«Гражданская идентичность и внутренний мир российских немцев в годы


с. 1 с. 2 ... с. 14 с. 15
Международная ассоциация исследователей истории и культуры российских немцев,

 

Международный союз немецкой культуры,

 

Центр изучения истории и культуры немцев России



Института истории и международных отношений

Саратовского государственного университета,
проводят 21-24 октября 2010 г. в Москве очередную 13-ю научную конференцию Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев (МАИИКРН) по теме:

 

«Гражданская идентичность и внутренний мир российских немцев в годы Великой Отечественной войны и в исторической памяти потомков».



ТЕЗИСЫ, ПРИСЛАННЫЕ НА КОНКУРСНЫЙ ОТБОР

Раздел 1

Вклад в Победу

Герман А.А.

(Саратов).
Российские немцы в годы Великой Отечественной войны:

вклад в Победу
К началу Великой Отечественной войны в СССР проживало 1,4 млн. этнических немцев1. Основная их часть являлась потомками немцев-колонистов, переселившихся по приглашению российских государей в XVIII – XIX вв. в Поволжье, Причерноморье, Закавказье, окрестности Санкт-Петербурга и другие регионы Европейской России. Позднее часть немцев мигрировала на восток – в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию2.

Известие о нападении Германии на СССР немецкое население в основном восприняло с возмущением и тревогой. Свидетельством широкого патриотического подъема стали толпы немцев-мужчин, осаждавших военкоматы в Республике немцев Поволжья, других местах компактного проживания. Однако с первого дня войны немцев в массовом порядке в армию не призывали, что вызывало возмущение, особенно немецкой молодежи1.

Однако, в действующей армии находились немцы, призванные туда до начала войны. По данным Н.Ф. Бугая в РККА во время войны служило 33516 военнослужащих немецкой национальности, в том числе 1605 офицеров2. И хотя с сентября 1941 г. всех немцев-военнослужащих начали из армии изымать, всё же в самые трудные военные месяцы лета и осени 1941 г. они воевали на фронте, и многие из них сумели за этот короткий срок проявить свой высокий патриотизм, продемонстрировать такие качества как мужество, отвага, героизм, высокое воинское мастерство. Небольшой части немцев в силу различных причин удалось остаться в действующей армии, некоторые, чтобы попасть на фронт, сменили свои немецкие фамилии на русские украинские, азербайджанские и др. Таким образом, присутствие немцев в Красной армии, хоть и в небольшом количестве, но сохранялось до конца войны. Эти люди также проявляли доблесть, героизм, мужество.

Массовый героизм советских немцев на фронтах войны будет освещаться в отдельном докладе. Поэтому приведу лишь одну цифру: 11 немцев стали Героями Советского Союза. Если соотнести это число с количеством воевавших на фронте немцев, то такой показатель будет одним из самых высоких среди народов СССР.

Примерно до середины августа в советской прессе и в выступлениях руководства подчеркивалась разница между немцами германии и СССР. Более того, немцы Республики немцев Поволжья активно использовались в контрпропаганде на вооружённые силы и население противника. Их подвиги на фронте и в тылу получали освещение. Однако по мере ухудшения обстановки на фронте отношение руководства СССР к «своим» немцам стало быстро и кардинально меняться.

В конце августа были приняты документы о депортации немцев Крыма, а затем и Поволжья. В указе ПВС СССР от 28 августа 1941 г. немцам Поволжья официально было предъявлено обвинение в поддержке врага. Одновременно все немцы Украины мобилизовывались в рабочие части. Позднее до конца 1941 г. из европейской части СССР были депортированы все немцы, а также этнические финны, румыны, болгары, венгры.

Массовая, проведенная в короткий срок депортация немцев (около 1 млн. чел.) стала одной из крупнейших подобного рода акций за всю историю человечества. Её превосходит только депортация немцев с территорий Германии, отошедших странам Восточной Европы (13 млн. человек) в первые послевоенные месяцы и годы.

За депортацией последовала мобилизация в «Трудовую армию» практически всего взрослого немецкого населения: мужчин с 15 до 55 лет, женщин с 16 до 45 лет. Кроме того, на Крайний Север Сибири «для работы по лову рыбы и на предприятия рыбообрабатывающей промышленности» было вторично переселено свыше 80 тыс. депортированных немцев. Там они оказались в тяжелейших условиях. Тем не менее, своим трудом они обеспечивали поступление рыбы в рацион Красной Армии. Этот сюжет из истории российских немцев, также будет подробно освещён в одном из выступлений на нашей конференции.

Степень мобилизации продуктивной части советских немцев для работы в Трудармии существенно превысила среднюю степень мобилизации продуктивной части населения СССР и для фронта, и для работы в тылу.

«Трудовой армией» («Трудармией») назывались военизированные рабочие формирования, сочетавшие в себе элементы военной организации (мобилизация через военкоматы, структура подразделений, внутренний распорядок, единоначалие, централизация органов управления), элементы производственной сферы (работа на производстве, нормы выработки, формальная оплата труда) и элементы ГУЛАГа НКВД («зона», охрана, административный режим содержания, нормы снабжения).

Размещались военизированные формирования из «советских» немцев практически на всей территории СССР. В силу конкретных обстоятельств хода войны и концентрации, в связи с этим, военной промышленности и добывающих отраслей народного хозяйства в восточных районах страны, подавляющая часть рабочих отрядов и колонн из немцев была сформирована и функционировала на Урале и в Сибири. Достаточно большое число их имелось на территории европейской части СССР и в Казахстане.

Из всех наркоматов, использовавших труд мобилизованных немцев, НКВД прочно удерживал лидерство по численности трудармейцев в течение всех военных лет. Это подтверждает таблица 1


Таблица 1

Численность немцев-трудармейцев на объектах НКВД

и других наркоматов в 1942 – 1945 гг.1


По состоянию

на:


В НКВД

В других

наркоматах



Всего

1. 01.1942 г.

1. 07.1942 г

1. 07.1943 г.

1. 01.1944 г.

1. 06.1944 г.

1. 05.1945 г.



20 800

120 722


104 276

106 669


107 214

96 600


-

-

112 075



118 376

120 094


ок.123 000

20 800

120 722


216 351

225 045


227 310

ок. 219 000



Всего мобилизовано

за годы войны



Свыше

182 000


Свыше

133 000


Свыше

316 000

Приведённые данные свидетельствуют, что в рабочие колонны НКВД попало более половины мобилизованных за годы войны в «Трудармию» немцев ( на 49 тыс. больше, чем во все другие наркоматы ). Тем не менее, как показано в таблице, практически всё время количество трудармейцев в НКВД было несколько меньше, чем во всех наркоматах, вместе взятых. Это объясняется, главным образом, высокой смертностью трудармейцев на объектах НКВД в 1942 г.

при лагерях и стройках НКВД функционировало наибольшее количество рабочих колонн из немцев – 25. На 1 января 1945 г. в них трудилось свыше 95 тыс. мобилизованных немцев. Распределение этого числа трудармейцев по главным управлениям представлено в таблице 2.


Таблица 2

Распределение трудармейцев по главным управлениям НКВД

( По состоянию на 1 января 1945 года )1


Главные управления

Количество трудармейцев

(тыс. чел.)



В % от

общего числа



Лагерей железнодорожного строительства

Лагерей лесной промышленности

Лагерей промышленного строительства

Лагерей горно-металлургической пром-сти



5,78

31,00


45,77

12,62


6,1

32,6


48,2

13,1

Приведённые данные показывают, что основная масса мобилизованных немцев использовалась на строительстве промышленных объектов и на лесоразработках, где они составляли, соответственно, пятую и седьмую части от общего количества трудового контингента этих отраслей.

За годы войны, обладая огромной армией дешёвой рабочей силы, НКВД построил многие промышленные объекты. Рабочие колонны из немцев трудились более чем на 40 объектах НЕВД, в том числе на строительстве Челябинского металлургического и коксохимического заводов, Новотагильских металлургического и коксохимического заводов, завода № 166 в Омске, Алтайского бромного завода, Богословского алюминиевого завода, Молотовского судостроительного завода Соликамского целлюлозно-бумажного комбината и др, возводили плотины гидроэлектростанций на реках Урала и Сибири, строили железные и автомобильные дороги, создавали многие другие объекты народного хозяйства.

Кроме НКВД, мобилизованные немцы трудились еще в 39 наркоматах Советского Союза. См. Табл. 3
Таблица 3
Наличие и численность

немцев -трудармейцев по народным

комиссариатам СССР (кроме НКВД)

на 1 января 1944 года1


  1. Наркомат угольной промышленности — 56 423

  2. Наркомат нефтяной промышленности — 29 181

  3. Наркомат боеприпасов — 8021

  4. Наркомат по строительству — 7703

  5. Наркомат целлюлозно-бумажной промышленности — 3331

  6. Наркомат лесной промышленности — 2938

  7. Наркомат черной металлургии — 2590

  8. Наркомат цветной металлургии — 2494

  9. Наркомат химической промышленности— 1709

  10. Наркомат танкового вооружения —1626

  11. Наркомат электропромышленности — 1625

  12. Наркомат вооружения — 535

  13. Наркомат обороны — 418

  14. Наркомат тяжелого машиностроения — 379

  15. Наркомат электростанций — 364

  16. Наркомат среднего машиностроения — 325

  17. Наркомат авиационной промышленности — 293

  18. Наркомат путей сообщения — 278

  19. Наркомат стройматериалов — 271

  20. Наркомат пищевой промышленности — 106

  21. Наркомат местной топливной промышленности — 95

  22. Наркомат заготовок — 35

  23. Прочие 17 наркоматов— 143

Итого — 120 642 См.:


Из таблицы видно, что немцы проходили трудовую службу во всех ведущих наркоматах страны, в том числе, практически во всех оборонных. Тем самым, своим трудом они непосредственно вносили вклад в разгром агрессора.

Официально враждебная политика Советского государства по отношению к немецкому населению, система выполнения производственных заданий любой ценой, постоянная угроза репрессий за их невыполнение создавали почву для жестокого обращения с трудармейцами со стороны руководителей и административного аппарата тех объектов, на которых работали мобилизованные немцы. Моральное унижение и физическое оскорбление стали широко распространённым явлением. В то же время имелось немало руководителей, которые вопреки официальным установкам относились к немцам сочувственно, старались по мере своих возможностей облегчить их участь. Доброжелательное отношение в большинстве своём проявляли к немцам и работавший рядом с ними вольнонаёмный персонал, местное население.

В условиях сурового климата, плохого питания и обмундирования, отсутствия полноценного отдыха каторжный труд в рабочих отрядах и колоннах приводил к массовому физическому истощению трудармейцев, влекшему за собой смерть, инвалидность, тяжёлые болезни. Особенно жестокая эксплуатация мобилизованных немцев осуществлялась в лагерях и на стройках НКВД, где они по своему положению фактически не отличались от заключённых. В «Трудармии» погибла почти четверть мобилизованных туда немцев1. В те годы возникла реальная угроза самому физическому существованию немецкого этноса СССР.

Несмотря на тяжёлые условия труда и жизни, необходимость осваивать для себя новые, ранее незнакомые специальности, значительное число мобилизованных немцев трудилось честно и добросовестно, выполняя и перевыполняя производственные планы, нормы выработки. В рабочих колоннах получили развитие стахановское движение, ударничество. Патриотизм многих немцев проявлялся не только в добросовестном труде, но и в активном участии в различных кампаниях по сбору средств в помощь Красной Армии, что вынуждено было отметить даже руководство страны2. Многие из «советских» немцев, воспитанные в предвоенные годы на большевистских принципах и лозунгах, активно и инициативно участвовали в работе партийных и комсомольских организаций.

Таким образом, советские немцы и на фронте и в тылу демонстрировали свой патриотизм высокую гражданственность, вместе со всеми советскими людьми реальным повседневным трудом приближали победу.

К сожалению, после войны вклад советских немцев в Победу многие десятилетия замалчивался властью Этот факт, как и дискриминация в сфере национальной жизни не могли не вызывать горечи и обиды. После нескольких столетий благополучной жизни в России немцы стали ощущать себя в собственной стране чужими. Эти ощущения во многом спровоцировали позднее массовую эмиграцию в Германию.

Сегодня мы живём в другой стране, другое отношение власти и к 600-тысячному немецкому населению. Однако прошлое забывать нельзя, иначе оно может повториться.

Шульга И.И.

(Саратов)
Массовый героизм российских немцев на фронте и в тылу противника как проявление патриотизма и гражданской идентичности.
С началом войны мобилизация в Красную Армию советских немцев, насчитывавших свыше 1,4 млн. чел.1, проводилась осторожно: в очень ограниченном количестве и в строго индивидуальном порядке. Как правило, это были члены партии, которые направлялись на специальную политическую работу. Так, 21 августа 1941 г. по указанию Москвы бюро обкома ВКП(б) АССР немцев Поволжья отобрало и отправило в действующую армию 50 немцев – членов ВКП(б)2. Тем не менее, на фронте находились немцы, призванные на военную службу перед войной. Их в начале 1941 г. насчитывалось свыше 33,5 тыс. человек3. Подавляющее большинство этих людей было призвано из Республики немцев Поволжья4.

Красноармейцы И.И.Барт, В.Ф.Вейбер, А. И. Мерц, А. Ф. Лейман, Я. Я. Шрейнер, И. К. Шлягер, санинструктор Э. Г. Нэб были среди тех, кто первым принял на себя удар германских войск в июне 1941 года и стал грудью на пути продвигавшихся фашистских полчищ 5.

На гранитной плите мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» можно найти имя сына немецкого народа из Поволжья – Вячеслава Эдуардовича Мейера. Во время боев он возглавлял оборону одного из отсеков казарм Брестской крепости. По словам сослуживцев, старшина Мейер был шутник и весельчак. Даже в момент ожесточенных боев он не терял самообладание и старался шутить. Оставшиеся в живых защитники крепости рассказывали об одной из выдумок старшины. Когда вражеский самолет разбросал листовки с призывом к капитуляции, Мейер собрал целую пачку листовок и наклеил их на захваченного в атаке немецкого ефрейтора, при этом нарисовав на них голову свиньи с усиками Гитлера и по-немецки размашисто вывел: «Не бывать фашистской свинье в нашем советском огороде». Красного от позора и страха ефрейтора отправили к вражеским траншеям. Живое письмо-плакат быстро дошло по адресу и очень разозлило гитлеровцев. Вражеская очередь сразила защитника крепости в момент, когда он пытался облегчить муки раненых сослуживцев. Мейер Вячеслав Эдуардович был посмертно награжден орденом Отечественной войны II степени 1.

В Брестской крепости так же сражались командир 125-го стрелкового полка майор А. Дулькейт возглавивший оборону одного из отсеков крепости, командиры и рядовые Эрих Кроль, Николай Кюнг, Генрих Киллинг, Эдуард Миллер, военврач Вебер. Это о них и о тысячах других красноармейцах спустя некоторое время в «Боевом донесении о занятии Брест-Литовска» фашисты писали: «Даже внезапное нападение на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови. Русские в Брест-Литовске сражались исключительно упорно и настойчиво, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе» 2.

Под Гомелем сражались рядовой 601-го гаубично-артиллерийского полка К. Бонегард, рядовой 615-го стрелкового полка Г. Финк, рядовой 275-го стрелкового полка А. Беккер и др., юго-западней Брест-Литовска воевали лейтенант Эдуард Эрдман и рядовой Адольф Берш из 620-го гаубичного артиллерийского полка.

Германские генералы без труда намеревались взять г. Смоленск, который с давних пор считался ключом к воротам Москвы. С первых дней борьба на смоленском направлении приняла острый характер. Советские войска на атаки противника отвечали контратаками и контрударами. Стойкость войск в каждом корпусе, каждой дивизии и полку складывалась из сотен и тысяч подвигов отдельных солдат, командиров и политработников. Своим героизмом, а зачастую и жизнью летом 1941 г., советские воины сдержали первый натиск на смоленском направлении. В их рядах были капитан 735-го стрелкового полка 166-й стрелковой дивизии Д. И. Кобер, курсант 143-го танкового полка 107-й танковой дивизии Б. Н. Баур, погибшие в один день земляки рядовые 457-го стрелкового полка 129-й стрелковой дивизии А. Г. Деграф и Ф.Г. Гоппе из Красноярского кантона, рядовой 29-го стрелкового полка А.С. Рель, рядовой 143-го стрелкового полка А. А. Касельбах, рядовой 240-го стрелкового полка Г. Г. Пистер, рядовой 449-го стрелкового полка И.Э. Дерр, рядовой 518-го стрелкового полка Ф. Ф. Иордан, рядовой 664-го артиллерийского полка Ф. К. Кох и другие 3.

Благодаря им и таким, как они тысячам воинам, 30 июля немецкое командование отдало директиву № 34, в которой группе армии «Центр» приказывалось прекратить наступление на Москву и перейти к обороне 1.

Исключительно напряженный характер имели бои в районе г. Ельни. Отражая атаки противника, 20 августа погиб рядовой 56-го моторизированного понтонно-морского батальона 102-й отдельной дивизии К. К. Целлер, который был похоронен в братской могиле со своими боевыми товарищами в д. Демино Ельнинского района Смоленской области 2. 6 сентября 1941 г., как награда всем погибшим, над Ельней снова взвился советский флаг.

С первых дней войны в схватку с врагом вступил старший лейтенант 61-го стрелкового полка 45-й стрелковой дивизии 5-й армии Пехер Игнат Егорович из Энгельса. Несмотря на внезапность нападения и приказ командования «не отвечать на провокации», полк, в котором служил И.Е.Пехер, вступил в встречный бой с противником в 8-10 км от границы. В ходе кровопролитных схваток воины 61-го стрелкового полка к исходу 22 июня частично вышли на рубеж государственной границы. О доблести советских воинов в немецких донесениях говорилось: «Противник сопротивляется упорно и ожесточенно, вплоть до позднего вечера переходя в контратаки на всем фронте» 3. Еще несколько дней старший лейтенант И. Е. Пехер со своими боевыми товарищами пытался контратаковать наступавшего противника, но силы были не равны. Подразделение, в котором он служил, в составе 61-го полка стало отступать. Все же в июне – сентябре 1941 г. части 5-й армии своими активными действиями задержали наступление превосходивших сил гитлеровской ударной группировки и сорвали замысел немецко-фашистского командования захватить с ходу Киев. 5-я армия держалась до второй половины сентября. На ее долю выпали тяжелые бои к востоку от Киева. В этих боях в числе многих советских воинов погиб старший лейтенант И. Е. Пехер.

Около недели 153-я стрелковая дивизия под командованием полковника Н.А.Гагена (до войны Н.А.Гаген командовал 53-й Энгельской стрелковой дивизией, дислоцировавшейся на территории АССР НП. – И.Ш.) сдерживала натиск фашистов на подступах к г. Витебску. Его дивизия ежедневно отбивала по 5-6 атак танков и пехоты. После того, как гитлеровцы прорвали оборону на соседнем участке, воины полковника Гагена 18 суток сражались в окружении, пока не соединились со своими войсками. За стойкость в обороне, мужество и отвагу, дисциплину и организованность 153-я стрелковая дивизия одной из первых стала именоваться «гвардейской», а полковник Н.А.Гаген был удостоен ордена Ленина 1.

В период боев под Сенно с 6 по 10 июля 1941 г. отличился 2-й танковый батальон 35-го танкового полка под командованием старшего лейтенанта Альфреда Оттовича Шварца. Вот какую характеристику действиям старшего лейтенанта Шварца дало вышестоящее командование: «… в батальоне была отличная организация боя, в результате чего противник понес большие потери. Было уничтожено 8 танков противника и 4 противотанковых орудия. Благодаря отличной маневренности батальона на поле боя и правильной системе огня противник был введен в заблуждение и его передовой отряд был полностью уничтожен» 2.

В июле-августе 1941 г. в боях под г. Рогачевым противнику был нанесен первый в истории Великой Отечественной войны чувствительный контрудар. Войска 63-го стрелкового корпуса в ночь с 12 на 13 июля 1941 г. отбили этот город и в течении месяца (!) удерживали его в своих руках. Корпус с первых дней боев наводил ужас на фашистов, они окрестили его «черным корпусом». В составе этого соединения отважно выполняли воинский долг советские немцы. Именно здесь погиб, защищая советскую землю, немец из Поволжья Яков Вагнер. Его личные вещи хранятся рядом с документами воинов других национальностей в музее народной славы г. Рогачева 3.

В боях за г. Рогачев геройской смертью погиб лейтенант Э. Эрдман, проходивший службу в 620-м гаубичного артиллерийском полку. Сразу же после нападения фашистской Германии на Советский Союз его полк в течении 48 часов был переброшен на фронт юго-западней от г. Брест-Литовска и занял боевые позиции. По прибытию на фронт лейтенант Э. Эрдман стал командиром разведывательной группы. В его группе были грузин - Георг Абетсвашвили, русский – Петров, поволжский немец - Адольф Берш. Нередко переодеваясь в немецкую форму, его группа, перейдя линию фронта, добывала сведения о противнике, уничтожала военные объекты врага, этому способствовало прекрасное знание Э. Эрдманом немецкого языка.

В начале августа 1941 г. советские войска готовились к наступлению вблизи г. Рогачева. Накануне наступления группа лейтенанта Э. Эрдмана была переправлена через линию фронта, но в назначенный срок не вернулась. Лишь после освобождения г. Рогачева о судьбе Э. Эрдмана рассказал его боевой товарищ Абетсвашвили. «Мы свое задание уже выполнили, пробравшись к реке, спрятались в камыше. Мы хотели дождаться темноты и ночью перейти реку, но фашисты нас все же заметили и внезапно открыли огонь по нашей группе. Как только фашисты стали приближаться, мы открыли [ответный] огонь и защищались до последнего патрона и гранаты, многих фашистов мы уничтожили. В этом неравном бою погиб Петров, я (Абетсвашвили. - И.Ш.) был тяжело ранен. Лейтенант Эрдман положил в карман гранату, оторвал от своей белой рубашки кусок ленты, привязал ее к стеблю камыша и, высоко подняв вверх, вышел к немцам. Когда фашисты прекратили огонь, он громко на немецком языке произнес: "Не стреляйте, я немец!" и пошел в немецкую сторону. Когда его окружили фашисты, раздался взрыв. Он погиб, но с ним погибла и масса фашистских солдат» 1.

Ожесточенный характер носили бои в Карелии. Германские и финские войска стремились овладеть Кировской железной дорогой. В связи с сложившейся тяжелой обстановкой на кестенгинском направлении Ставка Верховного Главнокомандующего приняла решение усилить 14-ю армию имевшейся в резерве 88-й стрелковой дивизией.

К началу Великой Отечественной войны в 88-й стрелковой дивизии проходили службу 547 красноармейцев-немцев (преимущественно из АССР НП призыва август-ноябрь 1940 г. - И.Ш.), что составляло более 5% личного состава. В отдельных частях дивизии этот показатель был еще выше, например, в 611-м стрелковом полку - 7% (180 человек), в 758-м стрелковом полу - 9% (237 человек), в 401-й легком артиллерийском полку - 5,7% (50 человек), в 222-м осб. - 5,5% (22 человека), 337-м озад. - 7,6% (18 человек), 269-м отдельном артиллерийском дивизионе - 7,5% (13 человек) 2.

3 августа 1941 г. 88-я дивизия была переброшена в район ст.Лоухи Кировской железной дороги, с 15 августа по ноябрь 1941 г. дивизия в составе 14-й армии, сражалась с численно превосходившими силами немецко-финских войск. В этих боях особо отличились 758-й и 611-й стрелковые полки. В результате упорных боев 20 августа 1941 г. 758-й стрелковый полк взял под свой контроль стратегически важную ветку железной дороги, лишив тем самым противника возможности подвозить боеприпасы и продовольствие своим войскам, скопившимся в районе оз. Еловое. В связи с этим против 758-го стрелкового полка противник сосредоточил до полка германских и до двух батальонов финских войск, которые пытались контратаковать полк при поддержке тяжелой артиллерии. Полк был поставлен в исключительно тяжелое положение, будучи отрезанным от своих тылов; он перешел к временной обороне, заняв железную дорогу.

Перегруппировавшись, 2 сентября 1941 г. после артиллерийской подготовки и налета авиации силами 426-го и 611-го стрелковых полков дивизия перешла в наступление. Фланговым ударом 611-й полк вышел в тыл группировки противника, что и решило исход боя.

В результате боев 88-я дивизия частично уничтожила противника, а оставшиеся части отбросила юго-западней и западней от основного направления наступления. В боях на кестенгинском направлении советские воины проявили высокий патриотизм и стойкость. О накале боев говорит следующий факт: к концу боев в 611-м стрелковом полку оставалось в строю первого батальона - 93, второго - 71, третьего - 100 человек (на 9 августа 1941 г. полк насчитывал 2596 человек. - И.Ш.). Только в этих боях, по данным, опубликованным в Книге памяти Саратовской области, погибло 43 военнослужащих-немца 1, призванных из АССР НП. По материалам Центрального архива Министерства обороны РФ автором дополнительно установлено еще 24 человека, погибших в этих боях (см. приложение 17).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 ноября 1941 г. за проявленный личным составом героизм и стойкость 88-я дивизия и ее полки стали именоваться «гвардейскими», в последующем она стала именоваться 23-й гвардейской стрелковой дивизией.

В первые месяцы войны особо отличившиеся немцы Поволжья были отмечены государственными наградами. Среди них уже выше отмеченные: полковник Н. А. Гаген, старший лейтенант А. О. Шварц. За отвагу и мужество в сентябре 1941 г. военврач 3-го ранга 10-й гвардейской стрелковой дивизии Гезунтерман был награжден орденом «Красная Звезда». Как отмечалось начальником 4-го отдела 10-й гвардейской стрелковой дивизии, «Начальник санитарной службы 205-го стрелкового полка Гезунтерман в период боев показал себя смелым и мужественным командиром. Во время боев его санитарная рота находилась на передовой линии фронта, обеспечивая своевременную помощь раненным и их эвакуацию в тыл. Гезунтерман отличился в боях 8-12 сентября 1941 г., в районе высоты "Банной", когда он под сильным обстрелом противника умело организовал эвакуацию раненных и вывез весь обоз» 2.

Орденом «Красная Звезда» был награжден командир авиазвена, коммунист, лейтенант Александр Александрович Миллер, отличный летчик и, как отмечали его боевые товарищи, «безгранично храбрый человек». Отец А. А. Миллера погиб в годы гражданской войны, поэтому сына погибшего красноармейца «воспитал комсомол и советская школа». С начала Великой Отечественной войны в течении трех месяцев он на своем самолете «У-2» совершал отчаянные полеты за линию фронта, в глубокий тыл к партизанам. Эго полеты были живой нитью, связывавшей партизанские отряды с «большей» землей 3.

В одной эскадрильи служили два немца: капитан Н.Ф. Гастелло и лейтенант А.А. Дингес. По разному сложились их судьбы. Н. Ф. Гастелло после совершенного подвига стал примером героизма и патриотизма для всего советского народа. Судьба А. А. Дингеса была типичной для большинства воинов-немцев, вступивших в схватку с немецко-фашистскими захватчиками.

В 1937 г. А.А.Дингес закончил 14-ю Энгельскую военную школу летчиков. Великую Отечественную войну он начал в звании лейтенанта в 1-м тяжелом бомбардировочном авиационном полку, дислоцировавшемся на Смоленщине. 22 июня 1941 г. бомбардировщик ТБ-3 «голубая пятерка» был поднят по тревоге в воздух, с этого времени и начались боевые полеты командира корабля А. А. Дингеса. Его экипаж совершил 43 боевых вылета, на его счету - не одна бомбардировка танковых колонн противника, вражеских передовых позиций и аэродромов, доставка партизан в тыл противника и снабжение их оружием, боеприпасами и продовольствием.

В ноябре 1941 г. А. А. Дингес был отправлен якобы в распоряжение начальника ВВС Уральского военного округа, на самом деле его изъяли из рядов РККА как немца по национальности.

Пример несломленной гордости и беззаветной любви к своей Родине показал красноармеец Генрих Гофман из с. Шендорф Краснокутского кантона АССР НП. Фашисты не могли простить попавшему в плен отважному воину-немцу, что он воевал против Германии. Они выкололи ему глаза, отрезали язык, прокололи штыком грудь, а из частей его тела сложили красную звезду. Статью «Мы отомстим за тебя, товарищ!» и фотографию обгоревшего и залитого кровью комсомольского билета №12535944, выданного Краснокутским канткомом Немреспублики, опубликовала «Комсомольская правда» от 24 августа 1941 года 1.

28 августа 1941 г. «Комсомольская правда» опубликовала очерк известного журналиста Цезаря Солодаря «Разговор с красноармейцем Генрихом Нейманом» о герое,сбившем четыре вражеских самолета.

Немало военнослужащих-немцев отличилось в боях за Ленинград. Находясь во вражеской блокаде, командование частей было лишено возможности выполнить директиву НКО СССР № 35105с по откомандированию военнослужащих-немцев в тыл, поэтому они, наряду с военнослужащими других национальностей, сдерживали 900 - дневный натиск немецкой армии. На ближайших подступах к Ленинграду отличился танковый батальон 1-й Краснознаменной танковой дивизии, которым командовал капитан И. Б. Шпиллер. Танки его батальона, действуя из засад, на самых опасных направлениях держали под контролем подступы к Красногвардейску (Гатчине). В книге «Битва за Ленинград» о действиях танкистов подразделения капитана И. Б.Шпиллера написано следующее: «Под ливнем пуль и снарядов, презирая смертельную опасность, они сокрушали молниеносными контратаками фашистские колоны, давили их орудия гусеницами, мяли и таранили танки врага» 1. Таким образом, войска, оборонявшие Красногвардейск, смогли на три недели задержать сильную вражескую группировку. Это позволило непосредственно у стен Ленинграда создать еще один оборонительный пояс – пулковскую позицию. Все 900 дней И. Б. Шпиллер оставался в строю; участвуя в прорыве блокадного кольца, он был уже полковником.

Напряженной была обстановка на Шимско-Новгородском направлении, где держала оборону 70-я ордена Ленина стрелковая дивизия, в рядах которой проходил службу уроженец г. Маркса лейтенант А. К. Кобмахер. Воины мужественно сражалась с превосходящими силами противника. Подчиненные лейтенанта А. К. Кобмахера отстаивали каждую пядь ленинградской земли. В боях за г. Пушкин (пригород Ленинграда) 15 сентября 1941 г. лейтенант А.К.Кобмахер погиб смертью героя 2.

16 сентября 1941 г. фашистские войска в очередной раз предприняли попытку овладеть главной Пулковской высотой. Три часа германские войска вели артиллерийскую подготовку. Но как только гитлеровцы поднялись в атаку, их встретил мощный заградительный огонь нашей артиллерии. Под прикрытием огня красноармейцы 500-го полка устремились в контратаку. В избе на окраине деревни Венерязи гитлеровцы установили станковый пулемет, преградивший путь пехоте. Комсорг Шпаер, заметив, откуда пулемет ведет огонь, вместе с несколькими бойцами подкрался к дому и гранатами уничтожил весь расчет. В тот день на поле боя фашисты оставили до 200 убитых солдат и офицеров, противотанковое орудие, 3 пулемета, 2 миномета и много автоматов и пистолетов 3.

Навсегда останется в истории обороны Ленинграда имя командира 47-го корпусного артиллерийского полка майора Н. П. Витте. Для него война началась у границ с Восточной Пруссией. Не дожидаясь приказа из штаба дивизии, майор Н. П. Витте, как только фашисты пересекли границу, скомандовал своим батареям открыть огонь по противнику. В результате решительных действий артиллеристов наступавший батальон немцев был частью уничтожен, частью рассеян. Все же силы были не равны, подразделениям майора Н. П. Витте пришлось с боями отступать. Но, отступая, его полк сохранил боевой порядок. Солдаты майора Н. П. Витте прошли Литву и Латвию. Семь дней держали Ригу, за что Н. П. Витте получил первый орден Красного Знамени.

Оказавшись в обороняющемся Ленинграде, его полк был отправлен на самый трудный участок Ленинградского фронта: порт Автово – Пулковские высоты – Средняя Рогатка. В боях с германской артиллерией майор Витте разработал умелую тактику артиллеристских дуэлей. Благодаря ему были сохранены от тотального уничтожения многие памятники ленинградской архитектуры, в том числе и Эрмитаж.

Когда в филармонии было объявлено первое исполнение Седьмой симфонии Д. Д. Шостаковича, артиллерист Витте получил приказ парализовать огонь вражеских батарей, чтобы ни один снаряд в этот день не упал на город, и особенно на площадь Искусств, ибо как раз на его участке пушки немцев были ближе всего продвинуты к Ленинграду. И в этот день в Ленинграде не было зарегистрировано ни одного разрыва вражеского снаряда.

Солдаты и командиры знали, что Н. П. Витте по национальности немец, знали об этом и фашисты. Всякие попытки немцев склонить его на свою сторону оставались безрезультатными. Однажды в разговоре пленный немецкий артиллерист обер-лейтенант Шелленберг напомнил Н. П. Витте, что он тоже немец и должен сражаться за свою нацию; слушавший этот разговор начальник разведки дивизии услышав это, рассмеялся и, обращаясь к Витте сказал: «Ишь куда загнул, в земляки тебя зачислил. – Потом повернулся к пленному и продолжил, – Он наш коренной русак. Это я могу подтвердить. До седьмого колена знаем его… Федот да не тот!» 1.

В мае 1942 г. полк Витте по представлению генерала М. С. Михалкина был назван 14-м Гвардейским, а командиру полка присвоено звание полковник.

Девятьсот дней продолжалась героическая оборона Ленинграда. 18 января 1943 г. советские войска прорвали блокаду. В ее прорыве участвовала 86-я стрелковая дивизия Героя Советского Союза полковника Трубачева, в рядах которой геройски сражался и погиб младший лейтенант 169-го стрелкового полка Д. Ф. Шибельгут из с. Шталь Кукусского кантона 2.

Блокадное кольцо было разорвано, но впереди были трудные бои за освобождение ленинградской земли от немецко-фашистских захватчиков. В разгроме врага принимала участие 55-я армия, которой предстояло захватить сильно укрепленный плацдарм в районе Красного Бора. Наступление началось 10 февраля, и лишь к исходу следующего дня части 55-й армии смогли закрепиться на рубеже: Красный Бор - Старая Мыза – Чернышево - окраина д. Степановка - ст. Поповка. С 17 февраля по 19 марта части 55-й армии преимущественно вели артиллерийские бои с противником. Неоднократно в противоборство с немецкими войсками вступал сержант 690-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка Я. Л. Гитлин, уроженец д. Урбах Мариентальского кантона АССР НП 1.

Накопив в ходе изнурительных и кровопролитнейших сражений боевой опыт, Красная Армия в декабре 1942 г. - январе 1943 г. нанесла сокрушительный удар по германским войскам в районе Сталинграда. Уже много сказано прекрасных слов о подвигах советских солдат, но ранее закрытость «немецкой темы» не позволяла говорить об участии поволжских немцев в Великой Отечественной войне. Только сейчас мы можем сказать, что в рядах Красной Армии сражались за Сталинград гвардии рядовой Б. В. Штеттефельд, рядовой 850-го стрелкового полка 277-й стрелковой дивизии Н. И. Гиллер, рядовой 92-й отдельной стрелковой бригады 62-й армии С. А. Ваксман, красноармеец 99-й стрелковой дивизии Д. И. Штеосберг, красноармеец 3-й отдельной стрелковой бригады К. А. Рейсбих 2.

Летом 1943 г. под Курском состоялась одна из важнейших и решающих битв Великой Отечественной войны. Провал летнего наступления гитлеровской армии и блестящий успех - контрнаступление советских войск навсегда похоронил миф о «несокрушимости Вермахта». Среди тех, кто самоотверженно сражался на Курской дуге были: красноармеец 307-й стрелковой дивизии М. Э. Зусман из с. Ильинка Краснокутского кантона, земляки из с. Куккуса рядовой К. Я. Грегор и гвардии сержант 95-й гвардейской стрелковой дивизии Г. С. Гельфер, рядовой 202-й стрелковой дивизии С. С. Мер. 7 августа 1943 г. от полученных во время боя ран, скончался полковник 9-го танкового корпуса В. М. Бэм 3.

Контрнаступление под Курском уже в начале августа 1943 г. стало перерастать в общее стратегическое наступление, которое армия Гитлера остановить уже не могла. В рядах советской армии освобождали Украину и Белоруссию: старшина А. Г. Мауль, рядовой В. Д. Герман, рядовой М. Ф. Густимайер, рядовой В. В. Штенгель, рядовой А. И. Шмидт, рядовой 203-й стрелковой дивизии А. Я. Бромверт, рядовой 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии Г. М. Гаух, рядовой 626-го стрелкового полка 151-й стрелковой дивизии Я. П. Клигер 4.

За форсирование р. Днепр посмертно высокой награды и звания Героя Советского Союза был удостоен лейтенант, командир пулеметной роты 1185-го стрелкового полка 356-й стрелковой дивизии 61-й армии Венцель Вольдемар Карлович. Восемнадцатилетним юношей осенью 1941 г. он ушел добровольцем на фронт. Зная, что немцев на фронт не берут, В. К. Венцель изменил свою фамилию на Венцова Владимира Кирилловича. Короткие и лаконичные фразы наградного листа Героя Советского Союза дают представление о патриотическом чувстве, долге и самоотверженности славного воина с берегов Волги: «В боях за Апино в июле 1943 г. противник упорно отстаивал свои позиции. Венцов со своим пулеметным расчетом зашел противнику в тыл и открыв ураганный огонь, уничтожив при этом до 120 гитлеровцев, бой был выигран. 1 января 1943 г. Венцов получил задачу взять немецкого "языка". Он с группой бойцов пробрался в тыл немецкого охранения и внезапно забросал немцев гранатами, вывел из строя вражеский пулемет и расчет, в это время группа немцев в количестве 15 человек, стала обходить Венцова, он автоматным огнем убил троих и ранил пятерых немцев, остальные бежали. Венцов забрал одного офицера и доставил в штаб. В боях за Чегодаев в Орловской области он зашел с пулеметом в тыл противника и шквальным огнем стал расстреливать немцев. Противник в панике бежал. В июльско-августовских боях 1943 г. за с. Кривчее противник ожесточенно сопротивлялся. Венцов со своим пулеметом зашел во фланг противника и ураганным огнем стал уничтожать врага. В это время командир роты был убит. Венцов взял на себя командование и выиграл бой. Венцов хорошо подготовил свою роту для переправы через р. Днепр. Во время переправы его рота не имела потерь. На правом берегу одним из первых вступил в жестокий бой с врагом, но вражеская пуля сразила героя» 1.

За освобождение Прибалтики от немецко-фашистских войск сражались: старший сержант А. Людвиг, младший сержант 249-й стрелковой дивизии А. Р. Сальберг, рядовые А. Н. Винтер, К. Ф. Шнайдер 2.

Освободив советскую землю, воины Красной Армии начали освобождение ряда стран Европы. Старший сержант 2-й гвардейской танковой армии Б. Х. Дейтер и гвардии рядовой 101-й гвардейской стрелковой дивизии И. П. Вокнер сражались в Польше. Участвовали в боях за Восточную Пруссию воины 1-й гвардейской стрелковой дивизии Н. А. Беллер и В. Клейнц. Под г. Бранденбургом в Германии погиб лейтенант 890-го артиллерийского полка 330-й стрелковой дивизии Л. С. Беккер 3.

Важное значение в борьбе с немецко-фашистскими войсками имела партизанская война. Героическая борьба советских партизан отвлекала силы врага с боевых участков фронтов. Среди партизан были и немцы Поволжья. В 11-й партизанской Калининской бригаде сражался И. И. Гон. В застенках гестапо был казнен командир роты партизанского отряда им. Ворошилова В. А. Насбаумер, воевавший в лесах Белоруссии4.

Навсегда останется в летописи партизанской войны советского народа имя старшего лейтенанта танкиста Роберта Александровича Клейна. Пройдя суровые испытания застенков НКВД, Роберт Клейн остался патриотом своей Родины и с первых дней войны вступил в схватку с немецко-фашистскими захватчиками. В сражении под Киевом танк Р. Клейна был подбит, а сам он, раненный, оказался за линией фронта, на территории, захваченной оккупантами. Но и здесь, на оккупированной врагом территории, воин из Поволжья не сложил оружие. Подлечив свои раны, советский воин вступил в партизанский отряд. Отличное владение немецким языком позволило Р. Клейну стать партизанским разведчиком.

Лето 1943 г. шло к концу, Красная Армия стремительно продвигалась к р. Днепр. Группа, в которой действовал Р. Клейн, получила задачу не допустить подрыва моста, по которому должны были пройти советские танки. Переодевшись в форму германского полковника, Р. Клейн прибыл в расположение немецкого отряда, перед которым была поставлена задача - взорвать мост. Воспользовавшись неразберихой и суетой германских солдат в момент налета советской авиации, Р. Клейн обезвредил взрывчатку и, «приняв командование на себя», приказал германским солдатам сдаваться. Воины Вермахта безропотно повиновались «полковнику» Клейну. За эту операцию бесстрашный партизан был удостоен звания Герой Советского Союза.

В дальнейшем Роберт Клейн был участником еще многих партизанских операций, в том числе и «Сарнский крест» во Львове. Тогда, 18 февраля 1944 г., вокруг Львова одновременно взорвалось 15 мостов. Крупный транспортный узел был выведен из строя и вскоре началось наступление Красной Армии в направлении Львова 1.

В небольшом партизанском отряде «Овчаренко» сражался бывший гранатометчик 42-го стрелкового полка 36-й стрелковой дивизии Иван Осипович Кеммер. Как сообщал командир партизанского отряда А. В. Соколов, «за время бытности И. О. Кеммера в партизанском отряде ему давали задание по разведке деревень, он неоднократно был в засадах, доставлял продукты в партизанский отряд» 2. И. О. Кеммер так же участвовал в уничтожении фашистских пособников и техники врага, на его счету не один разрушенный мост, по которому двигались германские войска.

Хорошо известно, что первые месяцы Великой Отечественной войны, с точки зрения хода военных действий, оказались для нашей страны и руководства Красной Армии крайне неудачными. Противнику были сданы обширные территории, огромное количество наших солдат и офицеров оказалось в германском плену. Только с 22 июня (момента начала войны) и до средины октября 1941 г. в плен было взято около 2,4 млн. воинов Красной Армии 1, представителей самых различных национальностей, среди них были и немцы Поволжья.

Проведенный анализ более чем 360 фильтрационных дел военнопленных – немцев Поволжья, переданных из архива управления ФСБ по Саратовской области на хранение в Государственный архив новейшей истории Саратовской области, показывает, что только в 9 случаях сдача в плен была осуществлена намеренно, во всех остальных случаях это произошло по независящим от военнослужащих обстоятельствам. Кроме того, изучение дел показало, что несмотря на выделение этнических немцев в категорию привилегированных военнопленных, большинство советских немцев отказывалось от сотрудничества с германским режимом и предпочитало оставаться в лагерях военнопленных. Для этого многие скрывали свою национальность. Сокрытие своей национальности большинство немцев воспринимали как возможность не подчинятся германским законам, которые распространялись на советских немцев 2.

Среди военнопленных-немцев нередки были случаи открытого неповиновения фашистским властям. Как правило, за такие поступки советские немцы подвергались наказанию и заключению на различные сроки в карцер. Так, за отказ работать переводчиком сотрудниками Гестапо был наказан рядовой 137-го противотанкового дивизиона Г. Г. Брумм 3. После того как рядовой саперной роты моторизованного полка В. И. Бауэр заявил: «Принимать германское подданство я не буду, так как мои родители находятся в России», он был посажен в карцер 4. В карцере так же оказались: А. А. Шмунк за отказ идти служить в немецкую армию 5; И. И. Равшнайдер за отказ выходить на работу был отправлен в штрафной лагерь, где условия содержания были не лучше условий содержания в концлагере 6.

Кроме такой «пассивной» формы сопротивления, часть поволжских немцев прибегала и к более радикальным мерам. В начале 1941 г. рядовой В. А. Герберг попал в плен. Будучи отправленным на работы, летом 1943 г. он убил украинского полицейского, за что был осужден к 6 годам лишения свободы. На протяжении срока заключения он несколько раз пытался бежать, несмотря на то, что все предпринятые попытки побега оказались безрезультатными, В. А. Герберг был переведен фашистами в концлагерь г. Штутгарта, где и находился до 9 мая 1945 года 1.

Одной из самых распространенных форм протеста являлся побег из плена. Будучи плененными, неоднократно пытались бежать В. Г. Зейферт 2 и уроженец с. Бауэр Краснокутского кантона А. А. Пинькес 3. Во время пересылки военнопленных из плена бежал рядовой 143-го кавалерийского полка В. И. Кайзер. Поскольку В. И. Кайзер сообщил, что он по национальности немец, и говорил на немецком языке, то ему удалось расположить к себе охранников. На одной из станций ему было разрешено выйти из вагона; пользуясь доверием конвоиров, он бежал 4.

Сражаясь в Белоруссии в 1-м запасном полку, в котором служили немцы, поляки, евреи, украинцы (с первых дней войны из рядов РККА стали изыматься и направляться в тыл призванные западных областей Украины и Белоруссии, чуть позже стали изыматься военнослужащие «западных» национальностей. – И.Ш.), рядовой Генрих Фриц попал в плен. Через некоторое время его этапировали в один из лагерей, находившийся на территории Восточной Европы. Несмотря на большое расстояние до линии фронта, летом 1942 г. Г. Фриц бежал из лагеря военнопленных на автомобиле. Шесть месяцев он шел домой, но, не дойдя 60 км до г. Краснодара, был схвачен фашистами и за столь дерзкий поступок посажен в карцер 5. Так же из лагеря военнопленных бежали: Яков Лихт, рядовые 346-го легкого артиллерийского полка А. А. Бекк, 88-й стрелковой дивизии Г. П. Гутьяр 6.

Фактический материал свидетельствует о том, что большое количество советских немцев отказывалось сотрудничать с гитлеровцами, а некоторые из них становились инициаторами сопротивления. Одним из них был рядовой 319-го стрелкового полка И. И. Шмер. Во время допроса на вопрос, почему он, будучи немцем, воюет против немцев, И. И. Шмер ответил, что он гражданин Советского Союза и, как воин Красной Армии, воюет за Советский Союз 7. За повторный отказ идти «добровольно» в немецкую армию его посадили в одиночную камеру на пять суток. Военнопленный Котов на допросе органам «Смерш» свидетельствовал, что И. И. Шмер стремился вернуться на Родину и всегда вел «положительные разговоры по отношению к Советскому Союзу». Работая на погрузке камня, Шмер и еще 8 человек по предварительному сговору бежали из лагеря 8.

Находясь в плену, Мартин Мартинович Шилинг и еще четверо советских военнопленных осенью 1943 г. при первой возникшей возможности бежали из плена к партизанам, захватив при этом у немцев две винтовки и два автомата. Партизанский отряд «Османова», в который попал поволжский воин, действовал в Могилевском районе. М. М. Шилинг был активным участником в налетах на немецкие гарнизоны в деревнях Ермовичи, Кияжица, Хомиец, Городище 1.

Летом 1944 г. партизанский отряд «Османова» соединился с частями Красной Армии и был расформирован. После этого судьба патриота из-за его национальности резко изменилась, органы контрразведки усомнились в преданности воина только потому, что он был немцем по национальности; вероятнее всего, он разделил судьбу основной массы поволжских немцев.

Рядового 683-го стрелкового полка П. П. Гейера так же, как и многих других военнопленных, фашисты этапировали в глубь захваченной территории. Но и там П. П. Гейер не оставлял надежды рассчитаться с врагами. Вместе со своими русскими товарищами Борисовым и Молокановым сбежал из плена и сражался с немецко-фашистскими оккупантами в рядах югославских партизан 2.

Под видом военнопленных определенное количество советских немцев использовалось советскими разведорганами на территории противника в качестве агентов. Хорошо зная немецкий язык и пользуясь лояльным к себе отношением, эти люди, чаще всего под видом переводчиков, внедрялись в штабы и разведорганы германской армии. Так, взятый в плен германский офицер Ф. Шустер на допросе рассказал, что в их 4-м пехотном корпусе был разоблачен советский агент Бек, немец-фольксдойч, уроженец Республики немцев Поволжья3. Кроме агента Бека были еще агенты Фатер, Вельд и многие другие, говорить о которых стало возможным только спустя много лет4.

Таким образом, даже те немногие из советских немцев, которым довелось быть на фронте, с честью выполняли свой воинский долг по защите Родины, внесли достойный вклад в достижение Победы. Приведенные в докладе многочисленные факты говорят о высоком патриотизме, развитой российской гражданской идентичности. Очевидно, что вклад немцев в Победу на фронте мог бы быть значительно большим, если бы руководство страны не воспрепятствовало подавляющему большинству советских немцев защищать своё Отечество с оружием в руках.



Солодова В.В.

(Одесса).
Документальные источники об участии этнических немцев в организованном движении Сопротивления на временно оккупированной территории Одесской и Николаевской областей 1941-1944 гг.
Очень часто исследователи лишены возможности документально проследить деятельность подпольных групп и организаций, оценить их вклад в движение Сопротивления на оккупированных территориях в годы Второй мировой войны из-за целого ряда причин: условий конспирации, особенностей разведывательно-диверсионной работы, гибели разведчиков, подпольщиков. Это касается и Транснистрии (рум. Transnistria)1 периода германо-румынской оккупации на территории СССР в ходе Второй мировой войны, и, в частности, Одесской и Николаевской областей Украины.

Составляющей частью местного населения этого региона наряду с русскими, украинцами, болгарами, молдаванами, поляками, были и немцы, чьи колонии еще с начала XIX в. сконцентрировались на территории Одесской, Николаевской областей и части Бессарабии, и которые не были подвержены выселению в отличие от немцев Поволжья и других районов Европейской части СССР. Они оказались поневоле участниками событий Второй мировой войны.

В связи с этим возникла необходимость пересмотра уже известных источников, т. к. раньше они использовались очень ограниченно, фрагментарно и предвзято, или даже воспринимались негативно, что объяснялось созданным советской идеологией образом врага: «Германия» и «немец» были адекватны понятию «враг-фашист». Это понятие зачастую распространялось и на российских немцев, тем более, что сама власть репрессиями по национальному признаку, направленными против немецких этнических групп, отправкой их на спецпоселения из родных мест давала для этого повод.

По этой причине немцы, проживавшие в СССР, скрывали свою этническую принадлежность, в официальных документах в графе «национальность» указывали – украинец, русский, эстонец… В деле общей борьбы с фашизмом изменение национальности не имело значения, но для самих российских немцев было очень важно. По этой причине не акцентировалось внимание на самом факте участия немцев, в данном случае, жителей г. Одессы, Одесской и Николаевской областей в подпольно-партизанском движении в 1941-1944 гг. Участие немцев-антифашистов на Юге Украины связывали разве что с именем легендарного разведчика Н. Гефта, возглавлявшего на Одесском судоремонтном заводе №1 разведывательно-диверсионную группу.

Документы Госархива Службы безопасности Украины (г. Киев), Госархива Одесской области, Одесского историко-краеведческого музея и Николаевского областного краеведческого музея свидетельствуют об участии советских немцев в движении Сопротивления. Наиболее полным собранием документальных источников по подпольно-партизанскому движению отличаются фонды Одесского историко-краеведческого музея, созданного на базе музея «Героическая оборона Одессы» (1944-1955). Среди его первых поступлений были письма, листовки, дневники, фотографии, которые передали родственники и бывшие бойцы партизанских отрядов. Сотрудниками музея на протяжении 1948-1949 гг. было проведено анкетирование участников обороны Одессы, партизанского движения и освобождения города, а также проведен сбор воспоминаний участников боев за Одессу. В настоящее время это очень интересные самобытные документы, пусть и с налетом идеологии того времени, но они насыщены фактами, событиями, а главное именами.

Среди документов, датируемых 1940-ми гг., находится подборка воспоминаний командиров, бойцов, участников боев за Одессу, партизанского и подпольного движения региона. Понятно, что данный жанр в подаче исторических фактов, событий является наиболее субъективным. В них встречаются противоречащие факты. Этим можно объяснить меняющееся количество членов подпольно-патриотических групп. Воспоминания участников партизанского движения во многом несут на себе отпечаток той идеологической атмосферы, которая господствовала в СССР. Поэтому при работе с источниками требуется их тщательный анализ, способствующий расширению представления о событиях того времени в регионе. Указанные источники позволили определить количественный состав партизанских отрядов и подпольно-патриотических групп, установить возрастную категорию, национальную принадлежность, социальный статус и, в том числе, разную степень участия этнических немцев в движении Сопротивления.


Источники и литература

Госархив Службы безопасности Украины. – Д. 86697. – Т. 11а.

Госархив Одесской области. – Ф. П-92. – Оп. 1. – Д.75, 76.

Одесский историко-краеведческий музей. – Инв. № Д-2819, 2835, 15259, 15263,


Саразетдинов Б.У.

(Москва).
Участие российских немцев в решении продовольственной программы на рыбном фронте в годы Великой Отечественной войны.

На материалах Омской и Тюменской областей.

Великая Отечественная война заставила внести существенные коррективы в практику использования труда депортированных. На государственном уровне приоритетным было признано развитие рыбной промышленности.

Депортация 1942 г. проводилась в рамках осуществления совместного постановления СНК и ЦК ВКП (б) от 6. 01. 1942 г. № 19 «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем востоке», в котором давалось указание о переселении рабочей силы для развития рыбных промыслов1.

В постановлении в пункте 8 (секретно) отмечалось, что обязать НКВД СССР (т. Чернышова) в первом полугодии 1942 г. переселить в районы низовья реки Оби, Байдарацкой, Тазовской и Обской губ и Гыданского залива 10 тысяч человек и в 1943 г. – 3 тысячи человек спецпереселенцев для использования их на лову и предприятиях рыбной промышленности2. Решение центральных органов было конкретизировано постановлением Омских обкома и исполкома от 4 февраля 1942 г. «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Омской области», согласно которому местные органы власти обязывались построить на территории области 500 домов для размещения прибывающей рабочей силы3.

Развивая положения этого документа 24 февраля 1942 г. на объединенном заседании Ямало-Ненецкого окружкома ВКП (б) и исполкома окрсовета было принято постановление «Об организации работ по расселению ввозимых в 1942 г. в округ переселенцев», ставшее главным документом, определившим все основные аспекты обустройства депортированных 1942 года в округе4. В документе говорилось: «1. Места расселения завозимых в округ в 1942 г. переселенцев и необходимое количество домов 8-комнатных 489, 4-комнатных 301, а всего 790 – утвердить. 2. Утвердить строительство в округе жилых домов всего в количестве 155 обьектов, из них 8-комнатных 94 и 4-комнатных 61»5. По плану размещения рабочие поселки должны были распологаться таким образом, чтобы осуществить втягивание в эксплуатацию не освоенных до этого времени водоемов – притоков реки Обь (Куноват, Полуй), рек Надым, Пур, Таз, а также северной части Тазовской и Обской губы, Гыдоямского залива.

Аналогичные решения, регламентирующие проведение работ по размещению переселенцев были приняты и вХанты-Мансийском округе6.

На переселяемых также распространялось переселенческое законодательство, что давало им право получить кредит на постройку жилья, покупку скота и хозяйственное обзаведение1. Был составлен план кредитования переселенцев, общая сумма выделяемых кредитных средств (только по округу) должна была составить 14 млн. руб.2.

Наиболее тяжелые последствия имела повторная депортация выселенных немцев из южных районов Сибири на Крайний Север, для использования на рыбных промыслах, повлекшая за собой массовую гибель людей. К концу 1942 г. 23 тыс. немцев были переселены из Красноярского края и 15 тыс. из Омской области в Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий национальные округа. Жертвами этой акции стали в основном немецкие женщины, старики, подростки и дети, не попавшие в «трудармию».3

Переселение собственно труд(спец)переселенцев впервые оговаривалось в постановлении исполкома и бюро обкома ВКП (б) от 20 мая 1942 г. «Об обеспечении рабочей силой северных промыслов Омгосрыбтреста». В этом постановлении впервые говорилось именно о труд(спец)переселенцах, которым Облрыболовпотребсоюз должен был обеспечить выделение продовольствия и промтоваров, омгосрыбтрест и облисполком – хозинвентарь и жилплощадь4. Вторым документом, более детально регламентирующим транспортировку и трудоиспользование спецпереселенцев, было постановление от 28 сентября 1942 г. «О приеме и расселении 10 тысяч спецпереселенцев в Северные районы области»5. Не смотря на свое название, документ предписывал организовать расселение и прием только в одном из Северных округов – Ханты-Мансийском, второй округ – Ямало-Ненецкий – был «обделен» вниманием. Решение «принять и расселить Ханты-Мансийском округе 10 тысяч человек спецпереселенцев» ввело некоторых исследователей в заблуждение, так, Л.Ф. Гизатуллина в своем диссертационном исследовании указывает именно эту плановую цифру завоза, как количество реально прибывших в округ переселенцев, что является совершенно неверным6.

Документом предусматривалось «переселение осуществить в текущем году одной тысячи человек…оставшихся девять тысяч переселение перенести на весну 1943 года». Транспортировка по Оби и Иртышу возлагалась на НКВД, питанием в пути следования и на местах переселенцев обеспечивали облпотребсоюз и облрыболовпотребсоюз. Промтоварное снабжение должен был обеспечить рыбтрест «за счет средств, отпущенных наркоматом (рыбной промышленности) рыбтресту по плану кредитования1.

Но реальное положение, сложившееся при реализации решений партии и правительства, было далеко от плановых установок. Решение от 28 сентября было явно запоздавшим и не отражало реально существующего на тот момент положения. Завоз переселенцев проводился с конца мая по декабрь 1942 года. Всего на территорию Ханты-Мансийского округа было завезено 6924 человека2. Из них завезены: Березовский район – 702, Кондинский – 805, Ларьякский – 287, Микояновский – 1393, Самаровский – 2198, Сургутский – 1609 переселенцев3.

По подсчетам уральского ученого Н.А. Михалева было завезено Омгосрыбтрестом в Ямало-Ненецкий округ на 29 сентября 1942 г.: 6383 переселенцев, из них, 1300 мужчин, 3029 женщин и 2064 иждивенцев (т.е. детей, инвалидов и стариков). То есть было завезено 4329 чел. трудоспособных работников, которые работали на лову – 569, на обработке – 481, на других работах – 1622 и в других организациях – 223 чел.4.

Везли спецпереселенцев на баржах, суднах, иногда по 2-3 суток они не получали продуктов. Жилье не было подготовлено. Люди рыли себе землянки, строили шалаши, балаганы.

По сведениям А.С. Пиманова в 1942 г. в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком госрыбтрестах оказалось 9 260 немцев5. При этом нужно отметить, что при работе с архивным делом, на которое ссылается данный исследователь, на листе 46 нами были обнаружены сведения об отправке на рыбные промыслы Омгосрыбтреста 11898 человек (на 1 августа 1942 г.)6, без указания их национальности (именно на эти сведения ссылался А.С. Пиманов в своей более ранней статье7), но в листе 47 на который также указывает историк, содержатся данные о возможности/невозможности допуска одного из сотрудников рыбтреста к работе на ответственной должности, эти материалы не имеют никакого отношения к цифрам приводимым А.С. Пимановым. Тем не менее, указанные числовые сведения совпадают с цифрами, опубликованными В.И. Брулем (на территорию округа по его сведениям было выселено из 9260 человек 5086 немцев, остальные попали на Ямал), но со ссылкой на Информационный Центр УВД Омской области8. При нашем запросе о возможности работы с архивными источниками, содержащимися в фонде 3 информационного центра, на которые ссылается В.И. Бруль, сотрудники данного учреждения пояснили, что этот фонд является секретным, и не только никогда не находился в открытом доступе, но и не содержит указанной в статье информации.

В этой ситуации нам остается, надеется только на добросовестность уважаемых авторов и верить в то, что цифры не были ими придуманы, а имеют под собой реальную документальную основу.

По данным Виктора Кригера, научного сотрудника семинара восточноевропейской истории в Гейдельбергском университете в Омской области состояли немцы - спецпоселенцы на учете по состоянию на 1 июля 1950 г. - 39607, а в Тюменской области – 257301. Немцы были переселенны (эвакуированны), по данным В.Н. Земскова, из пригородов Ленинграда, в 1941-1942 годах и расселенные, в том числе на территории Омской области, в состав которой входила в тот момент и Тюменская область2. Это привело к появлению на территории Югры эвакуированных из Ленинграда спецпереселенцев.

Переселялись также немцы, выселенные из Поволжья, ранее расселенные на юге области (сохранился список из 151 немца из Поволжья, закрепленного за Самаровским консервным комбинатом3).

Так из числа депортированных в Омскую область немцев-спецпереселенцев в Ханты-Мансийский округ было выселено 4174 человека4.

Переселенцы были задействованы на различных видах работ. Большинство переселенцев трудилось на ловле (917 человек), обработке рыбы (338), строительстве (559). Значительная часть, сопоставимая, вероятно, с количеством лиц, задействованных на строительных работах, обслуживала подсобное хозяйство5.

Депортанты передавались, в первую очередь, организациям госрыбтреста (рыбзаводам, консервным комбинатам и др.), эти предприятия по согласованию с трестом могли передавать их в организации, не относящиеся к рыбной промышленности.

Директора предприятий руководствовались указаниями начальства. Они гласили: «…весь контингент, завезенный Вам в порядке переселения, поступает в полное распоряжение завода (комбината) и должен быть использован в первую очередь на лове и, во вторую очередь, на всех остальных работах, связанных с рыбной промышленностью»1.

Трудоспособных переселенцев на территории Югры распределили следующим образом: в колхозы – 779 человек, в другие организации – 575 человек, осталось на рыбозаводах – 2886 человек. Последние были использованы на лове и обработке рыбы – 43,4 % от общего количества, 19,3% - на строительстве, 26,2% - на прочих работах, и 10,9% остались без определения на работу ввиду наличия малолетних детей, болезней и отсутствия теплой одежды.

В Ямало-Ненецком округе передали: в колхозы – 45 человек, в другие организации – 292; осталось на рыбозаводах – 3965. Труд принудительных мигрантов на заводах использовался на лове и обработке рыбы – 23,9 %; строительстве – 24,9 %; прочих работах – 49,8 %; не работали, из-за наличия малолетних детей, болезней и отсутствия теплой одежды – 1,4 %2. С первых дней работы немцев предприятия Ямалгосрыбтреста не обеспечили им нормальных условий труда. Часть спецпереселенцев послали на строительство моторно-рыболовецких станций и новых предприятий по добыче и обработке рыбы. Другую часть немцев мобилизовали на изучение специальностей, связанных с добычей и переработкой рыбы. Немцы Поволжья быстро приспособились к условиям работы в рыбной промышленности без всяких подготовительных курсов3.

Но основная масса немцев была поставлена отсутствием нормальных условий труда в жестские условия выживания. Не было возможности просушить одежду и обувь, из-за отсутствия теплой одежды, спецовок и обуви многие не могли выйти на лов рыбы, а следовательно не выполняла нормы. «Мы абсолютно не рыбаки, у 90% семей нет мужей, все они на трудовом фронте, …большинство детей и женщин, которые не могут не только рыбачить, но даже не могут грести и управлять лодкой». Но даже при таких условиях многие немцыперевыполняли план по добыче и обработке рыбы на 100-160%. Таким образом, в Омской и Тюменской областях в годы военного лихолетья стала развиваться рыбная промышленность. В 1943 году Тобольский округ заготовил 51,4 тысяч центнеров рыбы, достигнув наивысшего показателя за всю историю местного рыболовства. В Ханты-Мансийском округе в тот год выловили 311808 центнеров рыбы. Продукция рыбной промышленности вдвое увеличилась против 1940 года и достигла 78% к общему объему валовой продукции округа. Вылов рыбы в 1943 году в Ямало-Ненецком округе составил 226,4 тысяч центнеров (до 1942 года там ежегодно вылавливали около 100 тыс. центнеров). Всего Обь-Иртышский рыбный фронт дал стране более трех миллионов центнеров рыбы. В этом есть немалый вклад в решении продовольственной программы и немцев-спецпереселенцев.




с. 1 с. 2 ... с. 14 с. 15

скачать файл