Егорова И. В., Смирнова Е. А


с. 1
Егорова И.В., Смирнова Е.А.

НИУ «Высшая школа экономики», г. Пермь
Межъязыковые и внутриязыковые ошибки при формировании искусственного билингвизма
В данной статье рассматривается вопрос о роли межъязыковых и внутриязыковых ошибок и причинах их возникновения в речи искусственных билингвов.

The article focuses on the role of interlingual and intralingual errors and their causes in non-natural bilinguals’ speech.

В условиях глобализации система образования претерпевает заметные изменения, приспосабливаясь к заказам и возможностям современного общества. Интегративные процессы в социально-экономической и политической сферах жизни мирового сообщества создают благоприятные условия для изучения иностранных языков. В связи с этим неизбежно встает вопрос о таком понятии как билингвизм. 

Билингвизм определяется как способность владеть двумя или более языками (БЭС эл.р.). Различают естественный (бытовой) и искусственный (учебный) билингвизм. Как отмечает В.П. Белянин, естественный билингвизм возникает при погружении человека на длительное время в соответствующую языковую среду благодаря широкой речевой практике, при этом специфика языковой системы может оставаться неосознанной индивидом. Особенностью искусственного билингвизма является необходимость учить второй язык, прилагая волевые усилия и используя специальные методы и приёмы (Белянин 2004: 156).

Считается, что в основе билингвизма лежат те же речевые механизмы, с помощью которых осуществляется общение на родном языке, т.е. процессы овладения родным и иностранным языком во многом схожи. Однако изучение иностранного языка характеризуется и рядом отличий от изучения родного. В частности, при изучении родного языка у ребенка еще отсутствует возможность соотносить языковые явления с языковой системой, поскольку у него еще нет представления о ней. Языковые образцы формируются в сознании ребёнка шаг за шагом, благодаря погружению в языковую среду, что приводит к тому, что его язык постепенно начинает соответствовать языку окружающих (Левицкий 2010: 10). При изучении же иностранного языка у говорящего уже имеются представления о системе и норме известного ему родного языка, поэтому овладение новым языком неизбежно осуществляется через призму уже освоенной и осознанной системы своего языка (Завьялова 2001: 61).

Исследователи проблемы усвоения иностранного языка взрослыми отмечают, что в полном объёме усвоение языка возможно лишь, если оно начнется до 12-14 лет. Взрослым гораздо сложнее изучить иностранный язык в силу ряда известных обстоятельств. Большинство из них так и не овладевают иностранным языком, особенно фонологией. Их речь не свободна от движений артикуляционного аппарата, характерного для родного языка, что является причиной практически неустранимого иностранного акцента (Белянин 2004: 159). Взрослые люди при переходе на другой язык по инерции применяют привычные им синтаксические структуры и способы лексико-семантической категоризации. С. Пинкер называет такие модели «окаменелостями», которые часто не поддаются исправлению. «Конечно, индивидуальные различия велики и зависят от прилагаемых усилий, отношения, количества уделяемого времени, качества обучения и просто способностей, но, похоже, что существует потолок даже для самых талантливых взрослых при самых благоприятных обстоятельствах» (Пинкер 2004: 277).

Другая трудность овладения иноязычной речью в аудиторных условиях, заключается в том, что при изучении неродного языка в данных условиях «знания о системе изучаемого языка подаются на фоне одной лишь нормы – полной дидактической нормы данного языка». Для овладения другими нормами реализации системы неродного языка, как правило, нет естественных условий и достаточного количества времени. Так, создается ситуация, когда языковая компетенция сочетается с неполной коммуникативной компетенцией (Каспранский 1984: 68).

Учитывая сложность процесса овладения иностранным языком, в особенности для взрослых людей, следует отметить неизбежность появления различного рода ошибок. В частности, В.П. Белянин выделяет:



М. Спратт отмечает, что внутриязыковые ошибки являются частью внутреннего языка обучающегося, т.е. его собственного варианта иностранного языка, на котором он говорит в процессе обучения (Спратт 2005: 44). Изучающие иностранный язык неосознанно анализируют и реорганизуют свой внутренний язык, таким образом, он не является статичным образованием, а постоянно изменяется по мере дальнейшего изучения языка.

Отмечается, что внутриязыковые ошибки делают и дети, изучающие родной язык, что является частью нормального языкового развития (Белянин 2004: 160). Например, англоязычный ребенок часто путает формы глагола, говоря I goed* вместо I went.

В.П. Белянин полагает, что так называемые «ошибки развития» связаны с тем, что изучающие иностранные язык пытаются облегчить себе задачу изучения нового для них языка, используя при этом ряд стратегий. К ним относятся:


  1. сверхгенерализация — выход за границы применения некоторого правила (goed* вместо went);

  2. игнорирование ограничений на применение некоторого правила — применение правила к языковому материалу, который этому правилу не подчиняется (interestinger* вместо more interesting);

  3. неполное применение правила — использование более простых правил вместо более сложных;

  4. формирование ошибочных гипотез в отношении изучаемого языкового явления как следствие неправильного понимания некоторых особенностей языковых явлений изучаемого языка и ряд других стратегий (там же).

Следует отметить, что человек, изучающий иностранный язык, может не только применять новые правила (порой неправильно), но и избегать применения таких правил иностранного языка, аналогов которым нет в его родном языке, т.е. он выступает не как пассивный транслятор одной системы в другую, а проявляет речемыслительную активность (там же).

По мнению М.Спратт, как межъязыковые, так и внутриязыковые ошибки могут исчезнуть самостоятельно, без дополнительной коррекции, по мере дальнейшего усвоения иностранного языка. Коррекция оправдана только, тогда когда изучающий иностранный язык достиг соответствующей ступени развития и готов к восприятию того или иного правила (Спратт 2005: 45).

Овладение новым языком предполагает как познание новых языковых явлений, так и приобретение стратегий оперирования языковыми знаниями, которые могут применяться и для родного языка. Продуктом этих процессов выступают новые варианты лингвокультурных моделей, которые и составляют расширенное когнитивное пространство искусственного билингва. Но поскольку языковая и коммуникативная компетенция изучающего иностранный язык проявляется в искусственных условиях, то именно искусственный билингвизм потенциально провоцирует возможные ошибки и коммуникативные неудачи (Черничкина эл.р.).

Таким образом, межъязыковые и внутриязыковые ошибки являются неотъемлемой частью процесса изучения языка. Их наличие свидетельствует о работе когнитивных механизмов, которая проявляется в экспериментировании с языком для его дальнейшего усвоения.


Список литературы


  1. Белянин В.П. Психолингвистика.- М.: Флинта, 2004. – 232 с.

  2. Большой Энциклопедический Словарь (БЭС) http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/139314

  3. Завьялова М.В. Исследование речевых механизмов при билингвизме (на материале ассоциативного эксперимента с литовско-русскими билингвами) // «Вопросы языкознания» № 5 (сентябрь-октябрь). Москва, 2001, стр. 60-85.

  4. Каспранский Р.Р. Элизия и фонетический эллипсис … - М.: Наука, 1984. - 175с.

  5. Левицкий Ю.А. Альтернативные грамматики: Стадии развития человеческого языка. – М.: Изд-во ЛКИ, 2010. – 176 с.

  6. Пинкер С. Язык как инстинкт: Пер. с англ. / Общ. ред. В. Д. Мазо. — М.: Едиториал УРСС, 2004. - 456 с.

  7. Черничкина Е.К. Искусственный билингвизм: лингвистический статус и характеристики: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук. - Волгоград: 2007. http://vak.ed.gov.ru/common/img/uploaded/files/vak/announcements/filolog.doc

  8. Spratt M., Pulverness A., Willams M. The TKT Course. - Cambridge University Press, 2005.






с. 1

скачать файл