплох советскими солдатами, бежали из села. Станция Курбатово снова стала советской.

Вот сюда, на эту станцию, и пригнали семью Байбаковых. В силу своего возраста (ей было всего четыре года) Александра Ильинична помнит совсем немного: «Всех построили в колонны, мы шли под строгим контролем фашистов с собаками. Как только мы добрались до Курбатова, всех загнали за колючую проволоку. Когда приходили эшелоны нас погружали в вагоны и держали нас там. Ужасное обращение, еду подавали вилами, били, люди умирали на глазах, тут же этими же вилами их выносили». Всего Александра пробыла здесь 4 дня. Жили пленные под открытым небом: и холодный дождь по щекам хлестал, словно их, обессиленных, в чувство приводил, и ноги утопали по колено в грязи. А куда скроешься? Кругом колючий забор. Эшелоны приходили и уходили, увозили людей.

Бежать удалось во время бомбёжки станции, описанной выше. Моя собеседница рассказывала: «Мы бежали, кто куда может. Люди бежали и я за ними…». В давке дети потеряли мать. Она нашла их в селе Солдатское (Острогожский район), где было решено остановиться на небольшой отдых. Затем вернулись в своё родное село Девица, где вместо дома торчал остаток печной трубы на пепелище. Что пережили это тяжёлое время – верится с трудом. Но, как говорится, мир не без добрых людей. Помогли сельчане, поделились своими скудными пожитками, нашли место для жилья.

Прошло время. Александра Ильинична рассказала мне об учёбе в местной школе, о помощи матери по хозяйству, о работе на колхозных полях. Пережить военное время помогали сводки Информбюро об успехах советских войск.

После окончания школы Александра Ильинична уехала в областной центр, где стала работать на заводе Тяжелых прессов сначала крановщицей, а потом контролёром. Вскоре встретила свою первую любовь Николая Алексеевича, который работал на том же заводе главным мастером. В 1960 году вышла замуж. Теперь она стала Палиховой. Вскоре в семье появились две дочери.

В село Садовое семья Палиховых приезжала часто, так как здесь жила мать Николая Алексеевича. В 2000 году было решено переехать в Садовое на постоянное место жительство, чтобы быть поближе к природе.

Сейчас Александра Ильинична на пенсии. Несмотря на возраст, она ведет здоровый образ жизни, закаляется, купается в речке, загорает. Также у нее есть небольшое хозяйство – куры, любимая кошка Машка, которая ждет пополнения и собака, за которыми хозяйка прилежно ухаживает. У дома есть небольшой огород, где помощь мужа не лишняя. Общается с внуками, их у нее двое, ходит на различные мероприятия села и участвует в них.

Вот такой замечательный человек живет в настоящий момент в нашем селе по адресу улица Набережная, 8.



III. Заключение

Мы пришли из распятого детства,

Где погибли отец или мать.

И досталась нам память в наследство,

Чтобы внукам её передать.

Каждый понимает войну в зависимости от своего мировоззрения. Люди старшего поколения имеют в основном схожую точку зрения: они понимают, что войны бессмысленны сами по себе, на них погибают одни, сиротами остаются другие; наносится огромный ущерб экономике страны; они голодали, видели и слышали лица и крики умирающих детей и уж точно знают, кто внёс решающий вклад в победу.

О Второй мировой войне мои ровесники знают из кинофильмов, художественной и справочной литературы, из уроков истории, из воспоминаний ветеранов, встречи с которыми регулярно проходят в нашей школе. Я думаю, что память о ней будет жить если не вечно, то очень долго и переживёт ещё не одно поколение, так как по размаху и жестокости ей нет равных. Войну мы видим в слезах свидетелей тех давних событий, в глазах ветеранов; мы видим её, когда горит вечный огонь на братских могилах. Война не обошла ни одну семью. Ради разгрома германского фашизма отдали свои жизни свыше двадцати миллионов советских граждан.

Дети, подростки и война – понятия, казалось бы, несовместимые. Но, чествуя ветеранов Великой Отечественной, вспоминая с благодарностью их ратные и трудовые подвиги, мы обязательно вспоминаем и тех, кто все ужасы и тяготы войны познал ещё ребенком. Сколько их было в действующей армии, в партизанских отрядах и подпольных организациях в тылу врага?! Были и те, для которых ужасы войны усугублялись их полным бесправием, каждодневным унижением и страхом за свою жизнь. Это малолетние узники концлагерей.

Своё исследование я хочу закончить цитатой из послания «Призыв к миру» от 25 октября 2011 г., посвящённого 70-ой годовщине жестокого убийства гитлеровскими фашистами 318 невиновных людей из Хацуни (Брянская область) и окрестностей: «Мёртвые взывают ко всем нам заботиться о том:

чтобы не повторились те трагические события;

чтобы сохранялся мир на Земле;

чтобы царил мир между людьми;

чтобы укреплялся мир между народами,

мир ради жизни.



Да будет у детей и молодёжи всех стран счастливое будущее!»

IV. Используемые источники и литература

  1. Булыко А.Н. Большой словарь иностранных слов. – М.: «Мартин», 2008. – 704 с.

  2. Иллюстрированный энциклопедический словарь / Ред. кол.: В.И. Бородулин, А.П. Горкин, А.А. Гусев и др. – М.: Большая Российская энцикл., 1998, 894 с.: ил.

  3. Школьная энциклопедии «Руссика». Новейшая история.20 в. – М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2003. – 640 с., ил.

  4. Материалы школьной краеведческой комнаты /МКОУ Садовской СОШ № 1/ о Товстике Анатолии Максимовиче.

  5. Интервью с жительницей села Садовое Палиховой Александрой Ильиничной.

  6. Большая Российская энциклопедия: в 30 т., т. 4 /Главный редактор и председатель научно-редакционного совета – президент РАН Ю.С. Осипов, отв. редактор – С.Л. Кравец. М.: Большая Российская энциклопедия, 2006, 766 с.: ил.

  7. rebell91.livejournal.com

  8. http://oxfordpedia.ru/kontsen

  9. ru.wikipedia.org›wiki/Йоханнесбург

  10. www.gazeta-sudba.ru

V. Приложение

Рис. 1



Рис. 2

Лорд Китченер Нововведения Китченера

Рис. 3

Концлагерь Брандфорт



Рис. 4. Карта фашистских концлагерей



Рис. 5. Малолетний узник концентрационного лагеря

Рис. 6 Рис. 7



Им повезло в том плане, что они остались в живых после ужасов кацета

Рис. 8 Рис. 9



Рис. 10 Рис. 11. Информатор гестапо



Рис. 11. Товстик Анатолий Максимович

Рис. 12. Справка, подтверждающая, что Товстик А.М. был насильно угнан на работы в Германию в 1942 г.



Рис.13



Семья Товстик (слева направо: Анатолий Максимович, младшая дочь Нина, жена Клавдия, старшая дочь Надя)

Рис. 14

Удостоверение бывшего несовершеннолетнего узника фашистских концлагерей Товстика Анатолия Максимовича



Рис. 15. Освобождённый русский ребёнок из концентрационного лагеря Дессау, Германия, апрель 1945 г.

Рис. 16

26 октября 2007 года на территории парка культуры и отдыха имени 30-летия Победы в Самаре открылся выполненный скульптором Иваном Мельниковым памятник малолетним узникам фашистских концлагерей. В основании памятника заложена гильза с обращением к потомкам, которые её извлекут в день 100-летия Победы над фашизмом.

Памятники ставятся в память о тех, кого уже нет. Ставятся живыми и для живых, именно для того, чтобы люди не забывали, что произошло, когда произошло, как произошло, помнили и делали выводы на будущее.



Рис. 17. Удостоверение бывшего несовершеннолетнего узника фашистских концлагерей Палиховой Александры Ильиничны



Рис. 18. Дети войны, ветераны Великой Отечественной после встречи с учениками МКОУ Садовской СОШ № 1, весна, 2012 г. Палихова А.И. третья слева во втором ряду.


Рис. 19. Диаграмма

процентного соотношения анкеты старшеклассников

54,1%

33,7

40,5

5,4




Рис. 20

Газета «Судьба» – единственный в мире печатный орган бывших малолетних узников фашизма. Решение о создании этого печатного органа было принято на учредительной конференции в 1992 г. в городе Днепропетровске. Огромной удачей стал выбор главного редактора – бывшего малолетнего узника Саласпилса, прекрасного журналиста и неравнодушного человека – Леонида Кирилловича Синегрибова. Благодаря его усилиям, при содействии членов редколлегии и активной авторской и корреспондентской работе многих сотен рядовых узников и руководителей Международного и Национальных союзов, их отделений с 1993 г. вышли более ста номеров газеты «Судьба». Из далекого забайкальского города Улан-Удэ десятки тысяч экземпляров разошлись по сотням адресов в СНГ, Балтии, Европы, Азии, Америки, Австралии.\



Рис. 21


с. 1

скачать файл