1 Роднов М. И. Стерлитамакская пристань и хлебная торговля в крае


с. 1 с. 2 ... с. 10 с. 11
АССОРТИ-1

Различные статьи последних лет1:
Содержание:

1) Роднов М.И. Стерлитамакская пристань и хлебная торговля в крае в конце XIX – начале XX веков // В центре Евразии / Отв. ред. Д.П. Самородов. Стерлитамак, 2007. Вып. IV – V. С. 44 – 50.

2) Роднов М.И. Уфимский хлеб в Ревеле // Башкортостан: история и современность: материалы межрегиональной научной конференции, посвящённой 90-летию образования Башкирской автономной советской республики. 24 апреля 2009 г. Стерлитамак, 2009. С. 45 – 49.

3) Роднов Михаил. Башкиры на страницах уральской прессы начала XX века // Бельские просторы. 2008. № 6. С. 140 – 148.

4) Роднов М.И. Роль среднего и мелкого бизнеса в хлебной торговле Уфимской губернии на рубеже XIX – XX вв. // Вестник БИСТ (Башкирского института социальных технологий). 2009. № 1 (1). С. 55 – 62.

5) Роднов М.И. Из истории межрегиональных экономических связей на рубеже XIX–XX веков. Хлебная торговля: Рязань – Уфа // Вестник Рязанского государственного университета имени А.А. Есенина. 2008. № 4 (21). С. 77 – 83.

6) Роднов М. Материалы по истории Мензелинского уезда Уфимской губернии на страницах «Уфимских губернских ведомостей» во второй половине XIX в. // Гасырлар авазы – Эхо веков (Казань). 2009. № 1. С. 170 – 172.

7) Роднов М.И. Горнозаводской хлебный рынок Уфимской губернии на рубеже XIX–XX вв. // Мобилизационная модель экономики: исторический опыт России XX века: сборник материалов всероссийской научной конференции. Челябинск, 28–29 ноября 2009 г. / Под ред. Г.А. Гончарова, С.А. Баканова. Челябинск, 2009. С. 454 – 459.

8) Роднов М.И. Предпринимательское хозяйство башкир Зауралья в начале XX в. // Проблемы и перспективы конкурентоспособного воспроизводства в Башкирском Зауралье: Материалы Республиканской научно-практической конференции (25 сентября 2008 г.). В 3-х частях. Ч. II. Уфа, 2008. С. 59 – 63.

9) Роднов М.И. Образ предпринимателя Южного Урала в первой половине XIX в. // Труды института крестьяноведения Южного Урала им. В.П. Данилова. Вып. 3. Оренбург, 2010. С. 219 – 224.

10) Роднов М.И. Забытые предания // Урал-Алтай: через века в будущее: Материалы III Всероссийской тюркологической конференции, посвящённой 110-летию со дня рождения Н.К. Дмитриева. Т. II. Уфа, 2008. С. 186 – 188.

11) Роднов М.И. Мордовское население Западной Башкирии в 1920 г. // Центр и периферия (Научно-публицистический журнал) (Саранск). 2009. № 2. С. 36 – 42.

12) Роднов М.И. Уфимский хлеб в Кёнигсберге // Северо-Запад в аграрной истории России / Под ред. В.Н. Никулина. [Калининград], 2008. С. 215 – 218.

13) Роднов М.И. Археологическая информация на страницах «Уфимских губернских ведомостей» (1865 – 1895 годы) // Уфимский археологический вестник / ИИЯЛ УНЦ РАН. 2008. Вып. 8. С. 130 – 133.

14) Роднов М.И. Экономические связи Санкт-Петербурга и Уфимской губернии (на примере хлебной торговли в конце XIX – начале XX века) // Аграрная экономика в контексте российских модернизаций XIX – XX веков: эволюция и кризисы / ред. кол.: С.А. Есиков [и др.]; гл. ред. В.А. Лабузов. Оренбург, 2009. С. 292 – 299.

I.

Опубликовано: Роднов М.И. Стерлитамакская пристань и хлебная торговля в крае в конце XIX – начале XX веков // В центре Евразии / ФАПО СГПА / Отв. ред. Д.П. Самородов. Стерлитамак, 2007. Вып. IV – V. С. 44 – 50.


стр. 44: Роднов М.И.

(Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской Академии Наук, г. Уфа)

Стерлитамакская пристань и хлебная торговля в крае

в конце XIX – начале XX веков
Во второй половине XIX в. происходит бурное развитие торгового земледелия на юге Башкортостана, растут посевные площади, увеличиваются сборы хлебов, в первую очередь яровой пшеницы, занимавшей первое место среди всех зерновых культур. Один из центров сельскохозяйственного производства сложился на плодородных землях правобережных волостей Стерлитамакского уезда. Южная степная и лесостепная «окраина» Уфимской губернии (юг Белебеевского и Стерлитамакского уездов) представляла собой, – по данным агронома И.Л. Орлова, – зону товарного производ­ства зерна (пшеница – 48%, овёс – 27, рожь – 12% всех посевов). Живот­новодство везде имело потребительский характер1. Согласно переписи 1912–1913 гг. крестьяне Стерлитамакского уезда засевали 450 547,75 дес. (травами ещё 693,25 дес.)2, а валовой сбор зерна в 1913 г. составил 31,1 млн пуд. (пшеницы – 8,1 млн, овса – 6,7, ржи – 4,1 млн пуд.)3. Именно в Стерлитамакском уезде сложился к началу XX в. крупный район предпринимательского, фермерского хозяйства4.

стр. 45: По данным уфимских статистиков на начало 1910 г. в Стерлитамакском уезде у населения оставалось 3 099 423 пуда хлебных запасов, в складах и зернохранилищах имелось 2 486 171 пуд, а в сельских хлебозапасных магазинах было сосредоточено ещё 104 404 пуда5.

Производство и сбыт зерна являлись стержнем всей экономики уезда, в Стерлитамаке и окрестностях быстро развивалась перерабатывающая промышленность, действует целый ряд крупных хлеботорговых фирм. В 1900–1901 гг. в Стерлитамакском уезде имелось 175 мукомольных мельниц и обдирочных заведений, где трудилось 95 (наёмных) рабочих, а валовой оборот составлял 67 587 руб. (второе место после Уфимского уезда)1. К 1911 г. в уезде существовали 147 однопоставных водяных мукомольных мельниц, 153 на два постава, 46 на три, 5 четырёхпоставных и одна водяная мельница имела 5 мукомольных поставов, 35 разных ветряных мельниц, 5 паровых, 4 нефтяные (на нефтяном двигателе), 7 турбинных, одна с газо-генераторным двигателем, 3 крупчатые мельницы (две паровые и одна газо-генераторная), 3 паровых крупянки, 79 простейших обдирок для получения крупы, две толчеи и 7 зерносушилок2.

В 1913 г. из работавших в Стерлитамакском уезде 23-х (крупных) мукомольных мельниц, крупчаток и сушилок, на 14, по которым имеются данные, сумма оборота составляла 1 249 600 руб., а прибыль – 84 400 руб.3 В 1915 г. в число предприятий, подчинённых надзору фабричной инспекции, входили по Стерлитамаку: мельница В.Г. Агафонова (5 рабочих), лесопильно-мукомольное заведение В.И. Альшанского (10–25 чел.), крупчатка и крупянка А.В. Кузнецова (98 чел.), крупчатная мельница братьев А.З. и М.З. Утямышевых (22 чел.), кожевенное и мукомольное заведение М.А. Симонова (20 чел.). В селе Левашёво находилась крупчатка и крупянка Администрации по делам Е.К. и С.А. Аверьяновых (110 чел.), близ города располагалась также крупчатная мельница В.П. Стрелковой (22 чел.) и её же мельница отсевной и обыкновенной муки (15 чел.)4. Ведущие стерлитамакские фирмы работали несколько десятилетий, Е.К. Аверьянова с 1883 г., А.В. Кузнецов с 1888 и В.П. Стрелкова с 1860 г.5

По сведениям уфимской биржи в Стерлитамаке на 1911 г. действовало пять крупчаток, производивших качественную пшеничную муку. Мерой учёта здесь служил так называемый «перевал», равный 1200 пуд. переработанного зерна. В год на предприятии Стрелковой объём выработки составлял 98 перевалов, у Милованова – 84, Аверьяновых – 79, Попова – 22, по мельнице Кузнецова нет сведений6.

Производство и переработка зерна способствовали процветанию хлебной торговли. К 1900 г. в самом Стерлитамаке торговали мукой Е.К. Аверьянова (ул. Дворянская, дом Сайдашева), А.П. Макеев (Базарная площадь) и В.В. Орлов, зерновым хлебом – А.В. Кузнецов, А.А. Михайлов, В.А. Осипов, К.Д. Ростовцев7. В 1907 г. наиболее крупная хлеботорговая фирма в Стерлитамакском уезде, – по сведениям уфимского земства, – принадлежала Рахманкулову1. В мае 1917 г. Стерлитамакский торгово-промышленный союз сообщал в Продовольственную управу, что крупными хлеботорговцами, продающими муку, овёс и прочее, считаются В.В. Орлов, Д.И. Крюков, С.Н. Владимирцев, Н.Ш. Усманов, А.-Г. Адильгареев, В.С. Рыгалов 1-й, Г.С. Турецкий, А.А. Семёнов, А.А. Михайлов. К мелким хлеботорговцам были отнесены А. Сейфутдинов, Ш. Баркеев, Абильфазыл Сагитов, Д.Д. Васильева, П.И. Наумов, З. Маликов, Х. Бурханчин, Ф. Акчурин, Р.Е. Большаков, И.Н. Власов, Абдулла Сагитов, М. Шахмаев, Х. Масагутов, Ш. Шахмаев. Отдельно выделялись также мелкие предприниматели, торговавшие хлебом на сенном базаре: И. Галиев, Г. Габзалилев, Р. Абубакиров, И. Фаткуллин, Г. Бурханчин, Г. Ягафаров, Г. Фаткуллин, З. Абубакиров, Х. Альханов (или Асыханов – авт.). В апреле 1917 г. добавляли, что мукой торгуют владельцы мельниц – торговые дома А.В. Кузнецов с С-ми [Сыновьями] и Утямышевых, а также Администрация Аверьяновых2.

стр. 46: На 1 января 1914 г. в Стерлитамаке имелось 88 заведений, занимавшихся хлебной торговлей, в уезде ещё 56. По 59 городским предприятиям, по которым есть вся информация, сумма оборота составляла 2 152 400 руб., а чистая прибыль – 85 280 руб.3 Функционировало множество разнообразных амбаров и складов под хранение зерна, муки или крупы. Например, у фирмы Аверьяновых был «элеватор каменный, крытый железом, вмещающий в себе до 50 000 пуд. пшеницы» стоимостью в 5 тыс. руб.4

Однако «слабым звеном» местного бизнеса оставались коммуникации. Крупнейший центр производства муки и зерна и в начале XX в. обслуживался в основном допотопным гужевым транспортом. В феврале 1910 г. на запрос управляющего Уфимским отделением Госбанка А.Ф. Квецинского купец Алексей Васильевич Кузнецов сообщал в письме. «Собрал Вам кое какие сведения. В Стерлитамаке в нынешний сезон от сентября 1909 года разными фирмами было куплено хлеба около 3 200 000 пудов. Из этого количества вывезено гужом на линию железной дороги 235 000 пуд., переработано хлеба, преимущественно пшеницы на муку, и продано в пределах губернии – 800 000 пуд., приготовлено к вывозке в Рыбинск из Табынска 235 000 п. и [Стерлит. хлеба око(ло) 2 000 000 пуд – вписано позже, авт.]. Остаётся в складах в Стерлитамаке 250 000 пуд. Вывезено из уезда на линию железной дороги преимущественно ржи, пшеницы, гречи около 700–800 тысяч пуд., этот хлеб вывозили непосредственно на жел. дорогу, минуя Стерлитамак»5.

Из письма А.В. Кузнецова видно, что лишь около 10% хлеба вывозилось по реке, а весь остальной уходил гужевыми обозами. Проблемы с транспортировкой, по всей видимости, способствовали развитию мукомольной промышленности в Стерлитамаке, продукцию которой выгоднее было вывозить, чем хлеб в зерне. В удалённых от основных торговых путей районах он стоил значительно дешевле. Например, в конце XIX в. рожь, овёс и гречиха продавались в среднем в Стерлитамаке по 46, 39 и 48 коп. за пуд, в Мелеузе – 42, 35, 48, тогда как в Уфе – 60, 45 и 54 коп. Местный бизнес и власть предпринимали отчаянные попытки добиться строительства железной дороги. Ещё в 1902 г. стерлитамакский купец Зариф Ибрагимович Утямышев выдвигал проект магистрали Шафраново – Стерлитамак1. Потом долго «пробивался» вариант Оренбург – Уфа – Кунгур через Стерлитамак2, но до 1917 г. велись лишь проектные работы3.

В поисках удобных и дешёвых транспортных путей для вывоза хлеба внимание стерлитамакского купечества обратилось к реке Белой, возле которой город и находился. Попытки организации регулярного судоходства предпринимались ещё в XVIII в., когда была заложена Ашкадарская пристань для отгрузки илецкой соли4. После основания в верховьях Белой металлургических заводов, продукция которых сплавлялась весной и мимо Стерлитамака проносились большие караваны, в крае началось массовое судостроение. Деревянные баржи, на которых вывозились грузы, служили только одну навигацию, в месте прибытия их продавали на дрова или стройматериалы.

Деревянное судостроение было широко распространено по лесным губерниям России5. Размеры типов судов менялись в зависимости от назначения, местных условий и пр. На Волге самые распространённые баржи в основном строилось из дерева «и весьма редко из железа. Делают их плоскодонными, как и все речные суда; вместо шпангоутов на днища ставят из елового леса копани, т. е. дерево, выкопанное с корнем. Обшивка и палуба из сосновых досок, которые тщательно проконопачиваются и обмазываются древесной или нефтяной смолой. Трюм баржи составляет один свободный от перегородок амбар, в который грузится товар на подстилках в кулях, мешках или насыпью». Средняя длина баржи составляла до 335 футов (1 фут = 30,5 см), ширина 25–45, осадка при полном грузе 2–9 футов1.

Видимо и в Стерлитамаке также велось судостроение. Известно, что в 1914 г. на р. Ашкадар были изготовлены две барки стоимостью (с оснасткой) в 4800 и 5000 руб.2 Затраты немалые и под си стр. 47: лу только крупному бизнесу. Наверняка, в течение XIX в. отдельные местные предприниматели по весне сплавляли хлеб на выстроенных судах. Так, среди кредиторов уфимского купца Г.С. Кузнецова, доставлявшего зерно в Рыбинск в 1863, 1867–1868, 1871 гг., упоминаются стерлитамакские купцы Сеитов (выдал в ссуду 940 руб.) и Рафиков (320 руб.)3.

Сразу после начала пароходного сообщения на Белой была предпринята попытка организации судоходства и в верховьях. В сентябре 1859 г. 45-сильный пароход «Ольга», принадлежавший обществу «Дружина», предпринял попытку подняться вверх по Белой, до д. Псянчино4. Однако скоро судовладельцы убедились в капризном характере бельского фарватера. Ситуация на 1895 г. характеризовалась следующим образом: «Безусловно судоходною Белую можно считать только в весеннее время, когда сплавляются все важнейшие бельские грузы, как-то: хлеб из Мелеуза, Стерлитамака и Табынска, лес, медь (с Верхоторского завода), железо (с Воскресенского), стекло (с Богоявленского завода) и проч.; в летнюю же межень появляется масса перекатов, при быстром течении и извилистости реки делающих плавание по ней крайне затруднительным. Судоходство пока исключительно сплавное – пароходы не ходят. Лишь весной, в половодье, несколько пароходов проникают в Табынск, а иногда доходят и до Стерлитамака. Иной раз, в исключительно многоводные годы, одному, много двум, пароходам удаётся достигнуть даже до Мелеуза. Но период половодья длится очень недолго, – и пароходы, забрав груз, спешат заблаговременно уйти от наступающего спадения воды»5.

На участке Уфа – Стерлитамак имелось около 15 перекатов с глубинами до 0,4 м, на реке было много островов. Ещё выше Белая приобретала характер горной реки и лишь в половодье стремительно проносились вниз баржи с металлом из Белорецкого (около него находилась земляная плотина с напором до 9 м)6, Кагинского, Авзяно-Петровских заводов. Современники отмечали, что «верховье р. Белой от г. Уфы до Стерлитамака используется главным образом для сплава при весеннем подъёме воды и только какой-нибудь месяц в это же время поддерживается здесь не аккуратное, связанное с трудностями и даже опасностями, пароходное сообщение. Препятствием для правильного судоходства являются не столько перекаты и отмели, сколько бесчисленное количество карчей и камней»1. Летом 1913 г. исследовательская партия изучала фарватер Белой выше Стерлитамака до д. Супхангулово, где (и в Бугульчане) были учреждены водомерные посты2.

Весеннее судоходство было связано с немалым риском. После вскрытия реки ото льда (в 1914 г. это случилось 18 апреля3) плавание велось в сложных условиях, случались аварии. В навигацию 1914 г. 21 апреля ниже Стерлитамака от неизвестной причины сгорела баржа Коробова, гружёная хлебом и корьем (убытка на 14 тыс. руб.), 12 мая сильным штормовым ветром на Саскульский остров был выброшен шедший на лотах из Стерлитамака баркас фирмы Якимовых. Груз пришлось выгрузить на берег и подошедший пароход «Ост» с помощью воротов снял судно. Тёмной ночью 21 мая поднимавшийся вверх по течению пароход «Василий» (владелец Э.Н. Хасабов), имея на буксире гружёный баркас, сел на мель (район Белой от Уфы до Стерлитамака не обставлялся предостерегательными знаками), а баркас с меньшей осадкой продолжал двигаться вперёд и по инерции врезался в корму парохода4.

Повёрстное описание Белой в справочных изданиях начиналось от Стерлитамака (нулевая отметка). Ниже по течению в трёх верстах от города находилось с. Левашёво, далее шли устье р. Селеук (11 в., правый берег), д. Красный Яр (24 в., левый), Дмитриевка (40 в., правый), устье Зигана и Куганака и, наконец, Табынск (75 вёрст от Стерлитамака)5. К началу XX в. выше города существовало несколько пристаней: возле Мелеуза при одноимённой речке, около башкирской деревни Кутушево, при селе Зирган и две пристани Пашковых в Зиргановской волости6. Но вывоз хлеба по Белой осуществлялся только из Стерлитамака и ближних Левашёво и Красного Яра, далее, вплоть до Табынска, хлеб не отправлялся. Вероятно, из-за мелководья в отдельные годы была возможность погрузки только с какой-либо из этих трёх пристаней (Стерлитамак, Левашёво, Красный Яр).

В статистических справочниках, где указывалось движение товаров по воде, отмечалось, что с устья р. Стерли вниз по Белой вывозилось 0,3 млн пуд. грузов, от Левашёво уже 0,4, из Табынска – стр. 48: 0,6 млн7. В издании 1913 г. приводились иные данные: Стерлитамак – 0, Красный Яр – 0,1 млн пуд., Табынск – 0,2 млн пуд., сплавлявшихся по Белой8.

Речной флот, в отличие от железных дорог, развивался исключительно силами частного капитала, государство лишь контролировало движение и наладить регулярный учёт бесчисленных больших и малых пароходов и барж, совершавших в одну навигацию множество рейсов по самым причудливым маршрутам, было не в состоянии. Поэтому достаточно точной и долговременной информации об объёмах перевозок на речном транспорте не существует. Сохранились лишь отрывочные сведения, особенно по второй половине XIX в.

Уфимский исследователь Н.А. Гурвич в 1883 г. утверждал, что «в последние годы средним числом» Стерлитамакская и Табынская пристани отправляют хлеба 50 000 кулей или 450 000 пуд.1 В 1893 г. податный инспектор Стерлитамакского уезда сообщал в столицу, что в Стерлитамаке скупается до 400 000 пуд. хлеба, который водой отправляется в Рыбинск, «частию в Оренбургскую губернию, в Верхне-Уральский уезд на Авзяно-Петровские заводы. Менее значительные ссыпщики скупленный ими хлеб отправляют в г. Уфу или продают на месте. Изредка наезжают в г. Стерлитамак скупщики хлеба, особенно пшеницы, которые переработав пшеницу в муку на местных мукомольных мельницах, отправляют таковую в г. Петербург» рекой или по железной дороге2.

По данным, использованным В.Ф. Мейеном, из Стерлитамака на р. Стерле в 1894 г. было вывезено 279 тыс. пуд. хлеба, в 1895 г. – 41 тыс. и ещё 56 тыс. пуд. крупы и пшена, в 1896 г. – 155 тыс. хлеба, 47 тыс. крупы и пшена, 10 тыс. пуд. семени льняного и прочего. В 1897 г. отправка упала до 57 тыс. хлеба и 7 тыс. пуд. крупы и пшена, в 1898 г. со Стерлитамакской пристани было отгружено 191 тыс. хлеба (зерно и мука) и 2 тыс. пуд. крупы и пшена3. К началу навигации 1903 г. в Стерлитамаке было заготовлено 245 218 пуд. хлеба (38 889 ржи, 20 000 пшеницы, 67 900 ржаной муки и пр.), в Табынске – 250 425 пуд.4

В зависимости от величины урожая и навигационных условий на Белой из Стерлитамака отправлялось от 64 до 280 тыс. пуд. Возможно, именно нестабильный характер поступления грузов препятствовал развитию судоходства. Под заготавливаемый объём требовалось строить дорогостоящие деревянные баржи, которые нужно было сразу использовать. Это увеличивало риски для предпринимателей, многие из которых, скорее всего, предпочитали более надёжный, хотя медленный и дорогой гужевой транспорт.

В начале XX в. губернское земство и уфимский биржевой комитет начали собирать информацию о заготовках хлеба на пристанях. В Стерлитамаке они составили к началу навигации 1908 г. – 125 000 пуд., в 1909 г. – 850 000, в 1910 г. 1 243 780 пуд. (в Табынске в 1910 г. – 1 006 600 пуд.). Однако отправление грузов было иным. В 1909 г. со Стерлитамакской пристани было вывезено 189 582 пуда хлеба (99 927 ржи, 14 895 гороха, 39 852 овса, 34 908 отрубей), с Левшинской (Левашёвской – авт) – 140 328 пуд. (45 000 ржи, 19 853 муки, 63 875 крупы, 5600 гороха, 6000 овса). В 1910 г. из Стерлитамака по воде отгрузили 168 987 пуд. хлеба (97 267 ржи, 71 720 пшеницы)1.

К открытию навигации 1911 г. на Стерлитамакской пристани заготовили уже 1 324 000 пуд. хлеба (661 000 пшеницы, 610 000 ржи, 3000 овса, 25 000 ржаной муки и пр.). Однако отправлено в 1911 г. было из Стерлитамака 113 119 пуд. хлеба (33 088 ржи, 57 131 муки, др.), с Красноярской пристани – 337 343 пуда (в том числе 139 369 ржи, 68 670 пшеницы, 94 268 овса)2. В 1912 г., видимо, отправки вообще не было из-за сильной засухи и неурожая предыдущим летом. В 1913 г. заготовки на Стерлитамакской пристани составили 519 000 пуд.3 Но по сведениям МПС в 1913 г. было отправлено вниз со Стерлитамакской пристани 76 тыс. пуд. хлеба (19 пшеницы, 57 ржи), с Красноярской пристани – 110 тыс. пуд. ржи4. К началу навигации 1914 г. в Стерлитамаке было заготовлено 340 000 пуд. хлеба (80 000 отрубей, 35 000 пшеницы, 130 000 ржи, 20 000 овса, др.)5.

В 1911 г. обсуждался вопрос о предполагаемой сети элеваторов и зернохранилищ в Уфимской губернии. Во время проведения совещания при Уфимском отделении Госбанка 25–27 мая был оп стр. 49: ределён список основных центров хлебной торговли, где планировалось строительство. По Стерлитамакской пристани приблизительное количество вывозившегося хлеба (данные биржевого комитета и земской управы) определялось опять же в 1 243 780 пуд. (сведения за 1910 г., см. выше), что требовало первоочередной постройки здесь элеватора ёмкостью в 250 000 пуд.6

Как видим, имеющийся цифровой материал сильно различается. С одной стороны, в Стерлитамаке заготавливалось до 1,2–1,3 млн пуд. хлеба, а вывозилось по реке не свыше 330–450 тыс. пуд. (с Левашовской и Красноярской пристанями). Данные Министерства путей сообщения (около 0,3 млн пуд.) ближе к последним. Помимо возможных ошибок и желания преувеличить объёмы хлебной торговли, чтобы «пробить» строительство железной дороги или элеватора, можно предположить, что из находившихся возле Стерлитамакской пристани хлебных складов, водой отправлялась лишь часть зерна, в зависимости от условий навигации, остальной вывозился по гужевым трактам.

Видимо, транспортировкой по Белой занимался ограниченный круг лиц. В навигацию 1908 г. на Стерлитамакской пристани, по данным уфимской биржи, хлеб заготавливал один предприниматель – А.В. Кузнецов, который скупил 125 000 пуд. (в том числе 90 тыс. пуд. ржи)1, что точно соответствует всему объёму (см. выше). В 1911 г. среди хлеботорговцев, отправлявших товар в рыбинский распределительный район, из Стерлитамака упомянут опять один А.И. Кузнецов2.

Согласно переписи 1914 г., в Стерлитамаке проживали два баржевладельца. Всё тому же А.В. Кузнецову принадлежали баржа № 1 (длина 20 саженей, грузоподъёмность 30 тыс. пуд.) и баржа № 2 (18 саж., 20 тыс. пуд.). Обе были построены в 1911 г., а районом плавания названа Волга и притоки. В.Ф. Лапшин из Стерлитамака являлся собственником баржи № 59 постройки 1905 г. (длина 32 саж., грузоподъёмность 55 тыс. пуд.), также ходившей по Волге. Все три судна использовались под разные грузы3, хозяева сдавали их в аренду другим предпринимателям или сами везли товар. В начале XX в. баржи эксплуатировали уже в течение нескольких навигаций.

Из Уфимской губернии водным транспортом подавляющая часть хлеба вывозилась в Рыбинск. Здесь товар продавался, перегружался на железную дорогу или мелкосидящие баржи, которые по Мариинской и другим системам каналов шли в Санкт-Петербург. Большие волжско-камские суда там пройти не могли. В Рыбинске вёлся учёт прибывающих судов. Например, 4–5 июня 1911 г. к местным пристаням подошла баржа № 1 и две коломенки № 17, 19 купца И.Т. Збитнева (местом его пребывания указывался Бирск, он занимался торговлей по Белой и Уфимке, судовладелец) с его же хлебом из Бирска и Тошкурской пристани (р. Танып), а в коломенке № 17 находилось 28 685 пуд. русской пшеницы из Стерлитамака4. В течение 11–12 июня 1911 г. к Рыбинску прибыл под разгрузку караван из трёх барж уфимского торгового дома Братьев Юдаевых. В одном из судов был хлеб с Левашёвской пристани, принадлежавший торговым домам П. Трусов и К° (9035 пуд. пшеницы) и М. Серебряниковой с-вья (31 280 пуд. пшеницы, 8575 пуд. ржи)5.

На этих двух баржах в Рыбинск из Стерлитамака в 1911 г. прибыло 77 575 пуд. хлеба, что составляло 69% от всего отправленного (113 119 пуд., см. выше). Транспортные суда были сравнительно небольшие, грузоподъёмностью до 40 тыс. пуд., рассчитанные на бельское мелководье. Обратим внимание, что в 1911 г. зерно в Стерлитамаке закупали посторонние фирмы.

За 1913 г. изучена вся навигация, среди всех судов, прибывших в Рыбинск из Уфимской губернии, выявлены всего два каравана со стерлитамакским хлебом. Среди пришедших 18–19 мая судов была баржа № 11 И.Д. Кожевникова, где находился груз И.Ф. Кузнецова (57 500 пуд. ржи, 440 гороха, 51 135 пуд. гречневой крупы) и Русского для внешней торговли банка (18 338 пуд. ржи) со Стерлитамакской пристани. Следом подошла баржа из Табынска с хлебом А.В. и И.Ф. Кузнецовых и этого же банка (всего 148 515 пуд.)1. И, наконец, 20 мая 1913 г. к рыбинским причалам прибыл баркас «Люгер» В.И. Самоделкина с грузом В.В. Орлова со Стерлитамакской пристани (19 055 пуд. пшеницы и 16 947 пуд. ржи)2.

Итого, по данным Рыбинского порта, в 1913 г. из Стерлитамака привезли 163 415 пуд. хлебных грузов, а по данным МПС (см. выше) в 1913 г. со Стерлитамакской и Красноярской пристаней было отправлено 186 тыс. пуд. Почти весь товар направлялся именно в Рыбинск.


с. 1 с. 2 ... с. 10 с. 11

скачать файл